Сергей Белов: «По натуре я волк-одиночка»

0

Он первым из неамериканских игроков вошел в Зал славы баскетбола
Белов — один из самых именитых игроков баскетбола XX века. В его послужном списке четыре Олимпиады, четыре мировых и семь европейских первенств, дюжина чемпионатов страны.

«Дайте мяч Серому, он знает, что с ним делать!»
Сергей родился 23 января 1944 года в селе Нащёково Шегарского района Томской области в семье коренных петербуржцев. Его отец, Александр Александрович, трудился в лесной отрасли, занимался экспортом леса, часто уезжая в командировки. Мама Сергея, Валерия Ипполитовна, до войны работала по научной линии, была перспективным работником. К началу 1941 года жизнь семьи была вполне устроенной: любимая и интересная работа, маленькие дети: сын Александр и две младшие дочери-погодки.
Когда обрушилась война, отца Сергея с Дальнего Востока направили под Томск на переподготовку, сочтя его специальность дефицитной в тылу: лес наряду с нефтью являлся стратегическим сырьем, и в условиях войны заготавливать его нужно было много. Первая блокадная зима обернулась для семьи трагедией: две младшие сестренки Сергея ее не пережили. «Можно только предполагать, что испытывал отец, оказавшись оторванным от семьи, запертой в страшной ледяной цитадели, а сам, пребывая в относительных безопасности и благополучии. Он написал матери десятки писем, призывая ее при первой же возможности эвакуироваться из города. Долгое время это было затруднительно, к тому же мать не была до конца уверена, что это нужно делать. Наконец, она договорилась об отправке семьи в Сибирь», — описывал в своей книге «Движение вверх» то нелегкое время Сергей Александрович.
Вскоре после переезда семьи отца Сергея перевели на работу в районный центр Мельниково. Его поселили в полутора километрах от работы, в небольшом селе Нащёково, выделив жилье — деревенский пятистенок. В одной половине дома размещалась школа, где мать Сергея стала работать сначала учительницей, а затем и завучем. Именно в этом селе Шегарского района на свет появился будущий олимпийский чемпион. Правда, отец смог увидеть сына лишь 1947 году – мужчину мобилизовали на фронт в конце 1943.
В 1950 году семья переехала в Томск, так как отец получил должность в Томском облисполкоме. В первое время речь о баскетболе даже не шла. Юноша показывал прекрасные результаты в легкой атлетике и акробатике, в перерыве между физическими нагрузками не забывая обыгрывать сверстников в шахматы.
Человека, который подарил баскетболу Сергея Белова, звали Георгий Реш. Именно он убедил двенадцатилетнего парня заняться видом спорта, для которого его создала природа. В этих словах нет преувеличения, поскольку все, кто видел игру мастера, в один голос утверждают, что Белов — идеал атакующего защитника.
«Считаю доверие Реша по отношению ко мне важнейшим фактором, — рассказывал Сергей Белов. — Например, одну из томских зим я “убил” исключительно на тренировку входившего тогда в моду броска в прыжке. Упрямо отрабатывал злополучный элемент. Реш вместо того чтобы давить, загонять в рамки, терпеливо поощрял мое рвение. Доверие наставника сформировало необходимую для снайпера уверенность. Позднее тренер нередко в решающие моменты инструктировал подопечных: “Дайте мяч Серому, он знает, что с ним делать!”»

«Что за сумасшедшего вы привезли?»
В январе 1961 года Белов отметился успехами в своей возрастной группе. Сборная Томской области выиграла турнир 12 городов в Челябинске. В каждом матче Сергей приносил команде порядка 30 очков, став не только самым результативным спортсменом турнира, но и лучшим его игроком. По итогам соревнований способного баскетболиста пригласили в юношескую сборную, в составе которой он выступал на Спартакиаде школьников в Баку.
Осенью 1962 года Белов перебрался в Москву. Став студентом факультета электроники и счетно-решающей техники Московского лесотехнического института, Белов играл не только за баскетбольную команду вуза, но и за молодежную и взрослую сборные Московской области. Несмотря на хорошие результаты — 20-30 очков за матч, спортсмен ощущал себя не в своей тарелке. Во-первых, у Сергея не сложился должный контакт с тренером, во-вторых, яркого интереса к нему как игроку никто не проявлял, но главное, что морально он еще был не готов выступать в Москве, хоть и мечтал стать игроком московского клуба ЦСКА. Отец Сергея был недоволен выбором сына в пользу большого спорта, однако, поддержка матери определила конечное решение. После двух лет учебы в «Лестехе», в 1964 году Белов принял приглашение свердловского баскетбольного клуба «Уралмаш».
Там он являл собой образец профессионального атлета, который всегда пребывает в идеальной форме. «В свердловском “Уралмаше” лишь за десять дней до тура переходили на двухразовые тренировки, мне этого было мало, и я стал заниматься индивидуально, — вспоминал Белов. — Утром на стадионе. Днем — в зале с мячом или штангой. Вопреки господствовавшим подходам к тренировке баскетболистов, начал приседать с большими весами (до 140 кг), закачивая ноги, что способствовало моему спортивному долголетию. Тренеры по другим видам спорта, понаблюдав за этим, деликатно задали вопрос руководству команды: “Что за сумасшедшего вы привезли? Он постоянно тренируется”».

«В этом матче — вся моя жизнь»
Осенью 1966 года во время зимнего всесоюзного турнира Сергей Белов был признан лучшим защитником одного из туров, проводившегося в Каунасе. В октябре того же года он отправился в составе сборной на товарищеские игры в Мексику и на Кубу. По итогам сезона спортсмен возглавил пятерку лучших защитников в составе списка 25 лучших баскетболистов страны, составленного президиумом федерации баскетбола. Вторую позицию списка занял Александр Травин, вслед за которым шли Зураб Саканделидзе и Юрий Селихов.
«Место в составе сборной страны для меня не было гарантированным, но я готов был биться за него, — писал Сергей Александрович. — Я готов был отстаивать свое право на место в составе ставшим привычным для меня способом — упорнейшими тренировками, оттачиванием индивидуального мастерства и, главное, хорошей результативной игрой».
До мюнхенской Олимпиады Белов уже успел стать чемпионом мира и трехкратным чемпионом Европы, призером мексиканской Олимпиады. На чемпионате Европы в Неаполе в 1969 году он был одним из лидеров. Его вклад в победу трудно переоценить. Белов считал, что самый основной матч в его жизни был сыгран в Мюнхене. И трудно с этим не согласиться. Сергей часто потом возвращался к драматическим мгновениям победной Олимпиады: «За моими плечами — 19 очков, добытых для моей команды в этом олимпийском финале. Большинство из них набраны дальними бросками, которые, как кинжал, ранили хваленых напыщенных американцев и уже почти добили их. А впереди у меня — два штрафных броска и 55 самых страшных, самых важных, решающих секунд этой кошмарной игры, победа в которой уже была у нас в кармане. Я просто был уверен, что забью два из двух.
В случае их стопроцентной реализации наше преимущество составит 4 очка за 55 секунд до конца, значит, у нас будет последняя атака и минимум “+2”. Это хорошие шансы на победу, которую мы заслужили. Привычным, доведенным до автоматизма движением, я бросаю мяч в кольцо. Я промахиваюсь. Бог наказал меня за самоуверенность. Мой промах не был срывом, потерей концентрации, отказом от борьбы, ведь через пару секунд я уверенно забил второй штрафной, что сохранило нам шансы на борьбу и победу. Видимо, просто было суждено, чтобы мы пережили все последовавшее.
Чудовищно точный бросок Форбса, отчаянная неразбериха под щитом соперника, дикий по своей нелепости пас в никуда Сашки Белова, перехват и отрыв Коллинза, фол Саканделидзе. Ликование американцев, невероятное напряжение с запуском и перезапуском последних трех секунд. Золотой пас Вани Едешко и золотой бросок Сашки. Скандал, устроенный американской командой, напряженная ночь ожидания переигровки. Великолепный по своему драматизму финал, завершившийся свержением с трона его многолетнего обладателя. В этом матче — вся моя жизнь».

Мировое признание
О том, что зажигать огонь московской Олимпиады поручили ему, атакующий защитник узнал примерно за неделю до открытия Игр. «Если честно, — говорил он потом, — у меня это вызвало двоякие чувства: ведь предстояли репетиции, которые отрывали от тренировочного процесса, сбивали с рабочего ритма».
Самые серьёзные проблемы Белов испытал не на самой церемонии, а на генеральной репетиции, которая состоялась в «Лужниках» за двое суток до начала Игр. Всё проходило один в один по сценарию открытия. «Целый день шёл дождь, — вспоминал Сергей Белов. — А щиты, по которым я должен был взбежать к чаше, представляли собой обыкновенные крашеные куски фанеры. Было очень скользко».
Один из очевидцев того прогона рассказывал, что, когда Белов, неся факел Олимпиады, побежал вверх по щитам, у него так скользили ноги, что можно было изучать анатомию всех мышц. Белов не упал, но не было никаких гарантий, что на самом открытии всё закончится так же хорошо. Поэтому к церемонии к щитам прибили поперечные планки типа ступенек. Но Белов об этом не знал и потому нашёл своё решение проблемы: надел на официальную церемонию обувь с короткими шипами.
За Сергеем Беловым в баскетбольном мире закрепилась слава непростого человека. Часто его обвиняли в высокомерии. Он мог годами не общаться с партнерами по клубу — ограничиваясь кивком в раздевалке в качестве приветствия или прощания. «По натуре я волк-одиночка, — откровенничал Белов. — Еще с детства чувствовал себя комфортно только наедине с собой. Как выстраивать отношения с окружающими — личное дело каждого. Все, что могу сказать, штамп о моем высокомерии и презрении по отношению к окружающим — глупость».
По итогам карьеры Белов получил заслуженное признание. Международная федерация баскетбола назвала его лучшим игроком, когда-либо выступавшим за национальные сборные под эгидой этой организации, а спустя год (11 мая 1992 года) знаменитый мастер стал первым неамериканцем, включенным в Баскетбольный Зал славы. Также включен в списки 50 величайших игроков в истории и 50 величайших персон в истории Евролиги. Ежегодно в Томске проходит всероссийский турнир среди юношеских команд, который носит имя Сергея Белова. О легендарном баскетболисте в 2017 году сняли художественный фильм «Движение вверх».
На тренерском поприще Сергей Александрович стартовал не менее ярко, приведя ЦСКА в 1982 году к чемпионскому званию. В начале 1990-х два года тренировал итальянскую команду, а в 1993 вернулся домой и стал президентом Российской федерации баскетбола (работал на этой должности до 1998), одновременно был тренером сборной России по баскетболу. В 1999 году Сергей Белов перешёл работать главным тренером в «Урал-Грейт» (Пермь), добился от команды успехов, позже стал президентом этого клуба. А 3 октября 2013 года умер в Перми, похоронен на Ваганьковском кладбище рядом с могилой баскетбольного тренера Александра Гомельского.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Biograph.ru, Za-kadry.tpu.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты