Фильмы Мотыля учили свободе

0

Владимир Мотыль был уникальным режиссером. Его жизнь была полна преодолений и сложностей, а обыкновенные сценарии в его руках превращались в настоящие киношедевры.

«Вырасту – буду делать кино»

Владимир Яковлевич Мотыль родился 26 июня 1927 года в семье польского эмигранта и выпускницы Петроградского пединститута. Образцовую семью его юные родители мечтали создать в Советском Союзе, в стране, по их словам, человеческого счастья. Но их мечты разрушились, когда в 1930 году Якова Мотыля схватили и отправили в концлагерь на Соловки, где, спустя год, он погиб.

Но на этом кошмары не закончились. Мать одиночку с трехлетним ребенком на руках сослали на Урал, где в колонии малолетних преступников города Оса она смогла работать педагогом. Как потом вспоминал Владимир Яковлевич, именно там у него зародилась мечта о кино. «Там не было какого-то музея искусства, не было театра, — пояснял режиссер. — И с пяти-шестилетнего возраста, как кинопередвижка приезжала, меня трудно было оттуда вытащить, я смотрел не по одному сеансу любимые фильмы — «Детство Горького», «Мы из Кронштадта», «Чарли Чаплин».

Однажды маленький Вова пришел к маме и уверенно произнес: «Вырасту — буду делать кино». Мама возражать не стала, а когда сын учился в 5 классе, купила ему очень дорогой альбом «Искусство кино», который Владимир Яковлевич хранил до конца жизни.

Еще в школе будущий режиссер организовал театральный кружок, где начал ставить одноактные пьесы. Сам исполнял главные роли, сам придумывал декорации, а когда ему исполнилось 17, собрал чемодан и отправился в Москву поступать во ВГИК. Прошел два тура вступительных экзаменов, а третий… прогулял.

Дело в том, что в дни экзаменов из северного городка Соликамск приехала девушка Нина, в которую Владимир влюбился по уши. Для него в тот момент все отодвинулось, в том числе и заветная мечта о кино.

Пропущенный тур навсегда закрыл для Мотыля двери ВГИКа. Юноша отправился в Свердловск, где поступил в театральный институт. Закончил актерский факультет, но дипломный спектакль поставил как режиссер. А потом начались путешествия по Уралу в качестве театрального режиссера.

Мечты о кинематографе Мотыль оставлять и не думал. В театрах Урала и Сибири он поставил более 30 спектаклей, но на пороге своего 30-летия снова сказал: «Я буду делать кино», — и как в 17 лет собрал чемоданы и отправился в Москву.

Первый, кому позвонил Мотыль, приехав в Москву, был известный режиссер Михаил Ильич Ромм. Мотыль рассказал ему о своих планах, Ромм его внимательно выслушал и внезапно произнес: «Вы сами за автора сделаете все, что вам хочется, беритесь за первую же возможность». Этот совет оказался для Мотыля судьбоносным.

Первая возможность представилась уже скоро, в Таджикистане искали режиссера для фильма по мотивам поэмы Мерсаида Мершакара «Ленин на Памире». Отказались все режиссеры, а Владимир, помня совет Ромма, дал согласие. Он полностью перекрутил основной сюжет картины, сделав главного негодяя фильма положительным героем. В 1963 году кинодебютная работа режиссера «Дети Памира», отличающаяся остротой и смелостью, приносит Мотылю признание авторитетных критиков. Картина была удостоена престижной таджикской премии им. Рудаки и тем самым проложила Мотылю дорогу в большое кино.

За «Женю, Женечку и Катюшу» получил выговор

Творческий путь Владимира Мотыля был нелегок, он поставил немало картин, но кинокритики хитами признали фильмы «Женя, Женечка и Катюша», «Звезда пленительного счастья» и, конечно же, «Белое солнце пустыни».

Фильм «Женя, Женечка и Катюша» был снят в Ленинграде в середине 60-х годов, сценарий Мотыль писал в соавторстве с Булатом Окуджавой. Трагикомедийный фильм вызвал гнев идеологов кинокомитета.

Как рассказывал Владимир, только благодаря случайности удалось этот фильм довести до экрана. «В политуправлении армии и флота, просмотрев картину, все, от полковников до лейтенантов, громили этот фильм как совершенно неприемлемый, — вспоминал режиссер. — Адмирал флота, который председательствовал, сидел, молчал, потом встал и сказал: «Все высказались? Ну так вот, если рассуждать так, как высказывался полковник такой-то, лейтенант такой-то, капитан такой-то, то мы искусство вообще уничтожим», — и ушел». Картину, главную роль в которой исполнил 26-летний Олег Даль, приняли, но в Госкино тираж ей отвели очень маленький. Мотыль же получил выговор от первого зампреда Госкино Баскакова, который сказал: «Пока я на этом посту, вы больше работать не будете». А Мотыль, как и в детстве, ответил: «Буду».

Работу режиссеру нашел Григорий Чухрай. Он, как это уже бывало с Владимиром Яковлевичем, дал ему сценарий, от которого отказались все режиссеры «Мосфильма», «потому что он был очень плоский». Кто бы мог подумать, что сценарий, за который не брался ни один режиссер, в итоге станет любимейшей картиной миллионов зрителей — «Белое солнце пустыни».

Сценарий к «Белому солнцу» переписывали много раз

«Восток — дело тонкое», «Гюльчатай, открой личико», «Я мзду не беру, мне за державу обидно» — фильм «Белое солнце пустыни» вмиг стал просто кладезем крылатых выражений. Выдающиеся актеры Анатолий Кузнецов, Спартак Мишулин, Кахи Кавсадзе, Павел Луспекаев удивительно сработались на площадке и создали уникальную историю приключений красноармейца Сухова, бандита Абдуллы, брошенного гарема. Но неизвестно, была бы картина столь популярна, не перекрои Мотыль весь сценарий под себя. Владимир Яковлевич вспоминал: «Во-первых, я сочинил мечту Сухова — молодуху Катерину Матвеевну, которой он пишет, якобы, письма. Потом у авторов был эпизодический выпивоха-пьянчуга под фамилией Верещагин, который погибал в середине картины. Никакой таможни там не было, и вся последняя треть картины была мною заново написана».

Чухрай позволил Мотылю импровизировать не только в сценарии, но и в работе с актерами. Перед каждой съемкой актеры были готовы к тому, что режиссер будет давать им заново переписанные диалоги. Кроме того, Владимир Яковлевич категорически настаивал перед экспериментальной студией Чухрая, чтобы фильм снимался в подлинных условиях, то есть в условиях жары, пустыни, и если это море, то это Каспий.

Интересно, что среди актрис, исполнявших роль жен Абдуллы, профессиональными были только две, после съемок основных сцен им нужно было возвращаться на работу, поэтому в эпизодах жен дублировали солдаты из располагавшейся неподалеку военной части.

После того, как фильм был снят (в 1969 году), он еще долго лежал на полке, так как не прошел цензуру. Указание выпустить картину в прокат было дано Брежневым, по слухам, после того, как он лично посмотрел ее на даче. Но парадокс: государственную премию за фильм Мотыль получил лишь спустя 30 лет.

Свои последние дни 82-летний Мотыль доживал в московской больнице, куда его госпитализировали еще в начале февраля, с подозрением на инсульт. К моменту смерти Владимир Яковлевич только закончил новый фильм «Багровый цвет снегопада», который стал первым после 10 лет молчания режиссера и над которым он работал 6 лет. Жаль, что Владимир Яковлевич так и не увидит премьеры своего последнего детища.

Подготовила Мария Борисова,
по материалам: «Сегодня», «Люди»

Поделиться.

Комментарии закрыты