Падение Берлинской стены: «Ее просто перенесли»

0

«Когда Россия и Германия дружат, всему миру спокойнее и нам хорошо…» — провозгласил на праздновании 25-летия падения Берлинской стены Михаил Горбачёв. Немецкому правительству в день падения стены было, безусловно, хорошо. И Западу было «хорошо». Свершилось «воссоединение» — поглощение ГДР.

Сейчас мало кто помнит, что в 1952 году канцлер ФРГ Конрад Аденауэр отклонил предложение Сталина об объединении Германии и превращении ее в нейтральное государство. За Аденауэром стояли его западные союзники, категорически не желавшие превращения Германии в нейтральное государство. Германия с её потенциалом должна была стать членом НАТО и послушным исполнителем воли Вашингтона, тогда как нейтральная Германия сделала бы расстановку сил в Европе совсем иной.

Американцы начали накачивать Германию деньгами и экономической помощью. С 1948-го по 1952 год США вложили в ФРГ 1,4 млрд. долларов – колоссальную по тогдашнему курсу доллара сумму. Какой стала бы ФРГ без «плана Маршалла», никто не знает. В то время как Маргарет Тэтчер доводила своих шахтеров и железнодорожников до голодных забастовок, Западная Германия процветала. Из нее сделали витрину капитализма и выставили напоказ перед населением социалистического лагеря, в первую очередь перед ГДР. Замысел удался. После тщательной подготовки к поглощению, длившейся 40 лет, Запад добился своего. Там понимали, что падение стены откроет шлюзы и вслед за ГДР обрушатся режимы во всех социалистических странах. Историческая победа обещала быть небывало масштабной.

…Но было ли «хорошо» советскому послу В. Кочемасову, который в преддверии падения стены слал в Москву авральные телеграммы, а с ним не хотели разговаривать ни в родном МИД, ни в ЦК КПСС? Было ли хорошо подполковнику В. Путину, который в эти дни готовил к эвакуации резидентуру КГБ в Дрездене? Было ли хорошо полумиллиону солдат и офицеров Западной группы войск, которым предстояло покинуть ГДР и выехать вместе с семьями в голое поле? Как может быть хорошо людям, преданно служившим своей стране и обнаружившим ненужность своего служения?

А проведенная после разрушения стены и воссоединения Германии люстрация кадров была очень болезненна. Тысячи людей потеряли работу – судьи, правоохранители, дипломаты и представители руководящего состава Восточной Германии никогда более не могли претендовать на подобные должности и не получили оплаты по выслуге лет. Да что и говорить, до сих сохраняются различия в оплате пенсий, начислении зарплат (в ряде отраслей сохранились и действуют тариф «Восток» — Ost и тариф «Запад» — West). Цена объединения была очень высока, и готовы ли были ее заплатить граждане ГДР?

А Горбачёву было хорошо. Его носили на руках граждане не своей страны, и он, видимо, не понимал, что в этом есть что-то чудовищное. Он не понимал, что его собственная неподготовленность к большой политике, самонадеянность и безответственность, сложившись в одну смесь, превратили его в детонатор грандиозного проекта – разрушения сверхдержавы, Советского Союза. Он пришел на свой пост в момент, когда красная империя была заведена в тяжелейшее положение неповоротливостью геронтократии, но вместо того, чтобы напрячь интеллект страны в поисках выхода, он принялся действовать по формуле «ломать — не строить, душа не болит».

Президент Путин не стал поздравлять руководство Германии с этим «славным» юбилеем. И вовсе не потому, что сегодня отношения между ним и канцлером А. Меркель напряжены. Падения стены не принесло радости народам СССР. 160 убитых за 40 лет граждан ГДР при попытке бегства через стену в Западный Берлин – это, конечно же, скорбная цифра. Но давайте посчитаем, сколько жертв было по всей Восточной Европе, особенно в разваливающемся Советском Союзе?

До «воссоединения» ФРГ называли «экономическим гигантом и политическим карликом», она была связана послевоенными обязательствами и присутствием 500 тыс. советских войск на своих границах. Теперь она считается политическим «тяжеловесом». Но кому от этого лучше?

Как отметил политолог, профессор НИУ – Высшей школы экономики газете «Взгляд» Олег Матвейчев, идея «единого Запада после падения Берлинской стены» была лишь пропагандистским прикрытием для реального процесса – подчинения Европы интересам США, в ущерб интересам самой Европы во имя иллюзорного западного единства. По сути, происходило выстраивание новых «стен» на новых восточных рубежах евроатлантического лагеря.

