Леонид Кучма: путь наверх

0

Даты, отмечаемые историками, как правило, касаются людей минувшего времени. Нынешний случай – исключение, ибо юбиляр живет и здравствует. 9 августа исполнилось 75 лет со дня рождения Леонида Даниловича Кучмы, второго президента независимой Украины.

Затерянное село

Родился будущий глава Украинского государства в глухом полесском селе Чайкино Новгород-Северского района Черниговской области. Отца мальчик практически не знал. Лёне не было и трех лет, когда тот ушел на войну, да так с нее и не вернулся. Пропал без вести.

Лишь спустя полвека стало известно, что старший сержант Данило Прокопович Кучма в 1944 году умер от ран в госпитале близ Новгорода.

Мать – Прасковья Трофимовна – осталась одна с тремя детьми (кроме Леонида росли еще старшие – Александр и Вера). Время было нелегкое: голод, холод, разруха. В оккупацию фашисты сожгли Чайкино дотла, и после изгнания врага селянам приходилось жить в землянках. У кого в семье имелись взрослые мужчины, мог отстроиться вновь. У вдовы такой возможности не было. Вдобавок ко всему, как только старший сын немного подрос, его по трудовой мобилизации забрали на Донбасс.

Прасковья Трофимовна работала в колхозе, выбиваясь из сил. Соседи вспоминали, что она часто плакала. Наверное, сетовала на судьбу и уже не надеялась на лучшее. Но тут семейству Кучм улыбнулась удача. Руководить сельсоветом в Чайкино направили одинокую женщину из Западной Украины. Колхоз построил ей дом, и она взяла к себе Прасковью Трофимовну вместе с дочерью и сыном. Через пару лет председатель сельсовета уехала домой, а сооруженное для нее жилье досталось Кучмам. Сложившуюся ситуацию Прасковья Трофимовна использовала полностью. Теперь она не только распоряжалась в доме, но и сдавала угол учителям, которых направляли преподавать в местную школу.

Примечательная деталь: обучение в Чайкино велось на русском языке. В этом не было ничего странного. Украинский язык до недавнего времени в Черниговском Полесье, как, впрочем, во многих регионах Украины, вообще не был распространен. Когда Кучма стал президентом, некий ушлый журналист, раньше других изготовившийся сочинять панегирик главе государства, поторопился на его малую родину. И с сожалением констатировал: «Мы ни от кого из поколения Леонида Даниловича и более молодых не услышали украинского языка».

Советские украинизаторы в затерянное среди лесов и болот Чайкино не добрались. Украинизировать село начали уже в период правления Леонида Даниловича. Но в 1950-е годы до этого было еще далеко. Будущий президент вполне успешно учился по-русски. Даже мечтал стать учителем русского языка и литературы.

Мать поддерживала амбиции сына. В СССР тогда обязательным являлось неполное среднее (семилетнее) образование. И чайкинская школа была семилетней. По ее окончании большинство выпускников шло работать в колхоз или же поступали в училища, чтобы получить рабочую специальность. Но Леонида Прасковья Трофимовна отправила продолжать учебу в соседнее село, где была школа-десятилетка. А спустя еще три года парень засобирался в университет…

Ломать голову над выбором вуза ему не приходилось. Под Днепропетровском на железнодорожной станции работал двоюродный брат матери, у которого на первое время можно было остановиться. К нему и поехал младший Кучма.

Комсомольская деятельность и женитьба на дочери заместителя главного инженера способствовала головокружительной карьере и помогала самоутвердиться. Отдадим Леониду Даниловичу должное. Его тяга к знаниям, безусловно, похвальна. Но в целом из воспоминаний Чеховского следует однозначный вывод: ключевую должность занял человек, возможно, трудолюбивый, старательный, но некомпетентный и не обладавший в среде конструкторов достаточным авторитетом

Комсомол помог карьере

Разыскивая приемную комиссию филологического факультета, он наткнулся на двух ребят. И те настойчиво принялись уговаривать паренька поступать на другой факультет – физико-технический. Это было новое, недавно основанное отделение Днепропетровского университета. Как раз в том году туда планировали набрать особенно много студентов. Ребята, встретившиеся Кучме, вероятно, имели поручение вербовать абитуриентов. Толком про физтех они ничего не знали, но сообщили главное: стипендия там в два с половиной раза выше, чем на других факультетах. Устоять против такого аргумента было трудно.

Однокурсники вспоминали о студенте Кучме как о простом парне, неконфликтном, легком в общении. А еще – как о любителе выпить. Надо полагать, к спиртному Лёня пристрастился дома. Мать гнала лучший в селе самогон, о чем президент потом вспомнит с гордостью. А вот учиться ему было трудно. Кучма заваливал одну сессию за другой, обрастал хвостами. Товарищи острили, что у доски Лёха соображает гораздо хуже, чем «на троих».

Донимали и материальные трудности. Какой бы сравнительно большой ни была стипендия, молодому человеку ее недоставало. Однако парень сумел найти выход. Как признавался потом Кучма-президент: «У студента было два пути получить лишнюю копейку: идти разгружать вагоны или писать пулю. Я предпочитал второе». Игру в преферанс Леонид освоил в студенческом общежитии. Выигрыши позволяли свести концы с концами.

Мало-помалу наладилось и с учебой. Угроза отчисления на старших курсах над ним уже не висела. Хотя не стал Леня и отличником. Отличался он другим. Кучма подался в комсомольские активисты. Комсомольская деятельность способствовала карьере и помогала самоутвердиться. Неудивительно, что и по окончании вуза Леонид продолжил в том же духе.

Кучму распределили в Особое конструкторское бюро – ОКБ-586. Так тогда называлось КБ «Южное», где разрабатывались ракеты, производившиеся затем на заводе с аналогичным номером (будущем «Южмаше»). 32 года проработает тут Леонид Данилович. Пройдет путь от рядового инженера до генерального директора производственного объединения. Будет называть себя ракетчиком.

Станет ли он настоящим специалистом? Вопрос о конструкторских талантах Кучмы остается открытым. Сам он высказывался на сей счет как-то обтекаемо: «Я горжусь всеми проектами «южан», независимо от того, принимал я в них участие или нет». Напрашивается вывод, что в ракетостроении Леонид Данилович звезд с неба не хватал. Зато был он, как выразился главный конструктор КБ «Южное» Михаил Янгель, «сверхкоммуникабельным». Умел находить общий язык с самыми разными людьми. И являлся незаменимым человеком во время организации застолий. За склонность к выпивке Леонид получил не очень уважительное прозвище Чекушка. Кто ж тогда знал, что он президентом станет?

Выгодный брак

Сверхкоммуникабельного Кучму избрали секретарем местного комитета комсомола. И именно выполнение обязанностей комсорга помогло ему оказаться в нужное время в нужном месте, что имело решающее значение для его карьеры. В июле 1961 года молодых специалистов ОКБ-586 отправили на сельскохозяйственные работы в подшефный колхоз. Возглавлял бригаду комсорг, а в ее составе была Людмила Талалаева, приемная дочь заместителя главного инженера завода №586 Геннадия Туманова.

Молодые люди познакомились, через какое-то время начали встречаться. В 1964 году пара поженилась. С тех пор карьера Кучмы пошла вверх. В том же году его повышают до должности старшего инженера. Через два года делают ведущим конструктором ракеты. Михаил Галась, возглавлявший в 1960-х годах группу ведущих конструкторов КБ «Южное», вспоминал, что его вызвал в кабинет главный конструктор Михаил Янгель и сообщил о назначении Кучмы. «Не задавай вопросов, – сразу же отрезал главный. – Завтра подпишу приказ о его назначении к тебе в группу ведущих, а ты определи сам, какую ракету поручить ему вести».

Вопросы действительно возникали, но лишь у тех, кто не знал, чьим зятем является Леонид Данилович. Туманова тем временем перевели в Москву на должность главного инженера Главного технического управления Министерства общего машиностроения, которому подчинялись КБ «Южное» и «Южмаш». Влияние его возросло, что благоприятно сказывалось на карьере Кучмы. С 1968 года Леонид Данилович – ведущий конструктор ракетного комплекса. В 1972 году новое назначение – на должность помощника главного конструктора. А в 1975 году Кучму «избирают» секретарем парткома КБ. Такие назначения (процедура выборов являлась только формальностью) принято именовать знаковыми.

Секретарь парткома принадлежал к руководящему составу КБ. Мало того, эта должность рассматривалась как трамплин для скачка на самый верх – в номенклатурный слой советского общества. С другой стороны, Леонид Данилович теперь не был непосредственно связан с конструированием ракет и мог заниматься работой, к которой проявлял больше способностей.

В 1981 году Леонид Данилович делает еще шаг вверх по карьерной лестнице. Он становится секретарем парткома всего производственного объединения «Южный машиностроительный завод».

Новый статус предусматривал членство в республиканском ЦК партии. На ближайшем ХХVI съезде КПУ Кучму «выбирают» в этот главный партийный орган. Знаменательно, что место в ЦК КПУ будет сохранено за Леонидом Даниловичем и на следующем ХХVII съезде партии в 1986 году, хотя с партийной работы он к тому времени вернется в ракетостроение. Теперь Кучма получил пост первого заместителя генерального конструктора КБ «Южное».

Это был уже очень серьезный уровень. Тогдашнему главному конструктору КБ Владимиру Уткину по роду деятельности часто приходилось ездить в командировки, участвовать во всякого рода совещаниях в Москве. Все это время КБ руководил его первый заместитель. А самое важное – названная должность являлась номенклатурной. Правящий слой общества принял Леонида Даниловича. Он вошел в число избранных.

Удивилось даже руководство КБ

Любопытная деталь: предшественник Кучмы на должности Борис Губанов тоже совершил рывок вверх из кресла секретаря парткома «Южмаша». После ухода с партийной работы трудился главным инженером, потом руководителем главного конструкторского подразделения КБ и лишь затем получил назначение первым замом генерального. Кучма преодолел указанное карьерное расстояние одним махом. И это притом, что Губанов был доктором наук, а Леонид Данилович вообще ученой степени не имел. Губанов являлся, что называется, конструктором от Бога, а Кучма… (об этом уже говорилось).

Ведущий конструктор КБ «Южное» Виталий Чеховский вспоминал о том событии: «Назначение его (Кучмы. – Авт.) на эту должность было неожиданным не только для нас – ведущих конструкторов, но, наверное, и для большей части руководящего состава КБ (начальников КБ, комплексов, служб). Слухи о том, что Б.И. Губанов (действующий первый заместитель) идет из КБ, причем на повышение, ходили из курилки в курилку… И, естественно, обговаривались кандидатуры вероятных претендентов на эту должность. Назывались заместители главного: они уже имели за плечами опыт создания поколений ракетных комплексов, заслуженный авторитет, как в КБ, так и за его пределами».

Как писал Чеховский далее, единодушным было мнение, что первым заместителем следует назначить человека, репутация которого не давала бы поводов для сомнений в его компетентности. «Такими, – продолжал он, – были в свое время В.С. Будник, В.Ф. Уткин, Б.И. Губанов… Поэтому трудно было предположить, что на должность первого, учитывая размах и сложность работы в КБ в то время, может быть назначен человек со стороны. И вместе с тем назначение на должность первого заместителя сорокатрехлетнего секретаря партийного комитета ПО «Южный машиностроительный завод» Л.Д. Кучмы состоялось».

Без таланта, но с тягой к знаниям

Процитированные воспоминания писались в период сидения Леонида Даниловича в президентском кресле, да еще и для сборника в честь его 60-летия. Мемуарист не мог не включить в текст множество похвал в адрес своего «героя». Он-де и трудолюб, и крепкий организатор, и знаток производственных и человеческих отношений. По поводу же профессиональных качеств юбиляра Чеховский заметил, что, заняв пост, Кучма вынужден был спешно восполнять пробелы в образовании, усердно учиться, чтобы «разобраться в тонкостях тех или иных конструкторских и технических решений. Особенно это касалось твердотопливной тематики, про которую он до своего назначения на должность первого заместителя имел, как говорится, общее представление».

Отдадим Леониду Даниловичу должное. Его тяга к знаниям, безусловно, похвальна. Но в целом из воспоминаний Чеховского следует однозначный вывод: ключевую должность занял человек, возможно, трудолюбивый, старательный, но некомпетентный и не обладавший в среде конструкторов достаточным авторитетом. При схожих обстоятельствах произошел и следующий карьерный шаг Леонида Даниловича. Через четыре с половиной года (в 1986 году) он стал директором «Южмаша» вместо отправленного на пенсию Александра Макарова. Стал, как отмечали, «неожиданно для многих заводчан».

Тогдашний министр общего машиностроения СССР Олег Бакланов прибыл в Днепропетровск с уже готовой кандидатурой. У заводчан имелись другие предложения. Категорически против назначения Кучмы выступил генеральный конструктор КБ «Южное» Владимир Уткин. Уж он-то хорошо знал своего первого заместителя. Но и влияния генерального конструктора оказалось недостаточно. Кучму назначили.

