Невиновное вино

0

Если виноградные площади на Украине катастрофически сокращаются, а производство вина растет, то почему такая диспропорция не беспокоит Министерство аграрной политики и продовольствия?

Почему нынешние власть имущие благословляют украинцев употреблять суррогаты? А их на рынке вина, по разным оценкам, 50—70%. И если отечественное виноградарство и его производная — виноделие приходят в упадок, то не зачахнут ли они окончательно со вступлением Украины в Евросоюз?

Деньги – на ветер

Виноградарство начало уходить за грань после убийственного указа Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством» от 16 мая 1985 г. А дальнейшие реформирования-реорганизации в агропромышленном комплексе добили как низовые звенья (специализированные хозяйства, винзаводы), так и высший управленческий эшелон.

В свое время влиятельный Главплодвинпром УССР сначала стал Государственным комитетом Украины по садоводству, виноградарству и винодельческой промышленности. Потом со своего статуса скатился на уровень ниже — до государственного концерна «Укрсадвинпром», со временем распавшегося на несколько общественных объединений. А точнее, группировок по определенным винным интересам.

Власть пыталась склеить разбитый кувшин, но из осколков слепила лишь управление в составе Департамента пищевой промышленности. Да и то со временем спихнула Департаменту растениеводства МинАП, успев обкорнать его до формата отдела.

Вполне закономерно, что при таком внимании виноградарство «эволюционировало» с более чем 400 тыс. га до… 75 тыс. Это лоскуток по сравнению с Испанией, где виноградники роскошествуют на 1,1 млн. га, Францией — 950 тыс., Италией — 850 тыс. га.

Китай, и тот за короткий период засадил лозой 205 тыс. га. Мы же за 11 лет — 40 тыс. Хотя и в Поднебесной, и на Украине действуют идентичные государственные программы по поддержке этой отрасли.

Поэтому, прежде всего, возникает вопрос: как у нас распределяют средства от 1% сбора, кому они достаются и почему такой низкий эффект? В 2008 г. на закладку 5,1 тыс. га новых виноградников выделили 243 млн. грн, в 2009-м — 211 млн. На самом же деле высадили лишь 2,7 тыс. га. То есть, сумма компенсации на гектар возросла, а количество виноградников существенно уменьшилось. Воруют! Причем миллионами…

С августа прошлого года ставку сбора на развитие виноградарства, садоводства и хмелеводства подняли до 1,5%. Вроде бы, все патриотично и аргументированно: правительство улучшает условия государственной поддержки для отечественных виноградарских хозяйств, что повысит их конкурентоспособность на внутреннем и внешних рынках, ускорит развитие виноградарства, увеличит занятость трудоспособного населения… Вместе с тем, механизм администрирования распределения средств, в пределах 1,3 млрд. грн, остается тайным и непонятным.

Алогично: одни получают компенсацию за вымерзшие насаждения, другие умудряются выцыганить средства, даже не воткнув лозу в почву, а третьи, наперед заплатив «откат» в размере 40%, никак не дождутся желанной бюджетной поддержки.

Это не мои галлюцинации. Так прозрачно намекнул аграрному министру во время его выступления на отраслевом совещании в Крыму, имея, очевидно, в виду собственную персону, известный энергетик, который ко всему хозяйствует еще и на 20 га виноградников. Если такому человеку задолжали, так что говорить об обычных виноградарях?

Но даже той компенсации, которую получают счастливчики, хватает лишь на покрытие 50—60% собственных расходов. А где же остальное? Чиновники парируют: бюджет-то не безразмерный. Хотя, по моему мнению, чиновничье «радение» о судьбе отрасли мнимое.

Европа: Наука Украины отстала на 30 лет

Для сравнения, возможно ли такое в Китае? Уверен, подобные финансовые манипуляции закончились бы если не смертной казнью, то заключением точно. Наверное, по этой причине и виноградники там не вымерзают так массово, как у нас.

И это притом, что в КНР виноградники дислоцируются в так называемой зоне риска. Но это не пугает американцев, французов: иностранные инвесторы под гарантии китайского правительства расширяют площади под виноградом. Знают, какие именно клоны высаживать на том или ином склоне, на каком штамбе, потому что дружат с наукой. И тандемом отвечают за конечный результат.

Наша же наука в этой отрасли, по оценкам европейцев, отстала по меньшей мере лет на 30.

Во-первых, мы подзабыли, что в 60-х годах практиковали покровное виноградарство. Снимали со шпалеры лозу и на зиму прикрывали землей, циновками из камыша утепляли стволы. Потому что директора виносовхозов головой (чаще — должностью) отвечали за успешную перезимовку насаждений. Экспериментировали с междурядьями, расширяя их с 1,5 м до 3-4. Ни шага без науки! Если бы прибегли к покровным агромерам, то зима этого года не выкосила бы половину виноградников, и урожай был бы намного больше.

