Нежинские робингуды

0

События во Врадиевке и дальнейшее перетягивание одеяла представителями общественных организаций и депутатами — кто из них сделал больший вклад в народное восстание против милиции, — отодвинули на дальний план не менее резонансное дело. Дело «нежинских робингудов».

Приговоры отменены, но сидят в колонии

Недавно Высший специализированный суд отменил приговор «нежинским робингудам» и вернул дело в суд первой инстанции, в Чернигов. Там его будут рассматривать новые судьи. Но меру пресечения осужденным никто не изменил — они будут ждать нового приговора за решеткой, несмотря на то, что уже отсидели более трех лет. За это время лидер группы Владислав Попович успел жениться (церемония бракосочетания состоялась в СИЗО), а Анатолий Попович, которому дали 8 лет, еще в СИЗО заболел гепатитом типа B. «Мы просили отвезти его в Чернигов, чтобы ему обеспечили хоть какое-то лечение, но пенитенциарная служба делает это только на основании распоряжения суда. Так как дело снова вернулось в производство первой инстанции, пока новый судья не напишет соответствующее письмо, ничего не произойдет», — посетовала адвокат лидера «робингудов» Владислава Поповича Екатерина Никитюк.

Другого фигуранта дела, Андрея Бондаренко, не помещали в стационар даже тогда, когда у него обнаружили тяжелую патологию сосудов головного мозга. «Если у человека есть заболевание, которое можно лечить только в условиях гражданской больницы, то это нужно делать. Да, это очень не любят делать в пенитенциарной службе, поскольку это всякий раз означает выделение конвоя, создание для него условий. Получается много хлопот и для больницы, и для службы. Но нужно этого добиваться», — считает правозащитник, член правления Украинской Хельсинкской группы по правам человека, cопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров.

Адвокат Екатерина Никитюк возмущена таким положением дел. «Удивительно, что у людей отменены приговоры, но они сидят в колонии», — подчеркнула она. В то же время, по словам Евгения Захарова, для Украины такая ситуация не является чем-то из ряда вон выходящей. «Перевести подследственных из колонии должны. Тем более, что черниговское СИЗО не переполнено. Но это обычно долгая процедура: пока дойдет соответствующее письмо, пока дождутся этапа… — рассказал он. — Сегодня трудно сказать, будут ли в этом деле при пересмотре соблюдены все стандарты, но тот факт, что Высший специализированный суд вернул дело в суд первой инстанции, говорит о том, что приговор, который был вынесен, — неадекватен».

«Теперь суд первой инстанции должен будет учесть все возражения и замечания Высшего специализированного суда. И мы на это будем ссылаться. На сегодняшний день дата нового заседания не назначена. Мы лишь получили письмо, что дело отправили в первую инстанцию, но, что оно дошло, что кто-то его принял в производство, — таких данных нет. Думаю, рассмотрение начнется не раньше сентября», — отметила Екатерина Никитюк. По ее словам, сегодня не в пользу «робингудов» выступают и «некоторые умные общественные деятели», которые берут деньги у политиков, якобы для защиты подсудимых из Нежина. Или пиарятся на их родственниках, которые, якобы будут штурмовать местное РОВД. В любом случае, шестерым нежинцам, объявившим несколько лет назад войну местным наркоторговцам, не позавидуешь.

Война не по правилам

Эта история началась с того, что шестеро нежинцев, прозванных жителями города и журналистами «нежинскими робингудами», объявили войну местным наркоторговцам. Руководителя группы — Владислава Поповича — на борьбу с распространителями дурмана подтолкнула личная трагедия: его младший брат из-за передозировки впал в кому и едва не умер.

Поэтому, несколько лет назад, Владислав и пять его товарищей начали отслеживать, отлавливать и проводить «профилактические беседы» с распространителями дури в Нежине. «Робингуды» заставляли наркоторговцев признаваться: что они продавали, где и по какой цене, записывая признания на камеру. Признания давались тяжело и не без применения силы к допрашиваемым. Свои видеозаписи борцы с распространителями наркотиков относили в милицию, Владислав Попович лично писал заявления, ходил в прокуратуру, но деятельность спортсменов не привлекала внимания правоохранителей. До тех пор, пока в ходе «допросов с пристрастием» не всплыли фамилии местных работников милиции, «крышующих» наркоторговцев.

После этого у «робингудов» начались проблемы. Те самые милиционеры, работу которых выполняли спортсмены, в апреле 2010 года открыли на них дело о бандитизме. Мол, «нежинские робингуды» — организованная преступная группа, в состав которой входят три неоднократно судимых гражданина, осуществляли вооруженные нападения на местных жителей и наносили им телесные повреждения, требуя денег. В результате те, кого «робингуды» разоблачили как наркоторговцев, оказались потерпевшими.

Не расставил все по местам и суд, несмотря на то, что на процессе выяснилось, что пострадавшие написали свои заявления в милицию по просьбе самих милиционеров. Более того, суд даже отказался допрашивать потерпевших наркодилеров, хотя все уголовное дело против «робингудов» было построено прокуратурой на их заявлениях.

В мае 2012 года шестеро «робингудов» были осуждены решением Деснянского районного суда Чернигова. «На основании материалов уголовного дела суд вынес решение, по которому виновные приговорены на сроки от 7 до 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества. При определении сроков наказания учитывались предыдущие судимости, а также их отношение к совершенному», — сообщила прокуратура Черниговской области.

Впрочем, руководитель группы «робингудов» Владислав Попович никогда и не скрывал, что был судим. Что же касается «отношения к совершенному», все обвиняемые настаивали: ни у кого денег не вымогали, а боролись с продажей наркотиков в Нежине и окрестностях. Сам Попович раз за разом, на всех заседаниях суда, пытался объяснить, что месяцами писал заявления в милицию, обращался в прокуратуру, к мэру Нежина, но разоблаченные им драгдилеры продолжали продавать зелье и дальше. «Другого варианта остановить наркобизнес я не нашел», — пояснял «нежинский робингуд» судье.

Действительно, если спортсмены вымогали с наркоторговцев деньги (и, по данным следствия, обогатились на сумму более 100 тыс. грн), то зачем им было запрещать торговать? Чтобы источник дармовых средств иссяк? И почему по факту вымогательства милиция не провела стандартную операцию по задержанию вымогателей с поличным? О том, что вымогательство в этом деле притянуто за уши, свидетельствует и то, как жили семьи «робингудов». «Мы ведь даже машину полностью не выкупили, заплатили только половину денег, — рассказывала УНИАН в 2012 году гражданская жена Владислава Поповича Елена. — Будь у нас деньги, разве бы Влад сидел? Я бы все до последней копейки отдала, чтобы он вышел на свободу».

К слову, нынешняя жена Владислава Поповича — Александра, общаться с прессой отказывается вовсе.

Новый суд

Впрочем, ни Влад, ни остальные «робингуды» не вышли на свободу и после решения Черниговского апелляционного суда. В январе 2013 года суд оставил без изменений приговор суда первой инстанции. Накануне апелляции адвокат Владислава Поповича Екатерина Никитюк заявила, что осужденные не питают надежд относительно решения Апелляционного суда. «Скорее всего, Апелляционный суд оставит приговор в силе, поскольку судья не пошел бы на нарушение, если бы не был уверен в своей безнаказанности», — сказала она, напомнив, что защита опротестовывала решение суда первой инстанции из-за того, что судья отказал в коллегиальном рассмотрении дела, а также нарушил право на защиту.

Дело «нежинских робингудов» получило новый виток только 11 июня 2013 года, когда Высший специализированный суд отменил решение суда первой инстанции и постановление областного Апелляционного суда, поскольку во время суда существенно нарушалось право на защиту обвиняемых. Так, Владислав Попович на одном из заседаний Деснянского районного суда Чернигова просил вызвать в суд свидетеля, который подтвердил бы его отсутствие в Нежине в день, когда он якобы требовал деньги у одного из пострадавших. Судья отказал подсудимому из-за того, что, по его мнению, в материалах досудебного следствия по этому поводу есть исчерпывающие показания. В этом же заседании другим спортсменам отказали в вызове еще троих свидетелей. А из материалов дела исчез сомнительный протокол обыска, согласно которому был найден пистолет Поповича. Примечательно, что, согласно документам, пистолет был обнаружен с обоймой, которая к нему не подходит. Впрочем, вместо поиска подтверждающих документов судью удовлетворила справка следствия о том, что протокол утерян.

«Для местных — это шумное дело, для кого-то из них это даже вопрос чести, а для Киева — одно из рядовых дел», — пояснила такое решение Высшего спецсуда адвокат Владислава Поповича Екатерина Никитюк. По ее словам, даже местные адвокаты, которые были назначены судом для обвиняемых, ничего не делали в ходе рассмотрения дела в первой инстанции, объясняя свое бездействие тем, что «не хотят ругаться с судом».

Насилие порождает насилие?

Что же касается дальнейшей судьбы «нежинских робингудов», правозащитник отметил, что, судя по всему, полная реабилитация для них является принципиальной позицией. «То, что они не хотят признавать свою вину, даже частично, — принципиальный для них вопрос. Им важнее сберечь свое доброе имя и доказать, что невиновны, чем раньше выйти на свободу. Возможно, если бы они пошли на уступки, получили бы меньшие сроки. Такая торговля на Украине происходит между судом, прокуратурой и защитой. Но договориться и закончить дело получается не всегда», — отметил он. В то же время, Захаров считает дело «нежинских робингудов» неоднозначным. «Они, по сути, боролись со злом насильственными методами. Но сейчас все же 21 век, а насилие порождает еще большее насилие», — сказал он.

Впрочем, не все разделяют такую точку зрения. По словам государственного и общественного деятеля Юрия Збитнева, те функции по очищению общества от преступных элементов, которые взяли на себя в отдельном регионе Украины «нежинские робингуды», должно выполнять государство. «Да, мы должны говорить, что необходимо придерживаться закона. Но, если закон стоит на службе у криминала, то, в некотором смысле, действия «робингудов» могут быть оправданы», — рассказал он УНИАН. По его мнению, сегодня на Украине отмахиваются от темы наркоторговли и возрастающего наркотрафика через территорию нашей страны. И связано это с тем, что к наркотрафику имеют отношение высокопоставленные чиновники, предприниматели и правоохранители.

Татьяна Урбанская,
УНИАН

Поделиться.

Комментарии закрыты