Акунин выпускает «Шпиона»

0

Произведения популярного российского писателя Бориса Акунина переносились на экраны не один раз. Достаточно вспомнить одноименные историко-детективные ленты «Турецкий гамбит» и «Статский советник», в которых главного действующего персонажа Эраста Фандорина сыграл сначала Егор Бероев, а затем Олег Меньшиков.

На этот раз киностудия Никиты Михалкова «Три Т» предлагает вниманию зрителей экранизацию «Шпионского романа» из новой серии писателя. Теперь выслеживать врагов, используя свои дедуктивные способности, незаурядный ум и природное обаяние будут старший майор Октябрьский и лейтенант Дорин, а место действия переносится в Москву накануне Великой Отечественной войны. Познакомиться со «Шпионом» в кинотеатрах можно с 5 апреля.

Фильм как гипотеза

Перед тем, как углубиться в подробности создания фильма «Шпион», сделаем небольшой экскурс в историю. Одно из первых донесений о возможном нападении Германии на СССР Лаврентий Берия передал Иосифу Сталину еще в июле 1940 года, почти за пять месяцев до зимнего вечера 18 декабря 1940 года, когда Адольф Гитлер подписал свою директиву № 21 – «План Барбаросса». Начиная с июля 1940 года, разведка постоянно информировала Кремль о том, что Гитлер отказался от вторжения на Британские острова и занят подготовкой к нападению на Россию.

15 июня 1941 года поступила знаменитая радиограмма Рихарда Зорге: «Нападение ожидается рано утром 22 июня по широкому фронту». Подобные предупреждения в тот момент поступили и из ряда других источников, о чем Начальник Главного управления госбезопасности Всеволод Меркулов постоянно информировал Сталина. На одном из донесений Меркулова вождь поставил следующую визу: «Т-щу Меркулову. Можете послать ваш «источник» из штаба герм. авиации к е…й матери. Это не «источник», а дезинформатор. И. Ст.» Сотрудников русской разведки за «дезинформацию» ссылали в лагеря, веря вождю, что Гитлер на нас не нападет.

В то же время советская разведка в тот период была одной из самых мощных разведок мира. Их финансовые возможности были неограниченными, разведывательная сеть охватывала 45 стран, в которых действовали 300 легальных и нелегальных резидентур, работавших самостоятельно и часто не подозревавших о существовании друг друга. Информация, которую посредством секретных операций добывали советские разведчики, представляла такого рода материал, который являлся предметом мечтаний для разведки любой страны.

Итак, к середине 1941 года руководство СССР обладало более чем достаточной информацией для того, чтобы в ближайшее время ждать нападения со стороны фашистской Германии. Тем не менее, Иосиф Сталин упорно отказывался верить в близость войны. Почему и как это случилось? Гипотез множество и одна из них – в фильме «Шпион».

Исторический блокбастер о двух героях

Весна 1941 года. Накануне большой войны германская разведка проводит сложную, многоходовую операцию, цель которой — убедить советское руководство в том, что нападения не будет. Задание поручено суперагенту под кодовым именем «Вассер». Вся махина Комиссариата Госбезопасности бессильна перед происками лучшего агента абверовской разведки. Спасать мир, как всегда, приходится одиночкам. Их двое. Один из них — опытный разведчик, другой — мальчишка-боксер. Один — циничный сердцеед, другой впервые влюблен. Один — воплощение чести, другой — преданности. Старший майор НКГБ Октябрьский и лейтенант Дорин становятся на борьбу против гения фашистского шпионажа.

Режиссером ленты выступил Алексей Андрианов, для которого «Шпион» стал дебютной работой. В качестве продюсеров фильм поддержали Леонид Верещагин, Сергей Шумаков, Мария Ушакова. По словам Сергея Шумакова, главной идеей было сделать современной динамичный, остросюжетный фильм, эдакий блокбастер, при этом не искажая литературной основы. Собственно, сильно изменить сюжетную линию создателям фильма и не дал бы сам Борис Акунин, выступивший соавтором сценария. В результате писатель остался доволен фильмом, хотя ряд отступлений сделать все же пришлось.

Козловский с книгой и Бондарчук с усами

Что касается исполнителей главных ролей, на первый план вышли Данила Козловский (лейтенант Дорин) и Федор Бондарчук (старший майор Октябрьский). Съемочную площадку Козловский делил с театральной сценой. Актер стоически не хотел бросать театр, поэтому в дни съемок жил между небом и землей, в самолете или в поезде, мечась между Москвой, где проходили съемки «Шпиона», и Петербургом, где он играл в театре. По словам актера, все время работы над лентой он не расставался со «Шпионским романом».

Алексей Андрианов говорит, что роль Октябрьского – это необычная роль для Бондарчука: «Я еще не видел Бондарчука в таких штуках, какие он делал в нашем фильме. Я думаю, что зрителям будет очень интересно посмотреть на совершенно другого, пока еще неизвестного им Бондарчука». Актер полностью согласен с режиссером. «Такой роли у меня еще не было, в ней есть наивность и безумие от дела, — говорит Бондарчук. — Он ведь даже ходит по-другому этот Октябрьский! И я вместе с ним. В этих галифе чувствуешь себя совершенно иначе! А все эти подтяжки, перчатки, фуражки, кожаный пиджак, сапоги? Все это тебя меняет, невольно даже двигаться начинаешь по-другому. А эти его усы? Они тянут тебя к полу».

Также в кадре мы увидим Владимира Епифанцева в роли капитана Когана, Сергея Газарова в роли Лаврентия Берии, а еще Викторию Толстоганову, Виктора Вержбицкого, Андрея Мерзликина, Алексея Горбунова. Интересен персонаж актрисы Екатерины Мальник. В ее Любови Серовой соединены два прототипа — популярные советские актрисы Любовь Орлова и Валентина Серова. Такова была задумка Акунина и создатели фильма от нее не отказались.

«Шпион» замахнулся на «Холмса» Гая Риччи

Как уже упоминалось, съемки «Шпиона» состоялись в Москве. Часть съемок проходила в павильонах киностудии, но некоторые места действий снимали на выезде. Так, кабинет Берии снимали в реальном интерьере на конфетной фабрике «Красный Октябрь», а в ресторане «Метрополь» реализовали сцену танца Октябрьского с Любовью Серовой. Кроме того, специально для фильма создали двухэтажный троллейбус – такие действительно существовали в Москве, правда, проработали только до 1953 года.

В различных интервью авторы фильма «Шпион», рассказывая об Октябрьском и Дорине, очень часто вспоминают другой знаменитый сыщицкий тандем Жеглова и Шарапова из фильма «Место встречи изменить нельзя». А вот у Федора Бондарчука другие ассоциации: «Взять Гая Ричи с его последним Шерлоком Холмсом. Это более современное прочтение Конан Дойла – довольно наглое хулиганское, Холмс и Ватсон у Ричи стали моложе и менее консервативными, они более отвязные. И это мне тоже близко, думаю, это близко и акунинскому «Шпионскому роману» и нашей экранизации».

Подготовила Мария Борисова,
по материалам «О Видео», Ivona.bigmir.net

Поделиться.

Комментарии закрыты