«Секретные материалы-2»: священники-педофилы и… ни одного пришельца

0

В прокат вышел второй полнометражный фильм, отпочковавшийся от некогда популярного, но уже подзабытого телесериала «Секретные материалы» — «Хочу верить». Со времен первой полнометражки прошло 10 лет, со времени окончания сериала — шесть. С тех пор Джиллиан Андерсон успела прочно забыть, каково быть агентом Скалли, а Дэвид Духовны нашел для себя новый экранный образ, сильно отличающийся от почти безупречного Малдера, — стареющий плейбой-неудачник в комедийном сериале Californication.

Поклонники X-Files, продержавшиеся до последней серии последнего, 9-го сезона сериала, не переставали надеяться, что Крис Картер, придумавший этот, в свое время, феноменально успешный телепроект, в скором времени сделает продолжение. Была даже назначена дата выхода второй полнометражки: ноябрь 2001 г. Но Картер увяз в тяжбе с киностудией, и разбирательство затянулось на годы. Когда, в конце концов, все помирились, то выяснилось, что над Голливудом повисла угроза зимней забастовки 2007-2008 гг. И Картер вместе со своим верным сценаристом Фрэнком Спотницем согласился на крайне жесткие условия: бюджет не больше 30 млн. долл., детский рейтинг PG-13 и чистовик сценария должен быть готов к началу осени 2007 г.

В 1998-м, когда к выходу готовился первый полнометражный фильм (X-Files: Fight the Future), все было по-другому. Производственный бюджет составлял 60 млн., на рекламу студия Fox выделила от 20 до 60 млн. При этом прокат фильма должен был уложиться между 5-м и 6-м сезонами. Fight the Future получился средним по качеству фильмом, но дорогим сердцу фанатов: он собрал хорошую кассу за пределами США — 190 млн. долл., и умеренную дома — 84 млн.

Содержание второго фильма держалось в секрете, главным образом, из рекламных соображений: создатели сознательно ставили на фанатов сериала, на которых одно только слово «тайна» действует исключительно гальванизирующе. Учитывая бюджет картины, было ясно, что ни на какие серьезные спецэффекты, которые были в первом фильме, рассчитывать не стоит. Стало быть, не будет инопланетян.
Впрочем, «Секретные материалы» люди любили не за «зеленых человечков» разной степени омерзительности. Главная пружина фильма заключалась, смешно сказать, в диалектическом противоречии — между интуитивными решениями Малдера и позитивистским, научным походом Скалли. На этой благодатной почве произросла интрига: любят ли друг друга герои, демонстративно называющие друг друга не по именам, а по фамилиям. Когда сериал стал клониться к закату (а три его последних сезона были откровенно слабы, за исключением разве что двойного финала), романтическая загадка разрешилась, и многие сочли, что именно она испортила фильм.

Кровь на снегу

События же нового фильма происходят спустя 6 лет после финала сериала. Молодую женщину похищают в ее деревенском доме в городке Сомерсет в Западной Вирджинии. Одновременно с похищением мы видим сотрудников ФБР, которые что-то ищут в заснеженном поле. Их ведет за собой длинноволосый человек в очках, который, в конце концов, находит в снегу отрезанную человеческую руку.
Бывший агент ФБР Дана Скалли работает врачом в католическом госпитале. Агент ФБР Мосли Драмми приходит к ней и просит помочь связаться с Фоксом Малдером, который ранее возглавлял отдел секретных материалов, и говорит, что за помощь в расследовании исчезновения нескольких женщин ФБР готово снять с него обвинения и прекратить преследование. Скалли соглашается и убеждает Малдера, который живет неподалеку в небольшом доме, собирая вырезки статей о паранормальных явлениях, помочь ФБР в расследовании.

Они прилетают в Вашингтон, где их встречает агент Дакота Уинтни, которая изучила файлы Малдера и хочет, чтобы он высказал свое мнение о длинноволосом человеке, который успешно привел их к цели. Это бывший священник отец Джозеф Фитцпатрик Криссман (Билли Конноли), против которого выдвинуты обвинения в педофилии и который утверждает, что «видит» преступления.
С помощью Криссмана Малдер и Скалли находят во льду огромную могилу из останков человеческих тел. Идет ли речь о серийном убийце или о мистических силах, предстоит выяснить в ходе просмотра…

Истина где-то рядом…

У сериала «Секретные материалы» были две особенности: нехарактерный для начала 1990-х интерес к «маргиналам» и усложняющаяся с каждым сезоном «теория заговора». Если в начале Малдер «всего лишь» пытался разоблачить правительство, которое скрывает правду об инопланетянах, то в конце зритель узнал не только о тайном сотрудничестве земных правительств с пришельцами, но и о глубоко законспирированных подрывных группах в каждом из лагерей. Сюжетные линии, связанные с теорией заговора, оказались так запутаны, что Джиллиан Андерсон накануне премьеры «Хочу верить» призналась, что в какой-то момент сдалась и перестала пытаться разобраться в политической (или параноидальной) составляющей фильма.

К началу подготовки второго фильма Крису Картеру и Фрэнку Спотницу пришлось считаться не только с бюджетом, но и с тем, что картина будет уже необратимо вырвана из ее телевизионного контекста. Поэтому они отказались от сквозного сюжета, оставили в стороне правительственный заговор вместе с пришельцами, не стали связываться с модной террористической темой, признались в нежных чувствах к Малдеру со Скалли и сделали нормальный триллер, где из актуальных газетно-журнальных тем «засвечены» разве что священники-педофилы.

Вообще говоря, картина разрабатывает благодатную почву «чудовища недели»: так поклонники сериала называли не связанные со сквозной сюжетной канвой эпизоды. Если взглянуть на рейтинг наиболее любимых фанатами серий, то выясняется, что именно «чудовища» пользовались наибольшим успехом. Режиссер и сценарист добавили в сюжет «Хочу верить» моральные вопросы: кому верить, зачем верить и почему верить? Как ни странно, эта хрупкая конструкция держит фильм. Подарков для фанатов, то есть, отсылок к старым сюжетам, в картине со скромным хронометражем (104 минуты) разбросано очень много.

Весной 2008 г. на одной из встреч с фанатами режиссер и сценарист отшучивались по поводу ожиданий от будущей картины. Романтиком оказался Спотниц: зрители, по его мнению, должны унести с сеанса надежду. Картер сказал, что мусор из-под сидений. Но, на самом деле, главный оптимист и фантаст здесь все-таки Картер. Он лелеет надежду, что если «Хочу верить» оправдает себя в прокате, то студия Fox разрешит ему третью полнометражку. И это будет совсем другое кино: в нем Картер хотел бы развить сюжетные линии вокруг 12 декабря 2012 г., даты, на которую назначено вторжение инопланетян. Ближайшие недели покажут, выросло ли у «Секретных материалов» новое поколение упорных поклонников, готовых ждать и надеяться, что истина где-то рядом.Семен Котовник, Антон Ключкин,
«Лента» (http://www.lenta.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты