Алла Тарасова: «Я всегда любила и всегда была любима»

0

Со дня рождения актрисы исполнилось 120 лет
Она, как мало кто, умела воплощать женскую силу, чистоту и красоту чувств, чего так не хватает в нынешней жизни.

«Я очень любила театр»
Родилась Алла Тарасова 6 февраля 1898 года в Киеве. Ее отцом был профессор университета Константин Петрович Тарасов, а мать Леонилла Николаевна — полькой из княжеского рода. Отмечается, что семья жила весело и очень дружно. Они вместе катались по Днепру на лодках, гуляли, устраивали вечера – послушать Тарасовых приходили все соседи. В течение долгих лет Алла Константиновна не распространялась о своем дворянском положении.
В сохраненных архивах МХАТа были найдены анкеты Тарасовой, в которых она писала, что у нее были две сестры и брат. Но со временем выяснилось, что всего в семье было пятеро детей. Ее старший брат Евгений в Гражданскую войну работал в контрразведке под руководством белого генерала Деникина. Об этом актриса долго умалчивала. О сестре Елене в анкетах, датируемых концом 40-х годов, Тарасова писала немного: «Жила во Франции, с семьей связи потеряны». Муж сестры также воевал на стороне белых.
Когда Алле Константиновне исполнилось 15 лет, ее судьба свела с гардемарином Александром Кузьминым, который ухаживал за ней на протяжении трех лет. Уже тогда её со страшной силой привлекал театр. Вместе с подругами она придумывала пьесы, а затем вместе их ставили. Занавесом в этой игре служил большой плед. А когда в Киев на гастроли приехал Московский Художественный театр, то Алла, посмотрев выступления труппы, потом проигрывала в лицах весь спектакль – настолько сильны были её впечатления.
«В юности я с огромным увлечением посещала городской Соловцовский театр, где видела спектакли с участием Веры Комиссаржевской, Степана Кузнецова и многих других талантливых актеров, — вспоминала Тарасова. — Я очень любила театр. Какое это было счастье! Чуть ли не из последних рядов кресел, из-за чьей-то спины смотреть и переживать вместе с героями».

Аллочка-выручалочка
Надо ли говорить, что Алла мечтала стать артисткой. В 1914 году годы она перебралась в Москву и поступила в Школу драматического искусства при МХТ, которая затем была преобразована во 2-ю студию МХТ. И уже в 18-летнем возрасте Тарасова была включена Константином Станиславским в труппу театра и играла с мастером на одной сцене. Её дебютом стала роль Финочки в пьесе Зинаиды Гиппиус «Зелёное кольцо». И хотя выбор неопытной и угловатой девушки на центральную роль театральные деятели тех лет считали неудачным, Тарасова сумела доказать обратное. Критики были повержены и признали бесспорный дар и яркую индивидуальность, а зрители навсегда полюбили актрису.
Интересно, что в театре Тарасову изначально считали непривлекательной. Но как из гадкого утёнка вырос прекрасный лебедь, так и из необаятельной, неловкой и худой барышни с широкими плечами и крупными ногами и руками получилась красавица и вдобавок талантливая актриса. Кузьмин к этому времени стал лейтенантом флота и сделал Алле предложение, на которое она ответила согласием. В 1921 году, после зарубежных гастролей «Качаловской группы» МХАТа, где и служила Тарасова, она не вернулась из США на родину, оставшись в Нью-Йорке. Вместе с супругом открыла кафе, где Алла работала официанткой, а муж варил кофе. Жизнь на чужбине была тяжелой и безрадостной, и когда Станиславский предложил вернуться, Алла Константиновна воспользовалась приглашением.
В Москве актриса поселилась в небольшом домике во дворе театра вместе с сыном и супругом, зачисленным в состав МХАТа техническим сотрудником. Несмотря на стартовый актерский успех, до начала 1930-х годов Алла Тарасова не была премьерной актрисой, а вводилась на роли в уже существующие спектакли. Её называли Аллочкой-выручалочкой за то, что она всегда была готова выступить дублёром и заменить других исполнительниц.
Перелом произошёл в 1933 году, когда она исполнила Негину в пьесе Островского «Таланты и поклонники». А затем событием стала Анна Каренина, воплощённая на сцене Тарасовой. Те, кто видел постановку, уверены, что именной такой написал свою героиню Лев Толстой, и называли работу актрисы выдающейся. Зрители буквально ломились в театр, простаивая за билетами сутки напролёт. Сама Алла Константиновна считала, что своими успехами в первую очередь обязана Станиславскому и его системе. Вторым её учителем был Немирович-Данченко.
Определённого амплуа у Тарасовой не было, и она никогда не тянула творческое одеяло на себя. Не понимая чего-то в современных пьесах, она всё равно серьёзно подходила к роли и прилаживалась к образу, а когда играла спектакль, то в зале звучали овации. Однако Алла Константиновна не бралась за те роли, которые считала неподходящими для себя, или если видела, что кто-то играет лучше. Она радовалась чужим успехам и чужому мастерству.

Загадочная королева сцены
Нельзя не отметить, что на тот момент Тарасова ушла от мужа. Причиной развода стала захватившая ее любовь к прославленному актеру театра Ивану Москвину, бывшему старше возлюбленной на целых 24 года. Этот брак длился около десяти лет. Она писала ему в этот период: «…да почему это так, вдруг Ванечка Москвин, тот Иван Москвин, которого я, будучи еще в гимназии, в Киеве смотрела с трепетом в “Вишневом саде”, первый спектакль, который я видела в МХТ. Я помню, я была как зачарованная от всего, мама сидела со мной, у нас была ложа, и, как только занавес поднялся, она вынула платок носовой и так до конца». Через 10 лет в жизнь актрисы ворвется другой мужчина – генерал-майор авиации Александр Пронин. Москвин же, вернувшись в бывшую семью, на долгие годы останется бессменным партнером Тарасовой на театральной сцене. Однажды Алла Константиновна раскрыла секрет своей неувядающей молодости и энергичности актрисе Ирине Мирошниченко: «Я всегда любила и всегда была любима».
В репертуаре Тарасовой были такие жемчужины, как Маша («Три сестры»), Юлия Тугина («Последняя жертва»), Дездемона («Отелло»), Раневская («Вишневый сад»), Аркадина («Чайка»), Маша («Дядя Ваня»), Мария Стюарт в одноименной постановке. Партнёры говорили, что от Стюарт-Тарасовой в них били молнии – так вдохновенно она играла. Среди бесспорных достоинств Тарасовой – мелодичный и насыщенный эмоциями голос, артистизм, постоянная готовность к работе, мобилизованность, умение слушать и принимать критику, вживание в режиссерский замысел и умение воплотить его максимально точно.
Её обожали зрители и необычайно ценили коллеги. Вот как об Алле Константиновне отзывался её многолетний партнер и друг, знаменитый артист Павел Массальский: «Алла Тарасова, по моему скромному мнению, – великая, а может быть, и величайшая актриса ХХ века. Только не школы Станиславского (хотя она гордилась тем, что была его ученицей). Истоки её искусства нужно искать в гораздо более древней театральной традиции – древнегреческой и средневековой, когда Театр был Театром и еще не старался стать Правдоподобным и Жизнеподобным, изображая “реалии жизни”. Тарасова играла не роль, а самую суть роли. Она была Актрисой, которая провозглашала со сцены или с экрана Вечные Истины и Вечные Ценности, а не изображала сиюминутные жизненные проблемы или характерные особенности отдельного персонажа. Её Вселенная – это мир античных и шекспировских трагедий, мир ярких страстей, сильных личностей, великих потрясений и глубочайших переживаний. Её Тема в искусстве – это Любовь, счастливая или трагическая, но всегда безоглядная, безграничная, самоотверженная и самозабвенная».
Как только не величали современники Тарасову! «Наследница Ермоловой», «Королева сцены», «живая легенда», «символ театра». Она покоряла и пленяла публику. Говорили, что актриса даже раскланивалась по-особенному. К сожалению, театральные работы Аллы Константиновны были записаны поздновато, когда киноплёнка уже предательски выдавала её возраст и «декоративность» постановок. По теперешним меркам в кино Тарасова сыграла немного. Но зато её Катерина в «Грозе», Екатерина в «Петре Первом» и Кручинина в «Без вины виноватые» не перестают восхищать даже искушённых зрителей. А один из критиков точно подметил: «То, что делает Тарасова, по природе своей кинематографично. Она умеет быть выразительной без слов и до слов».
В жизни же Тарасова была цельным и прямым человеком, со своим моральным кодексом, которому следовала. Внешне сдержанная, доброжелательная, с милой улыбкой, но не терпящая панибратства и богемности, она не подпускала людей слишком близко к себе. Возможно, поэтому её считали загадочной.
В Московском Художественном театре (МХАТе) Алла Константиновна беззаветно прослужила более 50 лет и была хранительницей его традиций. Много времени Тарасова отдавала преподавательской деятельности в Школе-студии МХАТ и была чутким педагогом, умеющим потрясающе объяснять и показывать. Вот как она описывает передачу роли Анны Карениной в 1963 году: «Работая с молодой артисткой над ролью Анны Карениной, я отнюдь не навязывала ей трактовки образа и была далека от мысли о каком-либо повторении своей Анны. Мне хотелось, чтобы исполнительница по-своему увидела и своими средствами раскрыла созданный гением Толстого трагический образ женщины».
Очередной работой Тарасовой в театре должна была стать роль Турусиной в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты» по пьесе Островского. Однако во время репетиций дала о себе знать болезнь, и актриса оставила обожаемый театр. Тарасовой не стало 5 апреля 1973 года. В день её смерти должен был состояться прогон постановки, в которой она так и не смогла принять участия. Режиссер Всеволод Шиловский спросил актера Массальского: «Павел Владимирович, вы были другом Аллы Константиновны. Как поступить?» И тот ответил: «Ничего не отменять. Когда у Аллы умерла мать, она играла спектакль».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Суперстиль» (superstyle.ru), Peoples.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты