Сергей Урсуляк: «Моя работа – это не семейный бизнес!»

0

Известному режиссеру исполнилось 60 лет

Он получил актёрское образование и более 10 лет играл в театре «Сатирикон». Потом решил поменять профессию, но только с третьего раза смог поступить учиться на кинорежиссёра. А теперь самые именитые артисты считают за счастье сниматься у него.

Лошадей решил заменить на пони
Сергей родился 10 июня 1958 года в Хабаровске, в семье военного и учительницы. Из-за службы отца семья часто меняла города и места жительства. Детские годы Урсуляка прошли в Магадане: «Меня рано научили читать, рано стали водить в кино. В юном возрасте впервые посмотрел “Гусарскую балладу” Эльдара Рязанова, и это стало потрясением. Не было фильма, который я просматривал такое количество раз! Вероятно, благодаря этому фильму стал интересоваться тем, что такое кино, актеры, грим и так далее. Хотя мои родители были далеки от всего этого».
Интересна ему была и режиссура: «До сих пор у меня хранятся старые блокноты школьных лет, где можно прочитать распределение ролей в фильме “Гусарская баллада” среди учеников третьего класса, в котором я тогда учился. Причем очень серьезно к этому относился, до такой степени был увлечен, что все продумывал до деталей. Например, понимал то, что лошадей для третьеклассников лучше заменить на пони, которых я видел в Московском зоопарке. Поскольку жили мы тогда в Магадане, я написал письмо в Московский зоопарк и попросил прислать какое-то количество пони, чтобы реализовать замысел этой постановки. Из Москвы мне так и не ответили, но, как выяснилось, это был опыт, который к чему-то привел».
Окончив среднюю школу, Урсуляк отправился покорять Москву. Он с первой попытки поступил в театральное училище имени Щукина и попал на факультет Евгения Симонова: «Мои успехи в школе не позволяли мне мечтать о большем, кроме как об актёрской профессии. И я очень легко поступил. Это был единственный случай в моей жизни, когда что-то далось легко. Но потом я был всё время на грани вылета из Щукинского училища, потому что был квёлым и не играл ничего».

«Пошёл туда, где меньше укачивает, то есть, в режиссуру»
После вручения диплома Сергей не сразу нашел работу: «Евгений Рубенович Симонов клятвенно обещал, что будет делать студию на базе нашего курса в “Щуке”, но все развалилось. Он предложил мне потерпеть годик, но я понял, что это невозможно, и стал показываться. Пожалуй, это самое унизительное, что есть в актерской профессии, а в ней много унизительного. Предлагать себя, зная заранее, что тебя не возьмут. Я помню главных и очень хороших режиссеров, читающих журналы во время нашего показа. Выходишь на сцену, объявляешь: “Островский. “Волки и овцы”. А тебе в ответ: “Спасибо, достаточно”».
Урсуляк обошел пять-шесть театров и однажды, возвращаясь с очередного показа, встретил Екатерину Райкину. Она предложила: «Иди к моему папе, он как раз в Москве». Сергей пришел к Аркадию Исааковичу, он предложил встретиться через три дня. Урсуляк посмотрел на него и подумал: «Какие три дня – тут счет, наверное, уже на часы пошел». Райкин очень тихо говорил, еле передвигался. Но когда через три дня Сергей пришел на его спектакль, то не поверил своим глазам. Из-за занавеса буквально выпорхнул моложавый, стройный, красивый человек, чтобы три часа властвовать над залом.
«За кулисами потом я снова встретился со скукоженным стариком, — вспоминает Урсуляк. — Я проработал с ним до конца его жизни. Это было счастливое время. Каждый артист, который приходил в театр к нему, получал статус преемника. И он говорил это так убедительно, что я тоже мгновенно в это поверил. Было интересно, но наступил момент, когда я потерял интерес к профессии. Мог бы пойти в авиастроительный вуз, но меня укачивает в самолёте. Пошёл туда, где меньше укачивает, то есть, в режиссуру».
Он поступил только с третьей попытки. Не падать духом помогала Лика Нифонтова, с которой он познакомился в «Сатириконе». Урсуляк был женат на актрисе Галине Надирли, в семье подрастала дочь Александра. Но влюбившись в Лику, он не мог сдерживать свои чувства. Хотя женщина также была замужем: с ее супругом Юрием Нифонтовым Урсуляк учился на актерском факультете. Разорвать узы первого брака Сергей смог в 1986 году. У пары родилась дочь Дарья Урсуляк. «Когда я в 21 год после училища поступила в труппу “Сатирикона”, Сергей уже был ведущим артистом, много играл. Мы встречались с Сережей в одних спектаклях, — вспоминает то время Нифонтова. — Когда он играл Полибия в спектакле “Геркулес и авгиевы конюшни” по Дюрренматту, я так смеялась, что на две недели раньше срока родила нашу дочку Дашу! Он потрясающий комедийный актер, невероятно смешной. Но по характеру – не артист, я видела, что он хочет быть режиссером. Не сразу это получилось, были две неудачных попытки поступить во ВГИК. Потом его приняли на Высшие режиссерские курсы, учился у Владимира Мотыля, ушел из театра».

«Молиться на “Ликвидацию” не буду»
Дипломной работой начинающего режиссера стала драма «Русский регтайм», вышедшая на экраны в 1993 году. В анонсах фильма его называют «сентиментальным путешествием в Москву 70-х», но в основу картины лег реальный случай с артистом и режиссером Романом Козаком, театральным критиком Аркадием Цимблером и телевизионным ведущим Михаилом Ширвиндтом. А через два года на экраны вышла драматическая лента «Летние люди», снятая режиссером по пьесе М. Горького «Дачники». Драма – дебют Сергея Владимировича как сценариста.
Урсуляк вспоминает тяжелые 90-е годы, когда кино уже не снималось, а киностудии были в плачевном состоянии. Это привело его на телевидение: «Я тогда работал, где только можно. Стал снимать рекламные ролики, которые даже не понимал, как делать. Мне звонили утром: “Нужен ролик про офисный стул!” И к обеду я отправлял десятки вариантов. Трудился практически за еду. Потом у Миши Ширвиндта всё получилось: он стал вести передачу “Я и моя собака”, а меня позвал вторым режиссёром. Я несколько лет монтировал видео про пёсиков, которых уже не мог видеть, как и Мишу».
С 2002 по 2005 Урсуляк вел авторскую программу о мире кино под названием «Пестрая лента». Правда, по поводу неё даже разгорелся скандал. В одной из серий под названием «Дикторы Центрального телевидения» было рассказано о первых теледикторах. «Сама по себе передача получилась содержательной. Тем обиднее, что в нее вкралась досадная неточность. Ольга Чепурова, первый теледиктор, названа в передаче Чепурновой. Причем, к сожалению, это делается уже не в первый раз, — рассказывал изданию «Труд» Виктор Чепуров. — В передаче принимали участие старейшие дикторы, некоторые из них хорошо знали Ольгу, мою двоюродную сестру. Странно, что не нашлось даже кадров, чтобы показать ее, запомнившуюся зрителям старших поколений, на экране. Я, если бы обратились, мог предоставить хотя бы фотографии, хранящиеся у меня. Ольга Чепурова вместе с Ниной Кондратовой были первыми телевизионными дикторами в стране. К сожалению, Чепуровой, как и Кондратовой, давно уже нет в живых. Хотелось бы, чтобы память о них, начинавших утверждать полюбившуюся миллионам людей профессию, бережно сохранялась».
…В начале 2000-х Урсуляк снял несколько фильмов. Но громкая слава обрушилась на режиссера в 2007 году, когда зрители увидели детективную ленту «Ликвидация». Урсуляку предлагали сделать продолжение картины, но он отказался: «Да, “Ликвидация” сделала мне имя, но молиться из-за этого на нее я не буду».
Он снял фильмы «Исаев», «Тихий Дон» — это была четвертая экранизация известного романа Шолохова, правда, так можно сказать с большой натяжкой, ведь из проекта Урсуляк убрал историю о красном и белом движениях: за основу взята лишь любовная драма Григория Мелехова с Аксиньей Астаховой. Их сыграли Евгений Ткачук и Полина Чернышова. Дочери режиссера Дарье Урсуляк достался образ Натальи Мелеховой. В небольшом эпизоде появилась и Лика Нифонтова.
«Сережа очень хороший режиссер, и мне повезло, что я снимаюсь у него, а не просто “у мужа”. К сожалению, я не во всех его картинах играю. Он не занимает меня, когда не видит для меня роли. Знаете, как я попала в “Тихий Дон”? Сережа уезжал в большую экспедицию в Вешки, я его собирала. Обычно стараюсь ездить с ним, перенести маленький дом туда, где он снимает кино, чтобы ему было уютно, спокойно. Все время находиться с ним не могу – у меня тоже работа, театр. И тут звонок: заболела актриса на маленькую, эпизодическую роль. Вторая – занята в театре. Сергей сам выбирает каждого человека, даже эпизодника, даже стоящего в массовке. У него нет проб, он общается с артистами. И пришлось мне сыграть эпизод во второй серии, когда Наталью готовят к свадьбе».

«Из всех искусств важнейшим является телевизор»
Сам Урсуляк заявляет, что у него есть свой свод правил, которым не изменяет: «Если бы моя жена Лика сказала мне: “Сними меня!”, это было бы последнее, что она сказала бы мне в нашей совместной жизни. Моя работа – это не семейный бизнес!» Он даже был против, чтобы его дочери становились актрисами: «Саша была бы прекрасным парикмахером, она замечательно рисует, красит, придумывает прически. Слава богу, думал я, у папы, который лампочку выкрутить не может, родился ребенок, который что-то умеет делать руками. И вдруг в конце десятого класса она заявляет, что пойдет в актрисы.
Я отправил ее к Паше Любимцеву и строго наказал внушить девочке, что она в актрисы не годится. Паша послушал ее и говорит: “Зачем же я буду ей врать?” Поступает она себе во МХАТ и в Щукинское, везде переходит с одного тура на другой, а потом спрашивает меня: “Куда мне документы подавать?” — “В Щукинское”, — говорю. “Значит, я иду во МХАТ”, — отвечает моя девочка. Во МХАТе набирает курс друг моей юности Рома Козак. Положение мое становится совсем щекотливым. Звоню Роме: “Если ты думаешь, что осчастливишь меня, взяв мою дочку на свой курс, то глубоко ошиб…” – “Идиот, — отвечает мне Рома.— С чего ты взял, что я тяну твою дочку”. Теперь с омерзением читаю всякие хвалебные рецензии на ее игру, хотя, конечно, приятно».
Дочь Даша работает в «Сатириконе». Как и отец, окончила Щукинское училище. «Она практически окончила историко-филологический факультет гуманитарного университета, — рассказывает Лика Нифонтова. — Но в 21 год стала поступать в несколько театральных вузов. Поступила на курс Владимира Иванова. На третьем курсе ее отобрали в спектакль Вахтанговского театра “Окаёмовы дни” на роль Машеньки. Говорю, как есть: я очень не хотела, чтобы первую большую роль в кино Даша сыграла в папином фильме, но так случилось. Правда, до “Тихого Дона” она уже снялась в нескольких картинах, в небольших ролях».
Сейчас Урусляк работает над экранизацией романа Александра Иванова «Ненастье». «У нынешнего кино очень маленькая аудитория, — размышляет режиссер. — Мультиплексы посещает небольшая и весьма определенная в смысле возраста и доходов часть населения. Не чувствую в себе ресурса для производства ленты, рассчитанной на публику трех-четырех кинофестивалей. Кино сейчас уже рассматривают под странным углом, слово даже появилось — «продукт». Яблоки, семечки, колбасу и кинокартины уравняли в правах. Отлично! Конечно, я понимаю, что переделать ничего не могу. Но пытаюсь сопротивляться по мере сил… Однажды мне сказали, что моя картина “Долгое прощание” по повести Юрия Трифонова входит в тройку самых недооцененных фильмов прошлого десятилетия. Наверное, кому-то это было бы приятно, но я не хочу считаться ни переоцененным, ни недооцененным. Сегодня смотрят телевизор. Именно поэтому идет такая борьба за эфир: из всех искусств для нас важнейшим является телевизор».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Новости недели» (inelstal.ru), Teatral-online.ru, «Итоги» (itogi.ru), Tvc.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты