Обыкновенное зверство: Почему украинцы такие жестокие?

0

Жуткая история 19-летней девушки из Николаева, которую трое насильников сначала пытались задушить, а потом заживо сжечь, появилась во многих  СМИ. Трагедия привлекла всеобщее внимание и затронула за живое еще и потому, что, несмотря на показания жертвы, ее мучителей, среди которых оказались дети непростых родителей, вскоре после задержания отпустили. И лишь после бурного протеста общественности  злоумышленники оказались в СИЗО.

В Интернете легко можно отыскать видео, заснятое во время дачи показаний одним из преступников, где отрешенно и буднично он подробно рассказывает о своих зверствах. От этой довольно гладкой и грамотной речи, произносимой спокойным голосом, становится особенно жутко. Под видеосюжетом, размещенном на одном из информационных ресурсов, — комментарий посетителя:

«Включил это видео. Посмотрел. Покурил. Подумал… Может, сейчас скажу страшную вещь. Нет, конечно, это подонки, не заслуживающие прощения. Которые должны быть наказаны и судом, и Богом. Но… человек производит впечатление абсолютно нормального. Больше скажу — обыкновенного. С кем мы каждый день сталкиваемся в метро, стоим в очереди в магазине, топчемся на остановке маршрутки, пьем кофе рядом за столиком в кафе… И от этого разрывает мозг.

Пошел дальше. По следам другого. Страничка в соцсети. Неглупое лицо. Фотографии с какой-то вечеринки. Красивые и радостные девушки вокруг. Друзья. Нормальные пацаны. На стене записи за последние несколько месяцев. Грамотные предложения. Кажется, влюблен… Ну да, страдает… Цитирует чьи-то стихи… Если бы был отцом и залез на страницу своего сына, то спал бы спокойно… Что с нами происходит?..»

Вот об этом журналисты и решили поговорить с экспертами, задав им три вопроса. 1. Что происходит с обществом, в котором столь жуткие преступления совершаются людьми, кажущимися окружающим вполне нормальными? 2. Виноваты ли в этом их родители? И только ли они? 3. Будет и должна ли в этом случае проводиться психиатрическая экспертиза?

«Зло в нашей стране безнаказанно»

Эта страшная история является еще одной иллюстрацией к тому, что в любом обществе самые страшные и опасные граждане не те, которые являются носителями психиатрического заболевания, а так называемые нормальные люди, утверждает врач-психиатр Семен Глузман.

«В любой стране есть насильники. Но специфика Украины — в безнаказанности преступлений. Если бы не было гражданской реакции, если бы не пробудилось какое-то гражданское чувство у населения, то, вероятно, эти люди не попали бы в тюрьму и не были бы осуждены. На Украине есть люди, которым можно все, и есть люди, которые несут ответственность за правонарушения. Для одних граждан Украины закон работает, а для других — нет.

Можно только предполагать, что в первую очередь виноваты родители. Вряд ли эти парни — патологические изуверы, в детстве убивавшие кошек и собак, а потом — людей. Вряд ли это ненормальные в сексуальном плане люди, неспособные иначе получить удовольствие. Это — результат безнаказанности и вседозволенности. Не обязательно иметь папу народного депутата или министра. Когда живешь в маленьком городке и твой отец там — заметная фигура, этого достаточно.

Это результат общения с родителями (я предполагаю, не могу утверждать), которые жили не по закону, а, в их понимании, по здравому смыслу — брали взятки, нарушали закон тогда, когда им было выгодно, или по звонку.

Ну и, конечно же, во вторую очередь виновато украинское общество. Потому оно глубоко аморально. Об этом не говорят высокие чиновники, но значительная часть нашей преступности — социально мотивированная: кто-то совершает преступление от голода, кто-то — от несправедливости, а кто-то смотрит по телевизору или читает в газете о том, как в «Артеке» насиловали детей и т.д. И они понимают, что зло в нашей стране безнаказанно.

Психиатрическая экспертиза необходима. Я позволю себе такую непрофессиональную реплику: если их признают психически больными, то у меня возникнет много подозрений, потому что насилие, жестокость, имморализм — варианты нормы. Сталин и Гитлер совершали страшные преступления против человечества не потому, что были психиатрическими пациентами. Они были здоровыми негодяями. В подавляющем большинстве случаев в разных странах, когда происходят факты нападения на людей, насилия, убийства, ловят сексуальных и прочих маньяков, как правило, их признают здоровыми. Не болезнь руководила ими, а особенности личности. А особенности личности — это вариант нормы. Если есть человек, который стремится в парламент, чтобы воровать или прикрывать свой бизнес, то это же не проявление психической болезни. Это проявление плохого воспитания в детстве», — резюмирует Семен Глузман.

«Жалость в этих людях никто не воспитывал»

Ничего такого уж страшного в обществе не происходит, считает другой эксперт — доктор медицинских наук Анатолий Чуприков. Несмотря даже на вот такие случаи, народ и его менталитет кардинально не изменились.

«Как психиатр я знаю, что в гармоничной семье, где нормальные отношения между супругами, доброжелательное отношение к детям, и они не пущены на самотек, вне всякого сомнения, дети растут нормальными. Слава Богу, их большинство.

Да, такие случаи участились, и обществу стоило бы задуматься над тем, как распоряжаться временем молодежи, поинтересоваться, чем она занимается. Раньше общество уделяло подросткам больше внимания. Сегодня можно смеяться над пионерскими и комсомольскими организациями, тем не менее, они регулировали жизнь молодежи, ставили ее в какие-то рамки. Было бы неплохо, если  сегодня у нас появятся  организации скаутов разных конфессий.

Полное равнодушие к судьбе человека и инфантилизм проявляется в отсутствии доброжелательного отношения к окружающему миру. Знаменитый генетик Эфроимсон считал, что люди стали людьми только благодаря тому, что у них появился альтруизм, и они стали заботиться о слабых, друг о друге.

К сожалению, у родителей сегодня практически нет возможности воспитывать детей. А в данном случае вина лежит на ком-то из родителей. Жалость по отношению к слабым, к тем, кто нуждается в помощи, в этих молодых людях, очевидно, никто не воспитывал. И потому на их семьях, очевидно, лежит большая ответственность. В данном случае было бы достаточно психологической экспертизы. У нас ее, к сожалению, не очень часто проводят, а надо бы. С точки зрения психиатрии, эти молодые люди вполне вменяемы. По крайней мере, если судить по тому, что я видел и слышал о них».

Общество смакует трагедии и распространяет как вирус

«Я бы не употреблял определение «нормальные», а ограничился просто словом «люди», потому что таким образом мы подгоняем наше восприятие под собственное представление о нормальности. Таково свойство человеческой психики, — вступает в дискуссию социальный психолог Олег Покальчук. — Люди — социальные животные. А агрессия и жестокость — составляющие животной натуры. Это нужно помнить. И если мы несколько шире посмотрим на то, что происходит в мире, на то, что люди делают друг с другом, то, к сожалению, поймем, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. И потому наша реакция на каждый такой случай имеет всего лишь защитную функцию.

Уровень или оценка человеческой жестокости определяются исключительно текущими культурными рамками восприятия. И не только в украинском обществе. Человеческая природа такова вообще. Культура и цивилизация сдерживают и упорядочивают  животность человеческой натуры, пытаясь обратить ее во что-то более продуктивное и разумное. Ну а когда государство и общество болеют и слабеют, то звериность выходит наружу.

Принципиальной разницы между насилием человека над человеком и государства над обществом, в общем-то, нет. Болевой порог достаточно субъективен и касается действительно базисных вещей: секса, бессмысленного или малоосмысленного убийства. Это всегда вызывает мощное отторжение, раздражение и ненависть, ибо общество не понимает, почему так происходит. В средние века рубили головы, руки, четвертовали… Но было понятно почему: так было заведено, и человеческая жизнь ничего не стоила. Категория ценности человеческой жизни появилась, по приблизительному подсчету, лишь в последние 200 лет. Примерно тогда же, когда и европейская демократия.

То, что украинское общество в своем массовом сознании возвращается на уровень Средневековья, для меня это отчетливая тенденция. Это не связано с регрессом общества как таковым — биологическим или психологическим. Это связано с регрессом государства и его надстройки, по определению призванной регулировать животную сторону человеческой натуры.
 
Функция родителей в современном мире, я бы сказал, вообще сильно нивелирована. Детям позволяется все. И ювенальная юстиция, к которой мы вскоре придем, эту ситуацию лишь усугубит. Я считаю, что такое поведение — не исключительное явление, а тенденция. И не потому, что речь идет о мальчиках-мажорах. Этот случай и заметили потому, что они — дети чьих-то родителей. Если посмотреть криминальную хронику, то мы увидим и расчлененку, и бытовые убийства топорами… Словом, все, что угодно. Это наше постсоветское лицемерие говорит: а куда смотрели родители, школа, местком?.. Да никуда не смотрели. Они уже по определению лишены права совершать насилие над детьми в виде наказания. И если совершают, то это – некая  месть за самих себя. Это результаты распада семьи, который произошел не вчера. И даже если эти преступники живут в семье, они лишены родителей как функции. Поэтому молодые люди сегодня — это молодые хищники. Все без исключения. Просто одни живут в условиях, которые не позволяют им это сделать. А другие — в тех, которые их к разбойному хищническому поведению стимулируют. Если среда подобную «крутизну» поощряет, то это и совершается».

Что касается психиатрической экспертизы, то будет попытка признать этих злоумышленников частично вменяемыми, считает Покальчук. «Инстинктивное поведение и безумное — это совершенно разные вещи. Они действовали, как агрессивные животные, которые потом попытались скрыть следы преступления.

Медицинская экспертиза в данном случае может стать защитной реакцией родителей, потому что признать неподсудным — это одна история и условия содержания, а попасть на зону за групповое изнасилование — совершенно другая.

Что касается страха общества, в котором совершаются подобные преступления внешне «нормальными» людьми, то общество должно посмотреть на себя в зеркало. Эти преступники и есть часть общества. В видеофрагменте показаний глаза режет отчуждение говорящего от того, что он сделал. Понятно, что человек, совершающий преступление, потом пытается от него дистанцироваться: это не он, а кто-то плохой пришел и сделал. Общество ведет себя точно так же, как и эти… трудно сказать — «люди». Общество говорит: это не наши политики, эти политики — это не мы, эта власть — она не наша, эта страна — мы не такую хотели и так далее. Эти молодые «люди» — исключение… Это неправда. Они — часть общества. Более того, очень яркая и выразительная, как мы сейчас убеждаемся. А все, что обществом декларируется как позитивное, разумное, доброе, вечное… Ну и где оно? Обществом не замечается и не поощряется, если, условно говоря, старушку перевели через дорогу. Это скучно. А вот истории, подобные той, что случилась с Оксаной Макар, оно подхватывает, обсуждает, смакует и в чем-то распространяет — это мощный вирус. Под тонким слоем нашего этнографически-культурного общества таится мрачное чудовище. Надо хотя бы это признать, иначе мы обречены. То, что происходит с общественной психикой, меня крайне волнует. Если добавить к этому закрытие психиатрических отделений с целью оптимизации, и больных, которых в результате отправляют обратно в семьи, то, боюсь, через год мы увидим очень серьезные бытовые трагедии. Это будет беда для общества, но уже на неподсудном уровне. У этих же людей грань между нормальностью и ненормальностью проходит на этическом уровне, а не на психическом. Ну а то, что нет моральных ориентиров, так это уже банальность, об этом все знают.

У природы нет этики, нет понятий добра и зла. Она просто селекционирует сильнейших и наиболее приспособленных к выживанию. Представим себе, что состав атмосферы изменился таким образом, что больные туберкулезом чувствуют себя лучше, а люди со здоровыми легкими вымирают. Поэтому, если у нас такая среда обитания, то в ней выживают, собственно, те, кто сейчас находится у власти. Они являются образцом успешности. Но пена, происходящая из этой успешной среды (в виде этих мальчиков-мажоров), она, осознают, чудовищно ядовита. И будет ползти дальше. Если люди сейчас не осознают, что это не единичный случай, а тенденция, — они обречены».

Алла Котляр,
«Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты