Дарья Донцова: «Я не страдаю писательской болезнью»

0

Дарья Донцова, пишущая ироничные детективы, увлекла своих поклонников рассказами о Прекрасной долине. Туда попадают после смерти любимые домашние питомцы. А потом снова возвращаются к своим хозяевам – самым чудесным образом. Писательница уверена, что ее новая, уже четвертая, книга из серии «Сказки Прекрасной долины» будет полезна не только детям, но и взрослым.

Куда ведет «Мармеладная дорога»
— О чем книга «Мармеладная дорога»? О том, что на свете есть Зло и оно может сделать дорогу к своему дому сладкой. Этот сюжет про сладкую дорогу, которая заводит человека в ад, не я придумала — я его взяла из одной святоотеческой книги. Например, собачка Норетта всю жизнь хотела иметь платье — красное в белый горошек. И ей представилась возможность это платье получить. Но для этого надо отнять его у другого и подраться с продавцом. Не буду рассказывать сюжет, скажу только, что все заканчивается хорошо.
Раньше в отношении детских книг были особые правила: их нельзя было выпускать на плохой бумаге, со слепым шрифтом и такой краской, которая пачкает детские руки. Было четко определено, в каком возрасте ребенку можно смотреть на тот или иной рисунок. Картинка с симпатичной собачкой или кошечкой – это для ребенка от нуля и дальше. А вот в книжке для детей от нуля до трех лет запрещены рисунки с монстрами, потому что ребенок может испугаться. Увы, в 90-е годы СанПиН в издательском деле рухнул. Но теперь все — бумага, шрифт, краска — будет по старым стандартам, которые были очень хорошими.

Собаки всегда берегут свою семью
— У меня часто спрашивают: как появилась идея сказок про Прекрасную долину и ее обителей? Тут все очень просто. Я собачница. У меня четыре мопса и один полумопс. И еще кот Сан Саныч. Собаки в доме у нас были всю жизнь. Я с ними выросла. И рано или поздно они уходили. Все знают, какие это тяжелые ощущения и переживания. И вот одна женщина написала мне в Инстаграм, что у нее умерла собака и она не знает, как с этим справиться — плачет целыми днями. Я не знала, как ей помочь, потому что у меня у самой недавно умерла собака. Ехала по дороге и думала: как же я ей помогу?
И мне пришла мысль о серии детских книг о стране Прекрасная долина, куда уходят наши собаки. Где все они превращаются в щенков, ходят в школу, умнеют, и с ними происходят разные вещи. А потом они возвращаются к нам. Людям, от которых уходили собаки и которые потом обретали новых, получая их каким-то неожиданным образом. Знаете, как бывает: под ноги бросилась — пожалели — взяли. Так вот, все они потом говорят: «Ой, эта собака так похожа на мою прежнюю!» И в книжке есть объяснение, почему так происходит. Потому что собаки всегда берегут свою семью.
Когда люди только появились на свете, и ничего у них не было, и ничего они не могли, им начали помогать животные. И вот они помогают нам до сих пор. И прибегают к нам из Прекрасной долины — например, за зефиром, потому что собаки его обожают, а там его готовить не умеют. И поэтому, например, собачка Мафи так и скачет между этими двумя мирами, которые практически одинаково реально воспринимаются читателями.
«Мармеладная дорога» — это четвертая книга из серии «Сказки Прекрасной долины». Сколько будет еще, не могу сказать. Я всегда честно отвечаю на все вопросы: сколько вешу, что ем, как отдыхаю. Но никогда не отвечаю на вопрос, откуда берутся мои книги. Потому что я не знаю. Поэтому про Прекрасную долину могу так ответить: «Пока мы только начали».

Комичное – это от меня
— В Переделкине моим соседом был известный композитор Оскар Фельцман. По вечерам мы любили вместе гулять. Один раз он спрашивает: «Деточка, откуда ты берешь сюжеты?» А он был здорово меня старше. И я говорю: «Дядя Ося, а откуда ты берешь музыку?» Он отвечает: «Ну, это же очень легко! Мне кто-то играет ее в уши!» Ну, а мне кто-то все это шепчет в уши! Но все комические ситуации, в которые мои героини попадают, – это все из моей жизни. Я тот человек, который вошел в студию на программу «Модный приговор» и, желая, чтобы запись четырех передач подряд не затягивалась, погладила основной пульт и сказала: «Миленький, давай побыстрее!» Просто погладила — и везде погас свет! С тех пор, когда я появлюсь на «Модном приговоре», там кричат: «Донцова идет через другую дверь!»
При этом я не страдаю писательской болезнью. Это когда писатель, выходя вечером из кабинета, несет в руках стопку исписанных листов и говорит: «Отлично! А теперь все садимся слушать, что папа написал за день». Я никогда и никому не читаю свои рукописи. Внуки, дочь моя, зять мой, муж мой – они все получают книгу уже готовой.

Критика – блаженство
— Я воцерковленный человек. Заповеди блаженства, которые поют на каждой литургии, говорят: когда тебя ругают, венец тебе на голову. Вот примерно так я критику и воспринимаю. Когда мне говорят: «Вы омерзительный писатель!», я спокойно отвечаю, что мир литературы велик и огромен. А отношения между писателем и читателем — это как интимные отношения между мужчиной и женщиной. Вот идет по улице роскошный красавец. А рядом с ним маленькая, страшненькая, толстенькая тетенька. И вы думаете: «Что возле этого роскошного человека делает эта страшная тетя? Лучше бы там я была». А ему вы не нужны — ему нужна вот эта страшненькая, потому что он ее любит не за красоту, а совсем за другое. Тоже самое с книгами.
Я не обижаюсь, когда меня называют разными именами. По паспорту и в крещении я Агриппина Аркадьевна Васильева, Донцова – по мужу. Но как меня только не называют! Я получала письма с пометкой «Антарктиде Аркадьевне». А когда преподавала немецкий язык, ко мне подбежал один ученик и сказал: «Наконец-то я выучил, как вас зовут – Гречка Аркадьевна».

Мария Егорова «Северо-Запад» (szaopressa.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты