Софи Марсо: «Я никогда не обращаю внимания на слухи обо мне»

0

Тридцать лет назад она снялась в подростковой комедии «Бум», а сейчас уже решилась сыграть маму молодой девчонки с проблемами, очень похожими на те, что были у ее героини Вик в том популярном французском фильме.

«Продюсеры угрожали мне тюрьмой»

Софи Даниэль Сильви Мопю, а таково настоящее имя актрисы, родилась 17 ноября 1966 года в крошечном городке Жантильи, в семье шофера грузовика и продавщицы супермаркета. Подростком будущая звезда за 5 франков в день мыла посуду в придорожном кафе и отчаянно мечтала вырваться из провинциальной глуши. Правда, мечта ее не простиралась дальше желания найти в Париже местечко модистки, которое казалось ей самым настоящим счастьем. Нетребовательная девушка и представить себе не могла, что очень скоро судьба забросит ее в столицу, только совсем по другому поводу. Однажды Софи прочитала в газете объявление о том, что режиссер по имени Клод Пиното ищет девушку на главную роль в фильме «Бум». Это был шанс. Софи решила рискнуть и, ничего себе не обещая, отправилась в Париж.

«Бум» побил все рекорды и стал чемпионом проката, в том числе, и в бывшем Советском Союзе. Словно по волшебству, провинциальная 14-летняя девочка превратилась в звезду. О ней шумели бульварные газеты, журналы выстраивались в очередь за интервью. Солидная кинокомпания Gaumont окружила ее трогательной заботой, предложив взять псевдоним (так на свет появилась мадемуазель Марсо).

Gaumont и заключила с актрисой первый долгосрочный контракт, согласно которому та в течение нескольких лет должна была беспрерывно сниматься в бойких подростковых комедиях. Словом, все шло хорошо, но случилось непредвиденное. Несовершеннолетняя Марсо влюбилась – в Анджея Жулавского, польского режиссера, непризнанного гения, обладавшего ужасным характером, который, к тому же, был на 26 лет старше Софи. Последствия этой связи оказались плачевны: родители разругались с собственной дочерью, а Жулавского отозвали обратно в Польшу (которая тогда еще была социалистической). Несмышленую Софи, которая, поддавшись чувству, ломала все съемочные графики, продюсеры попытались поставить на место. «Это было насилие, — вспоминает актриса, – я стала любимой игрушкой Франции, продюсеры следили за каждым моим шагом. Неудивительно, что я их ненавидела — они угрожали мне тюрьмой».

Между Францией и Польшей

Всем назло Софи улетела в Варшаву, где Жулавский приступил к съемкам фильма «Шальная любовь». Главная роль, разумеется, досталась Марсо. Узнав об этом, кинокомпания Gaumont тут же подала иск о взыскании с актрисы неустойки в миллион франков. Софи отдала все, что заработала на «Буме» и «Буме-2», но стала свободной от обязательств – контракт был расторгнут. Позднее Марсо так прокомментировала этот эпизод своей биографии: «Мной двигала страсть, сжигавшая меня дотла. В таком состоянии трудно выбирать, а уж тем более думать о последствиях. Но я была к ним готова».
Как ни странно, скандал сыграл Софи на руку. Французы обожают подобные романтические истории — разница в возрасте между ней и Жулавским только подливала масла в огонь. Четыре года спустя другая кинокомпания предложила 18-летней актрисе роль в картине «Счастливая пасха», где она сыграла любовницу пожилого героя Жана-Поля Бельмондо. Фильм имел колоссальный успех, журнальные обложки вновь запестрели портретами Марсо.

Теперь она жила на две страны, разрываясь между благополучной Францией и социалистической Польшей. Ее отношения с Жулавским не складывались. «Мой брак никогда не превратится в рутину – мы слишком часто орем друг на друга», — шутила актриса. Французы продолжали любить Софи, наезжавшие в Варшаву папарацци с ужасом фиксировали красавицу-актрису, томящуюся в очереди за молоком. В Польше французские фильмы шли редко, Марсо не узнавали на улицах, денег катастрофически не хватало — Жулавский только посмеивался, повторяя, что бытовые трудности лишь закаляют душу. И все же именно он приохотил Софи к Толстому и Достоевскому, научил понимать живопись и выковал из нее, если не жену, то актрису. Во многом благодаря школе мужа-режиссера в 1994 году Софи с блеском сыграла Элизу Дулиттл в «Пигмалионе» Бернарда Шоу, за что получила главную театральную награду Франции — «Мольер».

С Жулавским Софи Марсо прожила без малого пятнадцать лет, сыграв за это время лучшие свои роли («За облаками» Микеланджело Антониони, «Пламя страсти» Уильяма Николсона, «Мои ночи прекраснее ваших дней» Анджея Жулавского и прочее, и прочее…). Она родила ему сына Венсана, но потом все же вернулась во Францию.

После того как Софи сыграла в фильме Мела Гибсона «Храброе сердце» журналисты отчаянно пытались найти подтверждение роману двух актеров. Но судьба сплела, куда более замысловатую ловушку: в компании Гибсона работал молодой продюсер, который в тот раз остался в тени. Однако через два года, когда этот же мужчина по имени Джим Лемли поехал в Россию работать над «Анной Карениной», они с Марсо влюбились окончательно. Так что, разрыв с Жулавским был неизбежен. В 2000 году Софи сыграла в фильме Анджея «Верность» и ушла к другому мужчине. Марсо вышла замуж за Джима и родила ему дочку Джульетту.

«Дикий зверь, которому не удалось прижиться среди людей»

Сейчас Софи старается не воспринимать всерьез все, что происходит вокруг нее, все, что может ранить или разозлить: «Я никогда не обращаю внимания на слухи. Я всегда удивляюсь, когда мой сын приходит из школы и приносит какие-то невероятные новости обо мне, услышанные от одноклассников. С моей работой у меня довольно-таки сложные взаимоотношения, я сама выстраиваю их… Я привыкла держаться на дистанции от окружающих, я не принадлежу ни к одной семье. Сначала это было моей слабостью, но постепенно превратилось в сильную сторону. Это позволяет мне оставаться свободной и сохранять умение удивляться».

Марсо редко посещает светские тусовки и шумные вечеринки: ее вполне устраивает общество своих близких или же погружение с головой в рабочий процесс. «Она гиперактивна. Она современна, она живет впереди времени, и это отличает ее от остальных, — рассказывает Лор Дютийоль, коллега актрисы. — Эта женщина добивается успеха и живет так, как считает нужным. Она изобрела новый способ быть звездой, и ей не прощают этого». Говорят, что Марсо не признает ни бога, ни хозяина: сегодня она может блистать в кино, завтра – исчезнуть и прожить полгода в Лос-Анджелесе.

«Софи – противоположность карьеристки, — говорит актер Доминик Бенеар. — Она может не пойти на важнейшую встречу с именитым режиссером. Например, роль Жюльетт Бинош в “Английском пациенте” изначально предназначалась Марсо. А она нашла присланный заранее и успешно забытый в ящике сценарий уже тогда, когда картина была готова к выходу на экран! Она никогда не поддерживает “полезных” связей и не жалеет об упущенных возможностях».

Коллеги по цеху называют Софи Марсо «диким зверем, которому так и не удалось прижиться среди людей». Она никогда не теряла связи с природой: даже ее красота абсолютно лишена искусственного лоска. В ее внешности всегда остается нечто детское, неуправляемое и неуловимое. Она с достоинством несет по жизни свой негласный титул символа Франции, однако, ее собственная слава – словно ноша, которую нельзя бросить.

Раньше Софи Марсо избегала интервью, сегодня – иногда соглашается отвечать на вопросы. «Я противоречива, но люди меня понимают. Если я была честна, то не чувствую себя глупо, когда приходится падать. Импульсивность ни к чему хорошему не приводила: я в штыки воспринимала даже порывы сердца. В двадцать лет я чувствовала себя непонятой и эксплуатируемой старой системой. А с возрастом становишься более невозмутимой. Сегодня я считаю себя уравновешенной женщиной: внешняя суета больше не раздражает меня», — признается Софи.

Чем сегодня живет одна из красивейших женщин Франции? Своей семьей. У нее нет друзей-ровесников, в ее записной книжке нет телефонов знаменитостей. Она по-прежнему остается загадочной и непостижимой. Софи Марсо никогда не занималась сразу несколькими интересными и громкими проектами, не разменивалась на пустые шоу и не зарабатывала миллионы на рекламе. Разумеется, для нее было бы недостаточно работать только лишь актрисой. Она стала режиссером, и новая профессия заполнила все недостающие ячейки в мозаике ее жизни.

«Я вдохновлялась тем, что видела вокруг за эти годы»

В 35 лет Софи решила встать по другую сторону камеры. Историю для своего фильма «Говори мне о любви» она написала за четыре месяца. «Большая, хорошо обставленная квартира — антикварная мебель, на полу восточные ковры и множество книг, — так начинался сценарий, придуманный Софи. — Жюстин — молодая, красивая хрупкая брюнетка, работающая переводчиком, жаждущая приключений, встреч с подругами и праздников без повода. Ришар — седовласый и более похожий на ворчливого медведя сценарист. Они вместе уже пятнадцать лет. Они — пара, но официально их отношения не закреплены. Они — свободные люди. И однажды утром, ничем не отличающимся от множества предыдущих, когда солнце светит в окно, Жюстин поливает цветы, а на кухне стынет приготовленный ею завтрак, Ришар решает уйти. Уйти, оставив за собой дом, пятнадцать лет совместной жизни и троих малолетних детей, которых она родила ему. Он надевает плащ и уходит. Жюстин тихо плачет, глядя на закрывшуюся дверь».

Софи сразу же поспешила опровергнуть всякие намеки на то, что история, написанная ею, имеет какое-либо отношение к ее личной жизни: «Когда я писала сценарий, я вдохновлялась тем, что видела и слышала вокруг за все эти годы. Это все. Тот, кто захочет, поймет меня». Актриса была буквально вне себя от гнева, когда прочла, что ее сценарий отражает их отношения с Жулавским. Нет, она никогда не стала бы выносить на большой экран свои отношения с человеком, которого пресса назвала «ее Пигмалионом»: «Я просто хочу сама снять фильм. Я двадцать лет в этом бизнесе, и думаю, что если режиссеры умудряются снимать кино, то почему это не получится у меня?»

У нее уже был опыт работы по другую сторону объектива. В 1995 году она показала в Каннах свою восьмиминутную короткометражку «Заря наизнанку». Однако особых лавров ее работа не снискала — критика и публика отнеслись к Марсо-режиссеру по-разному. И трудно сказать, что тому виной — ее неожиданно вздорный характер, резкие высказывания или обычное невезение. Но теперь она об этом даже не вспоминает: «Все это осталось там, в прошлой жизни».

Некоторое время Софи не особо радовала поклонников новыми актерскими работами, но этим летом на экраны вышла комедия «По ту сторону кровати», где двое супругов, семейная жизнь которых давно превратилась в рутину и взаимные упреки, решили поменяться местами. Теперь муж будет вести все домашнее хозяйство и смотреть за детьми, а жена делать карьеру и ездить на деловые встречи. Тут-то и возникает множество забавных и комичных ситуаций, которые станут настоящей проверкой для них.
Другая картина «ЛОЛ (Ржунимагу)», где сыграла Софи, рассказывает о жизни современных подростков. Марсо здесь выступает в роли мамы беззаботной девушки Лолы, которая жаждет отомстить своему парню за измену. Героиня Софи постоянно допекает свою дочь, рассказывая ей, как нужно себя вести, хотя сама, спасаясь от застоя в личной жизни, спит с бывшим мужем и раскуривает в дружеском кругу марихуану. Правда, в фильме Марсо выглядит всего лишь как младшая сестра своей героини, совсем не растеряв свою красоту и обаяние.

Подготовила Лина Лисицына
по материалам Redom.ru, «Ваш досуг» , «Актеры Голливуда»

Поделиться.

Комментарии закрыты