Инна Макарова: «Мы были озорные и дурные»

0

Инну Макарову зрители полюбили за созданные ею образы в фильмах «Молодая гвардия», «Девчата», «Высота», «Любовь Яровая» и многим другим.

— Инна Владимировна, вы ведь в детстве с родителями жили в Сибири, в тайге. Как в вашу жизнь пришел театр?
— Я хорошо помню, как в Мариинске выступала на крыльце деревянного дома и представляла, что нахожусь на сцене театра. Главной задачей было удержать внимание родственников, не позволяя им покинуть мой «зрительный зал». Но на самом деле у меня были хорошие корни — моя мама Анна Герман работала в радиокомитете литературным редактором. А отец Владимир Степанович, обладавший редким по тембру голосом, был диктором на том же радио и поэтом.
— Ваше отрочество пришлось на военные годы. Что запомнилось из трудного времени?
— Мы переехали уже в Новосибирск, жили в трехкомнатной квартире в писательском доме. В самом красивом здании Новосибирска была театральная студия, куда я однажды решила пойти. Во время войны в Новосибирск были эвакуированы многие театры. К нам в студию приходили знаменитые мастера — Корчагина-Александровская, Юрьев. С Симоновым я даже репетировала Марину Мнишек! Во время войны мы много выступали перед больными в госпиталях — искалеченными, обожженными людьми. Вначале было страшно, потом привыкла.
— А как началось ваше путешествие во взрослую самостоятельную жизнь?
— Оно началось в мягком вагоне скоростного поезда 28 июля 1943 года. Прошло только 25 суток с той ночи, когда началось наше наступление в районе Курской дуги, а эвакуированный в Алма-Ату ВГИК объявил о начале первого военного набора на все факультеты. Жила в большой аудитории второго этажа — временном женском общежитии. Практически, как наши «Девчата» в одноименном фильме, в котором потом снималась.
— Настало время, и ВГИК вернулся назад в Москву. Какой запомнилась вам столица 1943 года?
— Уже после Ярославля начались воронки. А когда подъехали к Москве, вдруг зазвучала песня «Утро красит нежным светом стены древнего Кремля». Это так нас обрадовало! Москва выглядела пустынной. Девушки в военной форме держали в руках тросы, на которых парили огромные аэростаты-колбасы. Приехали во ВГИК — там все заморожено, отопление не работает. Занимались поначалу то в Доме кино, то в подвальчике за ГУМом. Начинались победные дни, это чувствовалось во всем. Каждый день освобождали населенные пункты. Настроение было приподнятое. Хотя до конца войны оставалось два долгих года.
— Каким вам запомнились ваши педагоги Сергей Герасимов и Тамара Макарова?
— Это были боги! Сергей Апполинарьевич, когда рассказывал что-то, зажигался, показывал! Он нас заставлял самим писать этюды, самим и играть их. Позже я снялась у него в фильме «Молодая гвардия»: съемки проходили весело.
Мы были озорные и дурные. Много лет спустя я случайно узнала, что меня после окончания ВГИКа великая Тарасова хотела пригласить работать во МХАТ, но Герасимов сказал ей тогда, что я «нужна кино». Если бы не он, то, возможно, моя судьба сложилась иначе, и не было бы в моей жизни фильмов «Высота», «Дорогой мой человек», «Женщины», «Девчата» — всех тех картин, за которые мне не стыдно.

Елена Булова
«Южные горизонты» http://ugorizont.ru

Поделиться.

Ответить