«На деле мы за все эти годы наблюдали расширение НАТО на восток, размещение элементов ПРО в Восточной Европе и т.п., – напоминает Матвейчев. – Если говорить непосредственно о Германии, то можно вспомнить и о кампании по дискредитации бывшего канцлера Герхарда Шредера, который был другом России (так же как и многие предыдущие канцлеры ФРГ – Гельмут Коль и его предшественник Гельмут Шмидт), и о заинтересованности Вашингтона в приходе к власти проамерикански настроенной Ангелы Меркель». Именно верность нынешнего канцлера евроатлантическому курсу – опять-таки в ущерб национальным интересам – обеспечила ей комплименты со стороны госсекретаря США Джона Керри, подчеркивает Матвейчев.

Газета Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung разместила статью госсекретаря Керри, приуроченную к 25-летию падения Берлинской стены, но, по большей части, имеющую отношение к актуальным событиям. «Решающее значение имеет возобновление конструктивных отношений с Россией», – пишет глава Госдепартамента. Но, подчеркивает он, это будет возможно «в случае, если Москва будет готова сделать необходимые шаги».

Казалось бы, статья госсекретаря выдержана в примирительном тоне: «Для нас всех будет лучше, если Россия, Европа, Соединенные Штаты и Канада будут действовать вместе, чтобы ответить на глобальные вызовы, такие как экстремизм, распространение атомного оружия и инфекционных заболеваний, и получить выгоду от мира, стабильности и экономического сотрудничества». В то же время действия России по отношению к Украине «неприемлемы», подчеркнул Керри, выдерживая традиционную линию Госдепа.

Керри делает вывод о том, что в наши дни «на карту поставлены послевоенный порядок и порядок, установленный после падения Берлинской стены». Одновременно Керри отметил усилия канцлера Ангелы Меркель по поиску дипломатического решения украинского кризиса и поддержанию диалога с президентом России Владимиром Путиным.

«Ряд германских промышленников отказали в поддержке правящему блоку ХДС-ХСС, бизнес оказывает давление на правительство, призывая к прекращению санкций против России, – отмечает политолог Матвейчев. – Но немецкое правительство продолжает гнуть свою линию».

Тем временем один из непосредственных участников процесса объединения Германии Ганс-Дитрих Геншер, занимавший пост главы МИД ФРГ в 1974–1992 годах, заявил: «Разве не правда, что сегодня многие на Западе говорят скорее о том, что «разделение» не исчезло, а просто его граница была перенесена из центра Европы к западным границам России?»

По его мнению, необходимы новые дополнительные усилия для того, чтобы удержать Европу вместе. «Мы должны возродить важнейшее достижение – Совет Россия – НАТО», – считает Геншер. При этом экс-министр скептически относится к обещаниям НАТО не расширяться на восток в попытках приближения к границам России: «Это никогда не было предметом переговоров и уж точно не стало результатом договоренностей».

Экс-министр иностранных дел добавил: «Я полагаю, что это хороший повод задуматься обеим сторонам над теми шагами, которые были ими сделаны в последние годы – были ли они верными?»

Фраза «всему миру спокойнее» — это очередная иллюзия Горбачёва, который за прошедшие четверть века так и не понял простой истины: «У немцев кто палку взял, тот и капрал». Сегодняшняя Германия на глазах превращается в авангард продвижения атлантических интересов на территорию бывшего СССР — и всему миру от этого не стало спокойнее.

«Падение Стены показало нам, что мечты могут сбываться, – сказала канцлер Германии Ангела Меркель во время открытия экспозиции об истории разделенной Германии. – И этим опытом мы хотим поделиться с нашими партнерами во всем мире».

Падение Берлинской стены «стало напоминанием о том, что никакие бетонные стены и заграждения из колючей проволоки не смогут сдержать стремление простых людей к свободе. Европа стала более интегрированной, процветающей и безопасной», – отметил в письменном заявлении президент США Барак Обама, добавив, что, по его мнению, лишь одна страна остается камнем преткновения. Нетрудно догадаться, какая страна имеется в виду.

«Однако, как напоминают нам действия России против Украины, мы должны проделать дополнительную работу для того, чтобы полностью определить наше общее видение единой, свободной и мирной Европы, – продолжил Обама.  — В Европе и повсюду за ее пределами, где люди стремятся сами определять свою судьбу, мы будем руководствоваться уроками Берлина. Стены и репрессивные режимы могут существовать какое-то время, но, в конце концов, они будут не в силах противостоять стремлению к свободе», – резюмировал Обама.

Остается заметить, что Берлинская стена не стала последней в истории. Новую стену возводят на Украине.

По материалам "Фонд стратегической культуры", «Взгляд», «Эхо Москвы»

Поделиться.

Комментарии закрыты