Армия Украины не способна даже на мобилизацию

0

Шесть тысяч человек. Именно такова численность боеспособных военнослужащих в составе Сухопутных войск Украины, заявил и. о. министра обороны страны. Уже хотя бы этот фактор делает заявления некоторых воинственно настроенных персонажей на Украине абсолютно бессмысленными.

«Богатых людей» просят раскошелиться

Глава нового украинского правительства Арсений Яценюк заявил о стремлении урегулировать развивающийся на юго-востоке страны конфликт мирным путем. Яценюк призвал всех успокоиться и «думать в первую очередь головой». «Соотношение вооруженных сил Украины к вооруженным силам России, например, в авиации составляет 1:98», – заметил он, отвечая радикалам, требующим воевать с Россией.

С похожим заявлением выступил Игорь Тенюх, и. о. министра обороны Украины. Вооруженные силы страны находятся в критическом состоянии, заявил он, попросив «богатых и уважаемых людей» выделить средства на восстановление боеспособности армии. По его словам, в настоящее время у Украины на вооружении находятся «только тактика и боевой дух». Тенюх привел в пример мобилизацию сухопутных войск, численность которых составляет 41 тысячу человек. По планам, к мобилизации должны были быть готовы 20 тысяч, однако готовы только 6 тысяч, заявил глава Минобороны страны.

До февральского переворота вооруженные силы Украины (ВСУ) находились в процессе очередного сокращения и реформирования, как обычно, «призванного резко повысить боеспособность». На конец прошлого года их штатная численность была установлена в 168 тысяч человек, в том числе 125 тысяч военнослужащих, а на конец 2014 года – 157 тысяч, из них 119 тысяч военнослужащих. Прошлая осень была объявлена как осень «последнего призыва» в ВСУ. Целью реформы было достижение к 2017 году численности ВСУ всего-то в 115 тысяч, из них около 70 тысяч военнослужащих.

Окончательно задачу сокращения армии украинцы выполнить не успели, как и осуществить решение по переходу на контрактный добровольный способ комплектования. Что будет делать нынешний режим по этому вопросу – неясно, но в любом случае переходить на добровольное комплектование ВС в стране, у которой пустая казна, пока никто не пробовал.

Добавим, что приведенные данные по численности – это по штату, а по факту в любой армии мира в мирное время имеется некомплект. На Украине он должен быть довольно значительным – в низовом звене, согласно официальным же данным, более года назад некомплект достигал примерно 50%.

Состав и его проблемы

ВСУ состоят из сухопутных войск (СВ), ВВС, ВМС и высокомобильных десантных войск (бывшие аэромобильные войска, когда-то ВДВ). Штатная численность СВ составляла до переворота менее 54 тысяч человек. В них три оперативных командования – «Север», «Юг» и «Запад», в каждом – по армейскому корпусу (АК). Наибольшая концентрация войск – в зоне «Запад» (включающей в себя и столицу), самый сильный корпус там же – 8-й АК. Меньше войск в зоне «Север» – граница с Белоруссией и часть границы с Россией. И уж совсем мало в зоне «Юг» – это восток и юг Украины, эту зону можно считать почти демилитаризованной. Туда входил и Крым.

В состав десантных войск входят воздушно-десантные и аэромобильные части, численность – 6 тысяч человек. В Крыму соединений сухопутных войск Украины вообще не было, но есть одна механизированная бригада береговых войск, 36-я, переданная в свое время в состав ВМС Украины (ВМСУ).

В состав СВ входят две танковые, шесть механизированных бригад, артиллерийские, зенитные и иные части.

Часто можно услышать рассказы о мощном танковом парке украинской армии – приводятся данные о 2000 танков и более. Действительно, от СССР Украина получила большой танковый парк, составлявший 5500 машин. Однако этот парк активно распродавался по всему миру (особенно в Африку – по крайне невысоким ценам). Продавались в основном уральские Т-72, но сейчас их запасы почти иссякли. А вот харьковские Т-64 спросом не пользуются ввиду определенных проблем с этим танком (неудачная ходовая, капризный и требующий очень грамотного ухода двигатель, меньший, чем у других советских танков своего времени, ресурс и т. п.).

Всего танков, числящихся на хранении, на Украине действительно более 2000 штук, в основном это Т-64. Но в реальности огромная их масса представляет собой технику в совершенно непригодном для боевых действий состоянии, которая лишь из-за недостатка средств еще не оказалась на переплавке.

Конечно, если потратить средства и время, то танкоремонтный завод и не такое может восстановить. Но тогда возникает другой вопрос: найдутся ли кадры и возможности для восстановления танков в сколько-нибудь заметном количестве? На Украине в последний раз танки проходили капитальный ремонт в 2002 году, и это было всего 10 машин. А ведь даже находящиеся на длительном хранении танки нужно периодически с него снимать, производить регламентные процедуры, замену ряда деталей, а то и проходить капремонт в установленные сроки.

Списочно в ВСУ имеется 616 танков, 2000 легкобронированных машин, 700 артсистем и РСЗО. Большая часть этой техники находится на хранении, и, учитывая, что капитальный ремонт вообще не ведется, с ее боеспособностью есть большие проблемы. Поставок новой техники сухопутчикам, как и модернизации имеющейся, почти не ведется. Например, широко разрекламированная модернизация танка Т-64БВ в Т-64БМ «Булат» – весьма бюджетная, по сути, модернизация – проведена лишь на 80 с небольшим машин. Почти все они сосредоточены в 1-й танковой бригаде в Белой Церкви.

Еще более разрекламированный Т-84 «Оплот» и вовсе в войсках сейчас практически отсутствует, есть лишь несколько штук, в частности, в Академии сухопутных войск.

Проблемы танкового парка взяты как типичный пример – со всей остальной техникой все то же самое. То, что эта техника все еще способна двигаться, объясняется тем, что нормальной интенсивной боевой подготовки на ней никто долго не вел.

В ВВС и ПВО около 40 тысяч человек, списочно имеется около 140 самолетов и 60 вертолетов. На авиабазе Бельбек в Крыму, в 204-й севастопольской тактической авиабригаде им. Покрышкина (название присвоили меньше года назад), самолетов было 49: 45 МиГ-29 и четыре Л-39. Однако в летном состоянии из них оказались только пять или шесть. Многие машины со времен объявления «незалежности», похоже, не красили.

С украинской ПВО ситуация не лучше. Формально от СССР Украине досталась мощная система ПВО, в которой ЗРК только типа С-300 (правда, устаревших модификаций) было более 30 дивизионов, не считая большого количества дальнобойных и надежных С-200, огромной массы С-125 и т. п. На сегодняшний день сняты с вооружения все ЗРК С-200 (модификаций В и М), все С-300ПТ1, даже весьма свежие С-300В1 также утратили свой ресурс, восстанавливать который некому и не на что. Значительную часть более новых С-300ПС, почти все С-300В требуют срочной модернизации или ремонта. Та же ситуация с ЗРК «Бук-М1». Вряд ли на Украине сейчас наберется хотя бы семь-восемь боеспособных дивизионов С-300ПС. В Крыму в двух зенитно-ракетных полках С-300ПС и «Бук-М1» нашлось не более двух-трех рабочих дивизионов.

Хуже всего то, что практически вышли гарантийные сроки хранения по твердому топливу для зенитных управляемых ракет к С-300ПС (ракеты серии 5В55) и «Бук-М1» (ракеты 9М37). Применять такие ракеты попросту опасно – могут взорваться прямо на старте. В России эти ракеты заменяют новыми, например, проводится модернизация в «Бук-М1-2» с заменой на ЗУР 9М317. Украинские предприятия начинали программу модернизации, но финансировалась она плохо.

Во время правления Януковича боеспособность части украинских подразделений все же начала понемногу повышаться. Армию хоть и сокращали, но стали чуть получше одевать, кормить и больше давать ей топлива для учений – чаще стали ездить танкисты, летать летчики. И тут же выяснилось, что общая боеготовность частей находится на нуле, а командиры не умеют управлять войсками. Сказывалось отсутствие боевого опыта (в отличие от российской армии, где даже в годы самого сурового падения не давали расслабиться войны – две чеченских, а затем еще и пятидневная с Грузией в августе 2008, пришедшаяся на уже поднимавшуюся из руин армию).

Некоторые части ВСУ, однако, повысили свою боеспособность по иным причинам. Например, артиллеристы много стреляли, т. к. денег на утилизацию старых боеприпасов иными способами, кроме отстрела, не было. Но опыт этот получен на снятых с хранения старых артсистемах, чуть ли не послевоенных.

В целом ВСУ как реальная боевая сила учитываться не могли даже до начала хаоса в стране. Исключение – некоторые части, например, десантников.

Вопросы мотивации

Отдельный вопрос – моральное состояние ВС Украины. В расколотой «Майданом» стране с поставленной под вопрос легитимностью многие военные рассуждают по принципу «моя хата с краю, а это все – внутренние разборки, армия в них не участвует». Да и подчиняться Киеву военные, с одной стороны, обязаны (вся система связи и управления завязана на центральный командный пункт украинского генштаба – кто его контролирует, тому, получается, и надо подчиняться), но, с другой стороны, многие военные не уверены в легитимности отдаваемых приказов.

При этом в ВСУ существует система, при которой военнослужащие служат недалеко от дома. Это еще один минус с точки зрения новоявленной украинской власти: военных не задействуешь для подавления волнений своего же региона. Да и настроениями региона они проникаются. В итоге ходят слухи, что вслед за МВД в ВСУ будет проведена переаттестация, в ходе которой особое внимание будут обращать на «отсутствие сочувственных настроений к сепаратизму на юго-востоке Украины». Добавим, что, как сообщает РИА «Новости», действия командиров всех уровней 95-й аэромобильной бригады ВСУ (Житомир) будут теперь контролировать «комиссары Евромайдана». Об этом агентству сообщил один из офицеров части.

«К командирам всех подразделений бригады накануне были приставлены политически благонадежные наблюдатели, которые особо «отличились» своей агрессивностью в ходе беспорядков в Киеве», – сказал источник агентства. «Комиссары» обязаны следить за моральным духом командиров подразделений, а также не допускать «малодушия» и отказа от выполнения приказов, исходящих из Киева.

Эффективность подобных мер вызывает серьезные сомнения.

История с флотом

Украинские ВМС, как и пограничная береговая охрана Украины, особой ценности не представляют. Боеспособность дышащих на ладан кораблей и катеров крайне невысока. Значительная их часть или ожидает списания, или уже списана.

Некоторые пограничные корабли частично смогли уйти в Одессу из Балаклавы. А весь остальной корабельный состав ВМСУ заблокирован в трех бухтах Крыма: Северной и Стрелецкой бухте Севастополя и на базе озера Донузлав. Причем на Донузлаве «вежливые люди» (интернет-мем, обозначает вооруженных военных без опознавательных знаков, которые в конце февраля охраняли парламент Крыма, аэропорт Симферополя, ГТРК «Крым» и пр. от возможных беспорядков и не препятствовали работе патрулируемых объектов) использовали тактику брандеров: на фарватере были заякорены, а затем затоплены списанный большой противолодочный корабль «Очаков» и еще один списанный буксир, таким образом блокируя выход украинских кораблей из бухты. «Очаков» долгое время стоял в ремонте, ожидая сначала проекта по модернизации, потом денег на модернизацию, а затем флот потерял к нему интерес в ожидании значительного числа новейших кораблей, и «Очакова», ставшего «черной дырой флота» (деньги-то тратились), списали. Поднять «Очаков» в этом мелком месте, когда все это закончится, будет несложно.
Сам список выглядит солидно:

1. Северная бухта: корвет «Тернополь» U209; корабль управления «Славутич» U510; морской буксир «Корец» U830; буксир «Красноперекопск» U947.

2. Стрелецкая бухта: подводная лодка «Запорожье» U01; ракетный катер «Прилуки» U153; ракетный корвет «Приднепровье» U155; корвет «Луцк» U205; корвет «Хмельницкий» U208; корабль управления «Донбасс» U500; гидрографический катер «Сквира» U635; спасательное буксирное судно «Кременец» U705; поисково-спасательное судно «Изяслав» U706; транспорт «Джанкой» U754; транспорт «Судак» U756; танкер «Бахмач» U759; танкер «Фастов» U760; судно размагничивания «Балта» U811; судно контроля физполей «Северодонецк» U812; судно «Шостка» U852; плавсклад «Золотоноша» U855;  буксир «Дубно» U953; судно-мусоросборщик U954; катер «Чигирин» U540; учебные катера «Смила» U541 и «Новая Каховка» U542; противопожарный катер «Борщив» U722; водолазные катера «Ромны» U732 и «Токмак» U733; санитарный катер «Сокаль» U782; пассажирский катер «Ильичевск» U783; плавкран «Каланчак» U802; катер «Коростень» U853; катер U926 (СБУ).

3. Донузлав: корвет «Винница» U206; морской тральщик «Чернигов» U310; морской тральщик «Черкассы» U311; рейдовый тральщик «Геническ» U360; средний десантный корабль «Кировоград» U401; большой десантный корабль «Константин Ольшанский» U402; противопожарный катер «Евпатория» U728; транспорт «Горловка» U753; морской буксир «Ковель» U831; противодиверсионный катер «Феодосия» U240; катер-торпедолов «Херсон» U891; буксирный катер «Новоозерное» U942.

Но в реальности большая часть этих плавединиц – либо ожидающие списания откровенно устаревшие корабли, либо вспомогательные суда. Какой-то интерес могут представлять лишь несколько малых противолодочных кораблей (называемых в ВМСУ корветами), пара ракетных катеров и БДК «Константин Ольшанский», но и тем нужен ремонт, если кому-то потребуется их использовать.

«Не стреляйте в русских братьев»

Остается добавить, что высокопоставленные украинские военные категорически против войны. Доказательством этому является хотя бы недавнее отстранение от должности сразу трех замминистра обороны страны – по сообщениям ряда источников, они отказались планировать наступательную операцию на Крым, за что и были уволены.

«Любые попытки втянуть ВСУ в вооруженный конфликт выглядят преступлением». Это – цитата из обращения начальника генштаба вооруженных сил Украины Юрия Ильина к украинским солдатам и офицерам. «Храните хладнокровие и выдержку, не совершите трагическую ошибку, исправить которую будет невозможно. Не стреляйте в наших русских братьев, ни при каких обстоятельствах не открывайте огонь на поражение…»

Ярослав Вяткин,
«Взгляд»

Поделиться.

Комментарии закрыты