Во-вторых, на Украине до сих пор нет виноградного кадастра. В идеале, он должен выглядеть так: паспорт на каждое виноградное поле, количество на нем кустов, какого сорта, урожайность, с примечанием, применяет ли хозяин капельное орошение… Потому что наши увлеклись им и подкармливают корневую систему даже в августе, перед урожаем. И этим разбавляют винный нектар в ягодах, искусственно порождая фальсификат.

Первое, что сделает европейская инспекция (это уже после вступления Украины в Евросоюз), забракует, как минимум, половину наших виноградников. Из-за засилья не районированных сортов, загущенности насаждений — собственно, из-за отсутствия культуры виноградарства.

В-третьих, ежегодно завозя саженцы отовсюду, мы никогда не «национализируем» плодопитомническое дело как таковое. Я не против импорта – к нему прибегали в Австралии, Чили, Грузии. Но эти страны ввозили не только чубуки каберне, но и клоны, передовые технологии. И не постоянно, а два-три раза, чтобы потом собственноручно выращивать элитный посадочный материал.

Потому что вино — это продукт определенной местности. Поэтому и лоза должна быть не чужой, а районированной, адаптированной, апробированной, «прописанной» на территории того или иного государства.

Украина этого еще не поняла. Так хотя бы инспектировала то, что ввозят! Профильное министерство видит решение проблемы в сотрудничестве с мировыми элитными питомниками. Опять же, а кто определил, что они являются такими и производят высококлассный посадочный материал? Ведь не секрет, что под видом французских саженцев завозят сербские или македонские. Да и те не из дешевых.

Поддерживая зарубежных производителей, власти надо бы позаботиться и о родных. По крайней мере, из упоминавшегося 1,5%-го сбора выделить некоторую сумму еще и отечественным питомническим хозяйствам, с которых, собственно, и начинается виноградарство. Сколько их там осталось — два-три? Пусть укрепят материальную базу и избавятся от разнородного посадочного материала… И тогда не стыдно сопровождать свою продукцию паспортом, как практикует цивилизованный мир.

Вал мутного фальсификата

Ну, а теперь о самом вкусном — вине. Накануне Пасхи купил бутылку «Кагора». Нет, не молдавского. Цена — не поверите: 3,50 грн. А что же внутри? Если без бранных слов, то винный напиток. Могу поделиться рецептурой.

Если в советское время в разгар переработки ягод возле винзаводов выстраивались самосвалы, это означало, что руководители колхозов и совхозов не забывали обогатить рацион крупного рогатого скота дармовыми, зато питательными выжимками.

Был спрос на них и со стороны военного ведомства: из виноградных косточек производили порошкообразную винно-кислотную известь — незаменимый компонент в самолето- и ракетостроении. Безотходное производство…

Оно сохранилось до сегодняшнего дня. И теперь возле ворот винзаводов — очередь грузовиков. Не из колхозов, совхозов, секретных «ящиков», а из так называемых производственных мощностей, которые «мутят» вино из… выжимок. Бухнул пару килограммов в 300-литровую бочку, залил водой, насыпал дрожжи, лимонную кислоту, сахар. Эта бурда перебродила, дав на выходе два градуса спирта. Влил зерновой спирт, «подтянув» градусы до нужного уровня. Для запаха добавил 50 мл ароматизатора — «кагорной» эссенции, для цвета — 20 мл пищевого красителя (слава Богу, не анилинового). Дешево и не очень сердито! Крепленое вино готово к употреблению.

Алхимики иного пошиба — вчерашние зубные техники и мясники, купившие директорство за 200 тыс. долл., приказывают подчиненному технологу: «выжми» из килограмма винограда пять литров вина (а не пол-литра по традиционной технологии). И тот «жмет», беря в подручные воду. Хорошо, если питьевую, а случается и техническую, содержимое хлора в которой вдесятеро превышает допустимый уровень.

Но даже если химический анализ и подтвердит это, притянуть отравителя к криминалу невозможно. Суд не примет иск, поскольку в государственном «винном» стандарте о хлоре вообще речь не идет, а об определении его содержания в напитке — и подавно.

В Европе применяют более широкий спектр параметров — 40. Если это служит барьером для фальсификаторов, то почему бы и нам не перейти на европейское «сито»? Но профильный комитет Верховной Рады «завалил» законодательную инициативу. Как и изъял из Закона «О винограде и виноградном вине» ст. 14, которая предусматривала создание инспекции по виноградарству и виноделию. Сначала ее «заморозили» на год, а потом вообще убрали за ненужностью.

Чаще всего фальсификат присутствует среди крепленых вин. Крупные винодельческие предприятия, инициировав введение оптовой лицензии на продажу бутылочной продукции, надеялись, что таким образом отвадят от рынка мошенников. Те даже не поморщились. А вот плата в полмиллиона гривен, хоть и раз в пять лет, оказалась тяжким ярмом именно для мелких и средних виноделов. Окупят ли первые со вторыми затраты, реализуя всего 5 тыс. бутылок вина в год? Смогут ли оба конкурировать с соседом, который безбожно «химичит» и сбывает свое варево на 40—50% дешевле?

Еще. Если из 400 субъектов хозяйствования хотя бы половина занимается продажей вина в бутылках, то государственный бюджет обогатится на целых 100 млн. грн. А кто считал, какие потери понесет Украина в случае сворачивания собственного виноградарства и виноделия? Тут как раз уместно вспомнить и о европейском векторе.

Евросоюз удушит украинское вино

Европейские объятия для отечественной отрасли могут быть удушающими. Иностранный менеджмент обосновался на наших предприятиях в разгар разговоров о зоне свободной торговли (ЗСТ). Киевский завод шампанских вин, Одесский… Последний выпускал 12 млн бутылок шампанского в год, сейчас — половину. А пробел в объемах покрывает итальянской продукцией, превратившись, по сути, в дистрибьютора.

В ближайшем будущем просвета из-за рубежа ждать не приходится. В Евросоюзе приняли решение о моратории на посадку виноградников до 2016 г. Перепроизводство! Понятно, что собственную продукцию будут сбывать где? В Восточной Европе. Можно только догадываться, какое винное цунами накроет Украину, где ни надлежащего контроля, ни независимой инспекции.

Понятно, что производители своими силами, без поддержки государства, даже уцепившись зубами за отечественные бренды и собственную технологию, вряд ли удержат не растерянные окончательно достижения.

Ко всему подножки отрасли ставят и наши полпреды, которые должны защищать интересы Украины на переговорах и по ВТО, и по ЗСТ. А впечатление такое, будто зарплату они получают в уважаемых международных организациях, а не здесь. Уступки по ВТО — это возросший импорт вин, причем беспошлинный.

Что потеряет аграрный сектор, в частности, виноградарство и виноделие, после подписания соглашения по ЗСТ, точно знают члены официальной украинской делегации. Однако информацию они не разглашают.

ЕС занял жесткую позицию по защите своих географических наименований. Среди 3 тыс., зарегистрированных в Европе, на наших территориях ходовых заимствований около двух десятков. Попадают в запретные шампанское, коньяк, портвейн, кагор, херес и мадера. Соответственно, Украина должна отказаться от собственного производства и продажи их на внутреннем рынке. Это, так сказать, авансцена, с которой нам будто бы диктует условия Европа.

А что же происходит в гримерке? Корпорация «Укрвинпром» — общественное профессиональное объединение, которое отстаивает интересы честных и добросовестных производителей, защищает украинского потребителя от фальсификата не только местного, но и импортного. Ради этого была создана представительная Центральная отраслевая дегустационная комиссия, которая закупает продукцию для проверки прямо в магазинах.

Поэтому другие ассоциации, организации в виноградарстве и виноделии — большие и не очень, единодушно делегировали «Укрвинпрому» право представлять отрасль на международной арене. Тем более корпорация — член Европейского комитета производителей вина, в который входят национальные ассоциации стран Евросоюза, Международной федерации вин и алкогольных напитков, тесно сотрудничает с Международной организацией виноградарства и виноделия.

В трехстороннем меморандуме между Министерством аграрной политики и продовольствия, Министерством экономики и «Укрвинпромом» четко прописали те позиции, которые устраивали отрасль. А именно: сохранение названий «шампанское», «коньяк», «херес», «портвейн», «кагор», «мадера». Тем более Украина никогда не экспортировала продукцию под названием «шампанское» или «коньяк». Да еще и в Евросоюз…

Собственно, Украина имеет право реализовывать под такими названиями собственные напитки по так называемому Grandfather Law — признанному в мире дедовскому праву. Оно гласит: если предприятие до 15 апреля 1994 г. выпускало такую продукцию, оно и в дальнейшем может это делать. Статьи Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) также на нашей стороне.

Однако наша делегация на переговорах с Евросоюзом так и не смогла отстоять эти позиции. Что ж, в государстве, где бездумно и по-предательски сдают интересы целой отрасли, никогда не будет порядка.

Владимир Чопенко,
«Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты