«Ирак уже де-факто распался»

0

«Карта Сирии, Ирака и всего Ближнего Востока обязательно будет меняться. Исламский халифат будет состоять из обломков Сирии, Ирака, Ливана, Иордании, возможно, Ирана», – заявил политолог Александр Игнатенко, комментируя перспективы перемен, вызванных наступлением группировки ИГИЛ на Багдад.

«Мечта в сердце каждого мусульманина»

Группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) объявила о создании Исламского халифата на захваченных территориях Ирака и Сирии, призвав джихадистов со всего мира присягнуть ему на верность. При этом халифом (правителем) назначен Ибрагим Авад Ибрагим аль-Бадри аль-Хусейни, известный больше под именем Абу Бакр аль-Багдади.

«Совет шуры Исламского государства, обсудив данный вопрос, принял решение о создании Исламского халифата – мечты в сердце каждого мусульманина и надежды всех джихадистов, который протянется от Алеппо до Диялы в Ираке», – говорит представитель боевиков Абу Мохаммед аль-Аднани. По его словам, аль-Багдади отныне «будет имамом и халифом мусульман по всему миру».

По информации Вашингтона, аль-Багдади родился в 1971 году в иракском городе Самарра (в 120 км к северу от Багдада). Получил докторскую степень по исламскому праву в Университете Багдада. После вторжения войск западной коалиции в 2003 году он вошел в ряды повстанцев. В 2005-м его уже считали одним из видных главарей «Аль-Каиды». В 2010 году он возглавил «Исламское государство в Ираке» (ИГИ) после гибели своих предшественников. Еще в октябре 2011 года аль-Багдади был внесен США в список террористов. За его голову американцы обещают 10 млн. долларов.

С началом войны в Сирии аль-Багдади посылает туда своего помощника Фатеха Абу Мухаммеда аль-Джулани, который формирует одну из наиболее дееспособных антиправительственных группировок джихадистов «Джебхат ан-Нусра» («Фронт победы»). В апреле прошлого года главарь ИГИ заявляет о том, что «Фронт» – это филиал его группировки в Сирии, и объявляет о слиянии этих формирований в «Исламское государство Ирака и Леванта» (общее название стран восточной части Средиземноморья), получившее арабское название «Даиш», или ИГИЛ – в русском сокращении. По некоторым данным, ИГИЛ насчитывает до 7 тыс. бойцов в Сирии и до 6 тыс. в Ираке.

Политика экспансии

О том, что численность боевиков на самом деле может уже достигать десятков тысяч и каков их боевой потенциал, в интервью газете «Взгляд» рассказал глава Института религии и политики Александр Игнатенко.

— Александр Александрович, говорят, что ИГИЛ щедро финансируется монархиями Персидского залива. И уже недавно, в ходе своего блицкрига, боевики вдобавок сумели ограбить один из банков, захватив 200 млн. долларов. Почему наступление ИГИЛ началось именно теперь? Они что, получили особенно щедрую финансовую подпитку? Или просто обстановка в суннитских провинциях Ирака созрела в их пользу?

— Начали они именно сейчас, потому что Ирак реально подошел к моменту распада. Достаточно сказать, что, например, курды на днях заявили, что начинают создавать независимый иракский Курдистан. Это будет ядро государства, к которому присоединятся другие части соседних государств, особенно так называемый западный Курдистан – север Сирии, в котором курды уже давно провозгласили автономию.

Причем этот западный Курдистан им интересен тем, что имеет выход к Средиземному морю. Процесс распада двух государств, в которых действует ИГИЛ, — Ирака и Сирии, — зашел уже очень далеко, и грех было не воспользоваться этой возможностью.

ИГИЛ финансировалось в первую очередь из Катара, во вторую очередь – по масштабам – из Кувейта, как говорят осведомленные эксперты. Но при этом нужно принять во внимание, что у них были свои источники, среди которых контрабанда нефти. Они захватили и в Сирии, и в Ираке нефтеносные районы и теперь воюют за пути ее транспортировки и за НПЗ, как в иракском Байджи.

Кроме того, ИГИЛ захватывает в Сирии зоны по течению Евфрата, это район города Эр-Ракка, а на территории Ирака это город Хадита – у двух этих городов есть большие водохранилища. На второй большой реке Ирака – Тигре – стоит Мосул, который ИГИЛ тоже захватило, Тикрит, за который сейчас идут бои, и так далее. То есть, ИГИЛ еще стремится контролировать другой важный ресурс, может быть, даже более дорогой, чем нефть – воду.

Сейчас бюджет этого полугосударства, полуорганизации, которая с 30 июня называется Исламский халифат, составляет по меньшей мере 2 млрд. долларов.

В этом небольшой секрет того, что ИГИЛ «отбилось от рук» в том смысле, что оно проводит собственную политику, которая, может быть, расходится в каких-то пунктах с тем, что ожидают от нее Катар, Кувейт и Саудовская Аравия. Несколько дней назад произошло объединение ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», то есть фронт «Ан-Нусра», который финансируется Саудовской Аравией, принес клятву верности ИГИЛ.

Эту политику можно и нужно сформулировать как политику экспансии, они уже пообещали переносить свою деятельность с территории Ирака и Сирии на территорию Иордании и Ливана. А по моим предположениям – они имеют целью экспансию еще дальше в восточном направлении, в Иран, где действуют суннитские группировки, родственные ИГИЛ.

— Как же боевики сумеют продвинуться за пределы суннитского треугольника – в земли курдов и шиитов, где население их ненавидит?

— У меня впечатление, что они с курдами договорились. То есть они разменялись козырями и не собираются воевать с курдами, как и курды с ними. С шиитами сложнее. Битва за Багдад, которая может состояться, будет означать, что против них будет воевать большое количество шиитов в разных группировках – типа «Армии Махди», шиитского ополчения и так далее. Но ИГИЛ обязательно пойдет туда, невзирая на то, что его, мягко говоря, там не любят.

Аль-Багдади мечтает о Багдаде

— Еще несколько дней назад главарь ИГИЛ в Сирии (то есть фронта «Ан-Нусра») аль-Джулани не подчинялся главарю ИГИЛ в Ираке Аль-Багдади, у них были просто союзнические, «горизонтальные» отношения. Что заставило одного присягнуть на верность другому?

— Думаю, где-то за кулисами произошло примирение аравийских патронов ИГИЛ и фронта «Ан-Нусра», то есть те государства, которые ссорились до недавнего времени, с одной стороны – Катар, с другой – Кувейт, Саудовская Аравия, Эмираты, они сочли, что борьба эта им пользы не приносит, только вред, и поэтому решили создать коалицию. На политической авансцене этот компромисс выразился в этом объединении ИГИЛ и фронта «Ан-Нусра».

— Каковы шансы ИГИЛ захватить Багдад? Ведь это же по сути пока банды с пулеметами на джипах. А столицу защищают части с современными видами вооружений, включая только что прибывшие российские Су-25…

(«Российская Федерация осуществляет поставки вооружений Ираку по ранее подписанным контрактам. В настоящее время поставки завершены», – сказал представитель российского МИДа Александр Лукашевич. Как пишет газета New York Times, покупка 10 истребителей компании «Сухой» является неявным упреком в адрес США, которые пока не поставили Багдаду американские истребители F-16 и военные вертолеты, о чем иракские власти просили ранее. – Ред.)

— Боевой потенциал их очень высок, в рядах ИГИЛ и фронта «Ан-Нусры» воюют несколько десятков тысяч моджахедов. Да, джипы с тяжелыми пулеметами – любимое их развлечение. Но при этом они уже захватили у иракской армии большое количество вооружений – десятки танков, и бронемашины, и самолеты. У них есть летчики, с ними ведь тесно сотрудничают талибы, а среди талибов есть хорошие летчики, которые учились еще в Советском Союзе – они водят самолеты советского и российского производства.
 
У них есть мотивировка, которая заключается в том, что члены ИГИЛ и «Ан-Нусры» рассматривают себя в качестве потенциальных шахидов. Для них умереть в бою – это серьезный мотив. А у тех, кто им противостоит – иракская армия, шиитское ополчение – такой мотивировки нет. Это показали события в Мосуле, где 30-тысячная армия бежала, что называется, «задрав штаны» при одном их приближении.

Также они очень искусно используют пропагандистские каналы, например интернет, в частности – запугивают противника тем, что они массово, без суда и следствия расстреливают пленных… Интернет заполнен фотографиями и видеоклипами, на которых они отрезают пленным головы. Это одна из причин того, что при их приближении иракская армия и ополчение бегут.

«Деньги – это не решающий фактор»

— Разве может большинство боевиков стремиться стать шахидами? Может, лишь фанатичное меньшинство? Говорят, что численность ИГИЛ так быстро растет просто потому, что они много платят, что это просто наемники…

— Деньги, конечно, играют какую-то роль. Но ИГИЛ формировалось через те бюро пропаганды и рекрутинга, которые были созданы в разных странах, практически во всех западных странах, и там происходил процесс вовлечения во все это европейцев, которых сейчас у ИГИЛ тысячи. Это люди религиозно мотивированные.

Там есть целая сеть специальных школ для подростков – «школы львят», и это очень результативные бойцы. Все эти военные победы как раз и обусловлены тем, что это религиозно мотивированные бойцы. Наверное, им выплачивают некое вознаграждение, кормят, вооружают, но деньги – не решающий фактор. Многие из них сами жертвуют деньги на фронт.

— По вашим словам, у боевиков уже есть боевая авиация. Но почему тогда пока что никто не бомбил Багдад?

— Они захватили самолеты и вертолеты на аэродромах, у них есть летчики. Но тут нужна еще инфраструктура – диспетчерские, взлетно-посадочные полосы и тому подобное. Нужно наладить доставку авиационного топлива… Это дело сложное, но потенциально возможное.

Вообще-то пока им это даже не нужно, они продвигаются очень быстро, уже приблизились к Багдаду. Более того, по последним сообщениям, они воюют уже южнее Багдада. То есть не исключено, что они берут Багдад в кольцо, потому что взять город штурмом будет очень трудно. Там много шиитов – пара миллионов точно найдется, и они будут сопротивляться. Не исключено, что в какой-то перспективе Багдад будет разделен на суннитскую и шиитскую часть, как был разделен Берлин – на западный и восточный.

— Нури аль-Малики начал переговоры о том, чтобы поделиться властью с суннитами и курдами, как того от него требует Вашингтон. Каковы шансы на успех в создании такого коалиционного правительства, учитывая, что Нури аль-Малики не пользуется у них никаким доверием?

— У Нури аль-Малики шансов никаких. Его ненавидят все-все-все. Суннитская оппозиция – это ясно, но есть еще и шиитская оппозиция, «Армия Махди» – тоже против него. Только военно-политическая ситуация удерживает «Армию Махди», которой руководит Муктада ас-Садр, чтобы не нанести сейчас удар по правительству. Есть другие фракции шиитов, которые выступают против аль-Малики. Он – уходящая натура.

Ирак уже де-факто распался. В парламенте нет постоянного кворума. Различные силы в парламенте если и собираются, то под давлением внешних сил: американцев, в других случаях – иранцев, в-третьих – аравийских монархий.

Зато Исламский халифат, который провозглашен, – это по сути, на 70% точно, реальное государство. У него есть армия, финансы и даже уже ходят купюры в 100 фунтов, на которых написано «Исламское государство Ирака» и изображен Усама бен Ладен.

Вообще карта Сирии, Ирака и всего Ближнего Востока обязательно будет меняться. Тот же самый Исламский халифат будет состоять из обломков Сирии, Ирака, Ливана, Иордании, возможно, Ирана. Это будет суннитское государство, которое уже получило журналистское название «Суннистан». И курдское государство сейчас создается из обломков Ирака, Сирии и в перспективе, вероятно, даже Турции и Ирана.

— То есть если даже Багдад и выстоит, то во главе там будет стоять уже человек с другой фамилией? Каковы все же шансы Багдада сдержать натиск ИГИЛ, если США и Иран решатся на интервенцию?

— Шансы у них есть, но они небольшие. На ход событий может повлиять Тегеран, который решительно настроен вводить свои подразделения для защиты шиитских святынь. В Ираке находятся центры шиизма, такие как Кербела и Неджеф, иранцы не могут их отдать на разграбление. Ведь ИГИЛ на своих территориях попросту взрывает шиитские мечети, не говоря о суфийских, и выкладывает видеоклипы об этом в интернет. Этого иранцы не могут стерпеть.

Но Тегеран в сложной ситуации. Он свои вооруженные силы и родственные группировки разбросал по Сирии, Ливану, отчасти они действуют на Аравийском полуострове. Если еще откроется большой фронт на территории Ирака, он может не потянуть.

Марина Балтачева, Юрий Зайнашев,
«Взгляд»

Поделиться.

Комментарии закрыты