Карен Шахназаров: Психи – совершенно замечательные люди

0

Знаменитый режиссер и директор «Мосфильма» признался, сколько хотел бы отгулять на 85-летний юбилей киностудии, почему снимал в картине «Палата №6» по пьесе Чехова настоящих психов, чего ему не хватает и за что болит душа.
— Карен Георгиевич, в этом году у крупнейшей киностудии мира «Мосфильма», которую вы возглавляете, юбилей — 85 лет. Как отмечать планируете?

— Да, действительно, этот год у нас юбилейный. И как истинные русские мы готовы хоть все 365 дней гулять (смеется)! Только нам еще и работать надо. Так что ничего особого проводить не будем.

— А что сейчас вообще в связи с кризисом происходит с российским кинематографом, кому как не вам знать?

— Я за всю Россию расписываться не стану, скажу лишь за свою подопечную киностудию. Так вот, дела у нас идут совсем неплохо. Конечно, есть некоторое производственное падение — процентов на 20, но в условиях такого жесткого кризиса это нормально. Работа кипит — у нас сейчас в активе более ста проектов, 107 если быть точным. Поэтому мы чувствуем себя уверенно.

— Как вам это удалось? Государственные дотации?

— Нет, государство не помогало. Все сами. И никаких кредитов мы не брали. В долги не влезали. Нам удалось даже не сокращать сотрудников — сберегли весь коллектив. А средства… Мы все-таки многопрофильный киноконцерн — не только съемками занимаемся. У нас и лаборатории тиражные работают на полную катушку, и службы, обеспечивающие картинам «постпродакшн» (доведение до ума картинки и звука в фильме). Так что работаем!

— В вашей новой картине «Палата №6» наряду с обычными актерами играют и настоящие душевнобольные люди. Признайтесь, как вам с ними работалось?

— Психи бывают разные — дееспособные и недееспособные. Мы работали с первой категорией — с теми, кто самостоятельно способен принять решение, сниматься ему в нашем фильме или нет. Вы поймите, им это было интересно. Ведь у них у всех из стен больницы только один выход — кладбище. К тому же то, что они показывают нам на экране… такое невозможно сыграть или срежиссировать. Это надо пережить. На мой взгляд, все они несчастные, но при этом совершенно замечательные люди. Хотя среди них есть даже убийцы.

— У вас нет ощущения, что современные режиссеры словно снизили качественную планку и снимают кино кое-как?

— Знаете, в моем возрасте всегда кажется, что раньше жить было веселее и легче. То же самое могу сказать и о кино. Ну не вижу я сегодня гигантов, которые могут в таланте сравняться с Тарковским, Гайдаем или Шукшиным! Общий уровень профессионализма рухнул очень сильно! Доходит до смешного — сейчас у современных режиссеров в активе имеется потрясающая аппаратура, о которой мы раньше могли только грезить. А кино все равно не получается. А знаете, почему? Потому что идеи нет — внутреннего стержня. Вот и получаем на выходе массу пустышек.

— Вы как-то говорили, что вас очень огорчает то, что происходит между Россией и Украиной…

— Конечно, огорчает! А вас разве нет?! То, что происходит сегодня, — это нездорово. Мне от этого больно. Я как человек, выросший в Советском Союзе, никогда не отделял Украину от своей родины. Меня всегда интересовало, как тут идут дела, что происходит с украинским кино. Здесь много моих друзей. Для меня Украина никогда не была чужой!

Алекс Панченко,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты