Анатолий Щелоков: «Мулявин сразу поразил своей харизмой»

0

«Поют, как боги, играют, как дети» — так в середине 70–х о «Песнярах» писали американские таблоиды. Почти 20 лет за гастрольную деятельность ансамбля (а также за костюмы, технику, обеспечение, но главное — звукорежиссуру) отвечал директор коллектива Анатолий Щелоков.

— Я часто вспоминаю те времена, – говорит он. – С ребятами из старого состава общаюсь до сих пор: Дайнеко, Пеня, Мисевич. Дружу с молодежью — Катиковым, Авериным, которые пришли в коллектив уже после моего ухода. Иногда я курирую гастрольную деятельность «Песняров». В прошлом году, например, помогал с организацией концерта к 75–летию Мулявина, чуть раньше там же организовывал концерт к его семидесятому юбилею.
— Как получилось, что после почти двадцати лет работы в «Песнярах» вы покинули коллектив?
— Все просто. Пришла Светлана Пенкина, последняя супруга Мулявина, и все развалилось.
— Вы не единственный из «Песняров», кто так говорит.
— А здесь нечего скрывать. То, что Муля, как называли его близкие друзья, годами строил по кирпичикам, его жена методично разрушала. Наши с ней отношения не сложились с самого начала. Потому что я видел, что это за человек. Скромная актриса с огромным эго. Причем актрисой она была не только на площадке, но и в жизни. Все время играла, оглядываясь на себя. Если говорила какую-то умную фразу, то из роли. Внимательно следила за реакцией собеседника, как он ее воспримет. Она начала режиссировать все наши программы, вносить свои бредовые идеи. Ко мне она и вовсе никогда не обращалась напрямую, если что-то было нужно, говорила Мулявину: «Володя, скажи ему, что…» Из-за нее обстановка в коллективе накалилась до предела.
— Как Владимир Георгиевич это допустил?
— А он был слабохарактерным, нуждался в женском покровительстве. Для него Пенкина была выдающейся актрисой, да еще и с высшим образованием. Он вообще впитывал в себя, как губка, любого нового человека, его идеи, мысли, которые не всегда были новыми и свежими. Поразительно, но сам Володя никогда не считал себя выдающейся личностью. Была бы у него самооценка чуть выше, он, уверен, никогда не позволил бы внедрять в себя чужие идеи. А самооценка у него была очень, очень низкой. Мулявин был как под гипнозом, Пенкина сжимала его со всех сторон, как удав. Когда она только появилась, начала баламутить других «песняровских» жен: давайте, мол, создадим этакий клуб и будем на них влиять. Но никто всерьез ее не воспринял. С ней никто не дружил, хотя все остальные супруги прекрасно ладили и общались между собой.
— На уход из коллектива Леонида Борткевича тоже, говорят, не в последнюю очередь повлияла женщина.
— Да, знаменитая гимнастка Ольга Корбут сыграла в этой истории не последнюю роль. Дело в том, что Борткевич всегда был очень высокого мнения о себе. Когда он женился на Корбут, она начала режиссировать его выступления в «Песнярах». Ольга считала его выдающимся певцом, главным солистом коллектива. Это было очень смешно. Муля смотрел, смотрел на все это, пока не сказал однажды: «Давай, дорогой, с тобой прощаться, мне режиссеры и солисты здесь не нужны».
— Но разошлись они полюбовно?
— Да, Муля ни с кем никогда не ругался. Затем ушел Леня Тышко. Тихо, без скандалов. Потом Мисевич, и в группе начался полный разброд. Мулявин набрал молодежь, новых солистов. Но Пенкина окончательно все сломала.
— Вы общались, пересекались с ней после смерти Мулявина?
— Только однажды. Директор кремлевского зала Петр Шаболтай пригласил ее на тот юбилейный концерт. Не позвать он не мог: она могла начать вставлять палки в колеса, мол, ее санкции на этот концерт не было, начались бы проблемы с авторскими правами. Мы коротко поздоровались и разошлись.
Вообще, супружество с Пенкиной Мулявину ничего не дало. Но он не мог жить без женщины. Точнее, без жены. Ему обязательно нужна была семья, домашний очаг. Поэтому и перерывы между разводами и очередной женитьбой были такими короткими. Когда со второй женой, тоже Светланой, у него не получилось, он пробыл неженатым совсем недолго. В Москве, где «Песняры» снимались в фильме Александра Стефановича «Диск», Володя познакомился со Светланой Пенкиной. Помню, как-то приехали мы с гастролей, а он говорит: «Поехали в Гродно». — «Зачем?» — спрашиваю. «Жениться буду». Пенкина была родом из Гродно.
— А как вы сами познакомились с Мулявиным?
— Я работал в Ульяновской филармонии, где у меня был свой ансамбль «Венец». Гастролировали в Минске, и тогдашний директор «Песняров» Леонид Знак сказал Муле: «Посмотри человека. Подойдет — возьмем к себе на должность звукорежиссера». Мы поговорили, я уехал, и через полгода приходит телеграмма: «Срочно приезжай». Приехал, сразу сел за пульт. Мулявину все понравилось.
— Какое впечатление произвел на вас Мулявин при первой встрече?
— Потрясающее. Поразил своей харизмой, энергетикой. И он совершенно по-другому работал, спустя всего 10 минут после начала репетиции захватывал всех своей деятельностью. Мы дружили долго и серьезно, очень уважали друг друга. Он меня – как специалиста и музыканта. Прежде чем пригласить на работу, узнал всю мою музыкальную подноготную, прослушал все записи. Я ведь когда-то был неплохим джазовым музыкантом, лауреатом международных фестивалей.
— А почему не сложилось с музыкальной карьерой?
— Я окончил Казанский авиационный институт и параллельно музыкальное училище. После института два года строил ракеты, потом ушел в Ульяновскую филармонию, а затем уже началась эпоха «Песняров». Конечно, жалею, что с полноценной музыкальной карьерой не сложилось. Когда закончилась моя история в коллективе, нужно было куда-то идти. Но идти от Мулявина к другим музыкантам — это, по сути, шаг назад. Поэтому вспомнил свою техническую специальность, ушел в автобизнес. Это было время, когда только-только открывались салоны и появлялись западные бренды. С одним из них работаю до сих пор. Смеюсь и говорю, что, когда пойду на пенсию, буду настройщиком, у меня ведь абсолютный музыкальный слух.
— О чем жалеете сегодня? Что могли бы, но не сделали?
— Я уверен в том, что если бы остался, то смог бы переубедить Мулявина, отвлечь его от бредовых идей супруги. «Песняры» могли бы существовать до сегодняшнего дня. Но мне пришлось уйти, я просто понял, что дальше так продолжаться не может.

Юлиана Леонович,
«Беларусь Сегодня» (sb.by)

Поделиться.

Комментарии закрыты