Позднее недоброжелатели Леонида Даниловича подчеркивали, что с того времени, как он возглавил «Южмаш», предприятие начало трещать по швам. В общем-то, так оно и было. Но вряд ли основную вину за случившееся стоит возлагать на нового директора. В Советском Союзе набирала темп горбачевская перестройка. Трещать по швам начинала вся страна.

Премьером назначили по пьянке

Слабеющему с каждым днем государству оборонная продукция «Южмаша» оказалась без надобности. Предприятию существенно урезали финансирование. На заводе резко упали заработки. Если в 1986 году уровень заработной платы работников «Южмаша» был самым высоким в регионе, то спустя несколько лет – ниже, чем на большинстве предприятий области. Промышленное объединение массово покидали высококвалифицированные специалисты. Денег в заводской кассе катастрофически не хватало.

Зато они нашлись на предвыборную кампанию директора, когда в 1990 году тот засобирался в депутаты Верховной Рады Украинской ССР. Только на показ по областному телевидению тридцатиминутного фильма «Южмаш» под грифом «секретно», де-факто являвшегося предвыборным роликом Кучмы, завод выделил 9 тысяч рублей (значительную по тем временам сумму). Во всей области Леонид Данилович оказался одним из самых «дорогих» кандидатов.

Выборы он выиграл. Депутатский мандат получил, но с этой стороны ничем себя не проявил. Сидел тихо, за два года ни разу не выступил, хотя обстановка вокруг была такая, что, казалось, молчать было невозможно.

Леонид Данилович безмолвно переждал крах СССР, провозглашение независимости Украины, референдум, президентские выборы… Своего часа он дождался. Именно Кучме осенью 1992 года предложили пост премьер-министра Украины. История с его назначением руководителем правительства отдает сплетней. Тем не менее, различные источники (причем из противоборствующих политических лагерей) подтверждают: премьер-министром его назначили… по пьянке.

Когда экономика новой независимой страны оказалась на грани катастрофы, козлом отпущения решили сделать тогдашнего главу Кабинета министров Витольда Фокина. Требовалось срочно найти ему замену. Вопрос этот обсуждался и в парламентской делегации Украины, совершавшей под руководством председателя Верховной Рады Ивана Плюща визит в Швейцарию. Делегаты отметили окончание переговоров обильными возлияниями, во время которых и было принято решение предложить президенту Леониду Кравчуку назначить премьером Кучму. Сам он, тоже участвуя в пиршестве, отнекивался: «Зачем мне это надо?» Но – уговорили.

Только вот первый поход во власть получился неудачным. Состояние дел в стране продолжало ухудшаться. Президент и премьер возлагали ответственность за это друг на друга. Справедливость, наверное, была на стороне Леонида Даниловича. Реальная власть находилась в руках президента, но тот предпочел свалить вину на подчиненного.

Обещания с три короба

Кучму отправили в отставку. Он ушел в оппозицию и выдвинул свою кандидатуру на досрочных президентских выборах. Обещал навести порядок, восстановить связи с Россией, дать статус официального русскому языку. Резко критиковал действующую власть. И люди ему поверили. Кучма победил, несмотря на отчаянные попытки Кравчука удержаться в президентском кресле сначала путем отмены выборов, а затем (когда отменить не получилось) с помощью подтасовки их результатов.

Но сфальсифицировать итоги голосования в очень больших размерах власть тоже не сумела. А без этого у главы государства, обрекшего свой народ на нищету, шансов не было. И полностью обанкротившегося Леонида Макаровича в 1994 году сменил на властном Олимпе Леонид Данилович.

Ну а дальше… Дальше все осталось по-прежнему. Продолжающееся падение уровня жизни большинства населения. Стремительное разворовывание государственной собственности кучкой дельцов, превратившихся в олигархов. Коррупция, разъедающая бюрократический аппарат. Навязчивая, без учета реальных потребностей страны евроинтеграция. Дистанцирование от России. Гонения на русский язык…

…Взяв на вооружение подсказанный олигархом Вадимом Рабиновичем тезис «Украина – не Россия», Кучма последовательно пытался превратить страну в заповедник русофобии. Многие украинцы считают, что за это его следовало бы судить. Увы. По всей видимости, судить его уже будет История…

Александр Каревин,
«Одна Родина»

Поделиться.

Комментарии закрыты