«Исламское государство» возродит золотой динар?

0

«Исламское государство», контролирующее значительную часть территории Ирака и Сирии, объявило о создании собственной валюты. Исламисты планируют чеканить золотые, серебряные и медные монеты, однако, как и где они будут применяться, пока не известно.

В заявлении ИГИЛ говорится, что новая валюта защитит мусульман от «глобальной экономической системы, погрязшей в сатанинском ростовщичестве». Деньги «Исламского государства» будут «посвящены Аллаху» и представлены семью монетами — золотыми двух номиналов, серебряными — трех, и медными — двух.

«Исламское государство» ставит своей целью создание исламского халифата. В отличие от «Аль-Каиды», существовавшей на пожертвования, ИГИЛ обеспечивает себя само за счет продажи нефти с подконтрольных предприятий. Бывший заместитель министра финансов США Джимми Гурул в интервью CNN оценил валютные резервы организации в 1-2 млрд. долларов.

Согласно слухам, появившимся в Сети за несколько дней до официального заявления ИГИЛ, новая валюта станет очередной попыткой возродить золотой динар и серебряный дирхам. Это логичный шаг для организации, претендующей на создание всемирного исламского халифата: в Средние века монеты с таким названием имели хождение по всему Ближнему Востоку и Средиземноморью.

Динары и дирхамы чеканились повсеместно, на них наносились имена локальных правителей, однако все варианты монет объединяли общие физические характеристики. Динар изготавливался из чистого золота и должен был весить как 72 зерна ячменя — по современным подсчетам, чуть менее 4,5 граммов. Масса серебряного дирхама составляла 0,7 массы динара, то есть до 3,15 грамма.

В наши дни практические попытки возродить единую исламскую валюту предпринимали только государства Юго-Восточной Азии — сейчас изготовленные по классической формуле динары и дирхамы в ходу в Индонезии и одном из штатов Малайзии, но и там они формально не являются законным платежным средством. Стандартизацией монет занимается международная организация «Всемирный исламский монетный двор» (World Islamic Mint), она же производит партии валюты на заказ и сертифицирует новые предприятия по чеканке.

Виртуальный золотой динар более распространен. В Малайзии, Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейте, Бахрейне, Катаре и Омане функционирует электронный процессинговый центр E-Dinar, позволяющий обменивать мировые валюты на динары по курсу золота. Утверждается, что операции производятся только в объемах, соответствующих реальным запасам золота у организации.

Почти тот же набор участников в начале этого века попытался создать региональную валюту для взаиморасчетов. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), куда входят Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия, начал готовиться к переходу на единую валюту под рабочим названием «халиджи» (переводится с арабского как «имеющий отношение к Персидскому заливу). При этом по одной версии новая денежная единица должна была быть привязана к золоту, как динар, а по другой — к доллару.

В 2006 году из переговоров вышел Оман, а в 2009-м, когда монетарный союз все же вступил в силу, от участия в нем отказались Арабские Эмираты. Формально, оставшиеся четыре страны должны ввести в обращение «халиджи» уже в 2015 году, но новостей о валюте не появлялось с 2013 года.

В Африке валютные союзы оказались более успешными. Сразу два объединения сохранили французскую колониальную валюту — франк КФА — в качестве региональной. Сейчас его используют для взаиморасчетов страны Западноафриканского экономического и валютного союза и шесть из десяти государств Экономического сообщества стран Центральной Африки. На самом деле, у каждого объединения свой собственный вариант франка КФА, но стоимость обоих зафиксирована на уровне 655,957 за один евро.

Попытки создать валютный союз с идеологической подоплекой предпринимались не только в арабском мире. Для снижения зависимости от доллара с 2010 года некоторые члены блока АЛБА (Венесуэла, Куба, Боливия, Эквадор, Никарагуа) и Суринам во взаиморасчетах используют виртуальную валюту Сукре. Стоимость денежной единицы определяется корзиной валют стран-участниц. Правда, Эквадор в этой системе оказывается урезанным в правах: там вместо национальной валюты используется доллар, поэтому государство на курс Сукре оказать влияние не может. Прочие участники АЛБА — Антигуа и Барбуда, Доминика, Сент-Висент и Гренадины, и Сент-Люсия — договор о валютном союзе не подписали, так как уже состоят в другом — Организации восточно-карибских государств. Их общая денежная единица — восточно-карибский доллар — как раз жестко привязана к доллару американскому.

Для ИГИЛ, однако, речь о монетарном союзе пока не идет. Организация едва ли может претендовать на статус непризнанного государства, не говоря уже о межгосударственном объединении. Впрочем, собственная валюта — практически обязательный атрибут суверенной страны, так что тут мотивация понятна. «Исламское государство» — не первое образование, предпринявшее подобный шаг для своей легитимации.

Собственные монеты, например, начиная с 1991 года, чеканила автономная область Иракский Курдистан, сейчас противостоящая ИГИЛ. Своя валюта была у Западной Сахары и даже у пытавшейся отделиться от Анголы провинции Кабинда. В 2010 году на рынке появились монеты «Независимой Палестины», правда, скорее всего, это сувенирная продукция, изготовленная американскими нумизматами — ранее аналогичным образом вбрасывались «монеты Дарфура». Деньги упомянутой выше Кабинды существуют как официальные, так и фальшивые — специально для коллекционеров. Собственную монету чеканит Мальтийский орден — один скудо стоит 24 евроцента.

У самопровозглашенной республики Сомалиленд с 1994 года есть собственные печатные деньги — шиллинги. С 1996 года их оборот официально прекращен, но по факту они продолжают использоваться во внутренних расчетах.

В Приднестровской Молдавской Республике с 1994 года в ходу собственные рубли. В 2001 году власти ПМР провели деноминацию, «отбросив» у валюты шесть нулей. При этом свой монетный двор у Тирасполя появился только в 2005 году, а до того купюры ввозились из-за границы.

Технически, собственная валюта есть у Нагорного Карабаха. Карабахский драм по курсу равен армянскому, и в реальности в самопровозглашенной республике используется последний. Собственных же денег напечатано так мало, что они представляют интерес только для нумизматов и стоят значительно дороже номинала.

Аналогична ситуация с абхазским апсаром: по курсу один апсар равен 10 российским рублям, и в обиходе используются как раз они, а монеты, отчеканенные в 2008 году, продаются на аукционах.

Самой же редкой денежной единицей на территории бывшего Советского Союза является чеченский нахар: единственная отпечатанная для непризнанной Ичкерии партия считается уничтоженной в 1994 году еще до запуска в обращение.

Артем Асташенков,
«Русская планета»

Поделиться.

Комментарии закрыты