Черная метка для Сомали

0

Страны Еврозоны продлили до конца 2014 г. сроки действия карательных операций «Аталанта», направленной против сомалийских пиратов. Отныне список полномочий военных пополнился эксклюзивным правом наносить ракетно-бомбовые удары по сухопутным базам морских разбойников. На очереди — обсуждение возможности проведения анипиратских спецопераций с участием сил НАТО.

Отхожий промысел

Со времен гражданской войны начала 90-х гг. за Сомали закрепилась репутация мертвой зоны: фактически государственности в стране нет уже 20 лет. В качестве верховной власти в стране мировое сообщество позиционирует совершенно недееспособное Переходное федеральное правительство Сомали, которое контролирует лишь отдельные районы столицы – города Могадишо и несколько окраин, в то время как оставшиеся земли разделены между враждующими кланами, представители которых в свободное от разборок время промышляют пиратством. Новоявленные флибустьеры демонстрируют высокий уровень организации преступлений и небывалую оперативность в отслеживании маршрутов жертв, что дает основание предполагать наличие координационных центров морского разбоя на суше. Помимо прочего, у пиратов хорошо налажена наводка: сомалийцы давно не разбрасываются по мелочам, атакуя преимущественно суда, перевозящие особо ценные и стратегические грузы. Типичная схема преступления выглядит следующим образом: вдоль побережья Сомали курсируют корабли-матки, замаскированные под торговые суда.

Запеленговав подходящую мишень, судно-база подбирается к ней и высаживает десант на быстроходных катерах, который берет судно на абордаж, захватывает груз и заложников, после чего отрывается от погони береговой охраны и возвращается на базу.

Поскольку сомалийский народный промысел в Индийском океане создает угрозы для перемещения товаров из Африки, Индии и Индонезии в Европу, в 2008 г. страны Еврозоны решили организовано бороться с пиратством, учредив миссию «Аталанта», в рамках которой на защиту акватории Восточной Африки было выделено около десяти патрульных кораблей. За четыре года боевого дежурства особых успехов военно-морские силы ЕС не достигли – в большинстве случаев пираты ловко отрывались от погони, а корабли-матки обеспечивали безупречную маскировку. Тогда раздосадованные военные моряки добились пересмотра международного законодательства, ранее разрешавшего преследовать преступников только в нейтральных водах. С тех пор мировое сообщество стало ратовать за расширение миссии «Аталанта», а некоторые страны предпочитали действовать исподтишка, не дожидаясь соответствующего закона и оправдываясь задним числом, как это было в апреле 2008 г., когда морские разбойники захватили роскошную яхту некого французского олигарха, а в СМИ просочились сведения о высадке французской морской пехоты на побережье Сомали, усердно подкрепляемой с воздуха. Теперь оправдываться уже не нужно: хотя детали расширения миссии ЕС еще предстоит определить, очевидно, что сухопутные операции вплоть до точечных бомбардировок пиратских баз отныне считаются законными, а Германия добилась гарантий проведения военных операций в пределах двухкилометровой удаленности от берега. Вот здесь и начинаются вопросы к европейским стратегам.

Миссия невыполнима

Многие склонны видеть в переходе антипиратских спецопераций на территорию противника путь к ликвидации координационных баз бандитов, но на практике все не так просто. Учитывая, что после миротворческих миссий США и ООН с участием Кении, Эфиопии и Сьерра-Леоне в Сомали уничтожена промышленность, а сектор высоких технологий и до войны был не на высоте, координация действий пиратов без помощи извне технически невозможна. Поэтому логично предположить, что сомалийские пираты – всего лишь орудия чужой воли, а корабли – базы и сухопутные центры — не более чем диспетчерские пункты по приему оперативной информации, в то время как мишень и ее координаты задается заказчиками. К тому же вряд ли население разграбленной страны способно снарядить пиратские эскадры современным оружием, навигационными приборами, системами связи и средствами маскировки. Поэтому нанесение ударов по сухопутной инфраструктуре пиратов не решит проблемы, если не будет уничтожен центр морского разбоя, который локализован отнюдь не в Сомали, так как сообщения о случаях пиратства приходят не только из Африки, но и из Южной Америки, Индонезии и Индокитая. Но стратеги ЕС пока не выразили ни единого предположения о том, что за сила стоит за сомалийскими пиратами и как ее можно приструнить. Скорей всего, заказчиков разбоя придется искать по всему миру при активном содействии спецслужб всех заинтересованных стран. В противном случае силы ЕС надолго увязнут в вялотекущей локальной войне.

Что характерно, в самом Европарламенте находятся люди, которые это понимают. Так, Райнхард Бютикофер, заместитель председателя фракции Зеленых в Европарламенте, публично заявил, что риски, связанные с расширением операции «Аталанта», превышают шансы на успех. Зато командование НАТО живо заинтересовалась планами усиления европейской миссии в Сомали и объявило о намерении укрепить свои экспедиционные силы в регионе. Стоит ли упоминать, что марионеточное Переходное федеральное правительство тут же одобрило иноземные инициативы, рассчитывая разобраться с распоясавшимися полевыми командирами за чужой счет.

Хотя о боевых действиях на суше Пентагон пока молчит, начавшаяся в январе разработка нефтяных месторождений Сомали канадской компанией Hom Petroleum вряд ли оставит натовцев равнодушными, к тому же обстоятельства складываются в их пользу: с недавних пор в политической жизни Сомали резко усилились позиции исламистской группировки «Аль Шабааб», 19 февраля официально объявившей о союзе с «Аль Каедой». При такой поддержке операция «Аталанта» заведомо обречена на сомнительные успехи локальных побед, а США, формально декларируя содействие инициативе ЕС, пожинают плоды дальнейшей хаотизации региона вследствие очередного всплеска межплеменных столкновений. Поскольку блицкрига в Сомали не получится, странам ЕС придется вводить на территорию страны постоянный контингент войск, содержание которого окончательно разорит и без того изрядно потрепанную кризисом Еврозону, тем самым укрепив позиции доллара. Кроме того, США получают в довесок контроль над нефтепромыслами Сомали и ударной силой «Аль Каеды», отлично зарекомендовавшей себя в организации международного террора, свержении неугодных режимов и практическом воплощении стратегии «управляемого хаоса».

Здоровая альтернатива

Как считают эксперты, в условиях политической нестабильности ни один сценарий силового вмешательства не решает проблемы преступности. По мнению юриста-международника Ярослава Кожеурова, «акции по применению силы, охране и конвоированию судов, по проведению операций в территориальных водах Сомали или на суше могут иметь только разовый эффект». С ним солидарен и постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин, заявивший, что силовые меры могут быть лишь дополнением к полноценному политическому процессу, ответственность за продвижение которого полностью лежит на плечах самих сомалийцев. Вдобавок, как замечает глава комитета по международным делам Совета Федерации, спецпредставитель президента РФ по сотрудничеству со странами Африки Михаил Маргелов, ликвидировать пиратство невозможно без восстановления экономики Сомали. «Бороться с пиратами — это лишь лечить симптомы болезни, а не причины, эту болезнь породившие. Чтобы победить пиратство, надо завоевать молодое поколение сомалийцев на суше. Надо создавать условия для ведения бизнеса, возрождать сельское хозяйство и промышленность, воссоздавать торговые связи между различными частями Сомали, то есть из несостоявшегося государства делать нормальную страну», — подчеркнул Маргелов, добавив, что Россия в целом поддерживает решение стран ЕС, но при этом считает своим долгом напомнить, что санкции против морского разбоя не снимают необходимости в создании международной структуры, способной осуществлять независимое правосудие над задержанными пиратами. В противном случае миссия ЕС выродится в инструмент сведения счетов между сомалийскими кланами.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам «Голос России»

Поделиться.

Комментарии закрыты