10 лет — за жизнь собственного сына

0

Ужгородский горрайонный суд завершил рассмотрение дела об изнасиловании и доведении до самоубийства 10-летнего мальчика. Виновным признали родного отца ребенка, получившего в итоге 10 лет лишения свободы.

Два года назад, 6 июля 2012 г., 10-летний Олег Бойчук (имя и фамилия изменены из этических соображений, поскольку у мальчика остались еще два родных брата) прыгнул с крыши 9-этажки на ул. Легоцкого в Ужгороде и погиб. Случайным свидетелем этого стала женщина из соседнего дома, которая отчетливо видела, как мальчик некоторое время стоял на краю крыши, потом отошел назад, разбежался и прыгнул. Потому сомнений, что это самоубийство, а не несчастный случай, не было.

Предварительная причина суицида выяснилась во время вскрытия — эксперты установили, что приблизительно за две недели до этого ребенок был изнасилован. После первых же следственных действий под подозрением оказался отец Олега. 41-летний ужгородец уже был дважды судим (за кражу со взломом и подделку денег), более того — к тому времени снова находился на скамье подсудимых за развращение падчерицы и старшего сына — того же Олега. Однако, несмотря на это, потерпевший (сын) регулярно виделся с подсудимым (отцом) и даже оставался с ним в одной квартире на ночь. Причины этого, если описать сжато, — сложные семейные обстоятельства, отчаяние матери, равнодушие социальных служб и бесконечная судебная волокита…

Владимир и Александра поженились в 1998 г., у женщины на то время уже была дочь от предыдущего брака. Через несколько лет у супругов один за другим родились еще три сына. А потом возникли неожиданные проблемы. Когда падчерице исполнилось 15 лет (мать тогда на несколько месяцев попала в больницу), отчим начал приставать к ней. Александра, узнав обо всем от возмущенной дочки, выгнала Владимира из дому и оформила развод. В милицию официальное заявление она не писала — пожалела мужа, которому с педофильной статьей в зоне было бы крайне непросто.

После разрыва отношений контакты отчима с падчерицей прекратились, однако со своими сыновьями Владимир, переехавший к родителям, продолжал видеться. Опекунский совет Ужгородской мэрии установил порядок таких встреч — каждые выходные с ночевкой. В октябре 2008 г. после одной из таких встреч старший из сыновей, Олег, которому было шесть лет, проговорился матери, что отец приставал к нему. Его слова подтвердили и младшие братья, которые были свидетелями этого. На этот раз Александра без раздумий пошла в милицию и написала заявление, включив в него и предыдущие домогательства Владимира к падчерице. Милиция возбудила уголовное дело за развращение несовершеннолетних и через несколько месяцев расследования передала его в суд. Там оно и застряло почти на четыре года.

В это трудно поверить, однако факт остается фактом, — даже после передачи дела в суд отец, которого оставили на свободе, взяв подписку о невыезде, все равно регулярно виделся с сыновьями. Александра на вопрос, как она могла отпускать детей к отцу, зная, что тот педофил, объясняла — жить было не на что, муж алиментов не платил, денег не хватало даже на продукты, и потому у нее от отчаяния опустились руки. Были еще некоторые надежды на свекра со свекровью. «Родители бывшего мужа — интеллигентные люди, и я надеялась, что они не позволят сыну сделать с детьми что-то плохое», — говорила Александра. Конец мая и весь июнь 2012 г. Олег с братьями пробыли у бабушки с дедушкой и с отцом. А через неделю по возвращению к матери Олег прыгнул с крыши 9-этажки.

На этот раз Владимиру выдвинули два обвинения — насильническое удовлетворение половой страсти неестественным способом, содеянное относительно малолетнего, что послужило причиной особо тяжких последствий (ч.3 ст.153), и доведение до самоубийства (ч.3 ст.120 Уголовного кодекса). Свою вину отец с самого начала категорически отрицал. Говорил, что смерть сына — не самоубийство, а несчастный случай (мальчик, дескать, случайно упал с крыши), а если и самоубийство, то совершенное из-за психологического давления матери. Относительно же изнасилования, то обвиняемый просто утверждал, что результаты экспертизы сфабрикованы.

Впрочем, для судебной коллегии более убедительными стали доказательства, собранные во время предварительного и судебного следствия. Так, психиатры, исследовавшие поведение Владимира, прямо заявили, что обнаружили у него признаки склонности к педофилии. Что касается мотивов поступка ребенка, эксперты пришли к выводу: к самоубийству Олега побудила ситуация, из которой он не видел выхода, и эта ситуация связана именно с изнасилованием. А то, что ребенок не рассказал об изнасиловании никому из взрослых, указывает на причастность близкого ему человека. Кстати, один из братьев на предварительном следствии во время допроса в присутствии педагога сознался, что Олег рассказывал о сексуальных отношениях между ним и отцом. Однако просил никому об этом не говорить.

Судебное следствие по делу продолжалось почти полтора года. За это время, наконец, был вынесен приговор по первому делу Владимира — за развращение падчерицы и сына. Его признали виновным и осудили до двух лет заключения (приговор уже вступил в законную силу). По второму делу Владимира также признали виновным по обоим обвинениям и осудили в целом до 10 лет лишения свободы.

Прокуратура уже заявила, что подаст на приговор апелляцию, поскольку считает его слишком мягким (более тяжкая из инкриминированных подсудимому статей — о насильническом удовлетворении половой страсти неестественным способом — предусматривает от 10 до 15 лет заключения). Так что точку в деле еще не поставили…

Владимир Мартин
«Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты