Кэрри Кун: «Не видите смысла? Придумайте его сами»

0

После блистательного исполнения роли в «Оставленных» Кэрри Кун позвали в третий сезон «Фарго». Журналисты поговорили с актрисой о том, что общего у её героинь Норы и Глории.

В последнем сезоне «Оставленных» 36-летняя актриса вновь вернулась к образу Норы Дарст, измученной горем женщины, чьи муж и дети таинственно исчезли со 140 миллионами других людей, а в «Фарго» она сыграла шефа полиции Глорию Бергл, несгибаемую мать-одиночку. Глория расследует убийство своего отца, связанное с многолетней борьбой между братьями-близнецами, один из которых является офицером по вопросам условно-досрочного освобождения, а второй – магнатом недвижимости, известным как король парковочного бизнеса Миннесоты. Обоих близнецов играет Юэн МакГрегор.
На первый взгляд, у персонажей Кэрри в двух сериалах нет ничего общего, но чувствуется, что обе героини обречены – находятся в безнадёжных ситуациях. Услышав об этом, Кэрри Кун смеётся. «Я не заметила ничего такого! В обоих сериалах отражается больше то, что чувствует зритель. Вы чувствуете себя обречённым в безнадёжной ситуации?» – шутит актриса, в которой вы узнаёте родную сестру героя Бена Аффлека из «Исчезнувшей». По её словам, оба сериала посвящены стойкости, которая помогает людям преодолеть даже самые сложные обстоятельства.
– Сравните Глорию и Нору.
– Они обе не обращают внимания на дураков. Они обе обладают флегматической непреклонностью. От Глории вы меньше ожидаете, что она взорвётся. Они обе сдержанные; их сложно назвать самовлюблёнными. И мне нравится думать, что я подарила обеим героиням хорошее чувство юмора. У Норы оно с хитринкой, а Глория не отстаёт со своим сарказмом. Такое есть у людей на Среднем Западе.
– Точно, вы же со Среднего Запада!
– Да, такой стоицизм, вера в то, что с хорошими людьми не может случиться ничего плохого и что обязательно есть способ во всём разобраться, – это определённые черты характера людей, выросших там, где и я. Глория ищет логическое объяснение всему тому, что происходит. И если мир бессмысленен, это полностью уничтожит её. С Норой то же самое: она ищет логическое объяснение своей трагедии. Они обе борются с абсурдностью происходящего и со страхом перед неизбежным. Они обе верят, что порядочность обязательно будет вознаграждена. Именно эта мысль и держит их на плаву.
– В финальном сезоне «Оставленных» зрители наконец узнают, куда пропали люди? Получат ли они ответы на все свои вопросы? Обретёт ли Нора мир?
– Я считаю финальная точка, в которой мы оставляем Нору, очень приятная. Мне нравится вид эдакой не вписывающейся ни в какие рамки перспективы, которую мы привносим в сериал, оказавшись в Австралии. Происходит столкновение культур: наших первобытных корней и иудейско-христианской этики. Нора открывает это место так же, как и мы. Да, финал мог быть взрывным, шокирующим, но вместо этого конец, который выбрали создатели, глубоко личный и о конкретных взаимоотношениях, которыми всегда так озабочен режиссёр Деймон Линделоф. Если вы поговорите с ним о его собственном взгляде на мир, он, скорее всего, ответит, что смысл жизни создаётся в отношениях между людьми, и этот смысл превосходит всё остальное.
Как вы думаете, зрители по-разному будут реагировать на этот сезон «Оставленных», учитывая реальный хаос в мире?
– Как я сказала выше, события в мире действительно догнали происходящее в сериале. Это своего рода предзнаменование того, что происходит. Но именно поэтому я думаю, что посыл «Оставленных» обнадёживает, потому что в нём вы видите стойкость людей, способность менять систему убеждений, чтобы противостоять вызову, который бросает нам мир. Это уникальный навык нашего организма. Я надеюсь, поклонники сериала оценят наши старания.
– В «Фарго» это ваш и первый, и последний сезон одновременно. Что чувствуете, прощаясь с обоими сериалами?
– В каком-то смысле «Фарго» для меня большой десятичасовой фильм, так как моя работа над ним разовая. Ты вроде только начинаешь расшифровывать персонажа, и тут фильм заканчивается. Оставляя Глорию, я не разгадала её до конца. Но я в принципе чувствую то же самое относительно Норы: три года работы над ролью были прекрасным временем. Год, три – я подписала контракт. А вот если бы семь или восемь лет, я бы начала уже раздражаться. Сложно быть самой собой каждый день. (Смеётся.)

Кейт Муни
Metro (metronews.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты