Украина становится страной беспризорников

0

Конвенцию по правам ребенка Украина ратифицировала более 20 лет назад. Все это время мы создавали законы, организовывали службы, изучали опыт Европы. Но, к сожалению, так и не научились ни соблюдать, ни защищать права маленького гражданина. Они рядом с нами, хоть мы и делаем вид, что не замечаем их. Мы отмахиваемся, думая, что пусть другие решают эту проблему. Не позволяем себе верить, что у этих детей есть будущее.

Сироты при живых родителях

Согласно официальной статистике, которая очень редко мелькает в украинских СМИ, у нас в стране около 130 тысяч бездомных детей. Цифра же которую называют различные благотворительные фонды, занимающиеся уличными и брошенными подростками, еще более устрашающая – до миллиона!

Только двое из десяти — биологические сироты. Остальные же — дети, которые предпочли улицу родительскому крову. Эксперты говорят, что Украину захватывает третья волна беспризорников. Первые две произошли во время Гражданской войны и Второй мировой войны, но тогда в основном дети стали беспризорниками, так как их родители погибли. Большинство родителей нынешних бездомных детей живы. Именно поэтому появился новый вид беспризорных детей – «социальные сироты».

Вот несколько свежих примеров, о которых рассказали в Службе по делам детей КГГА. Была семья, распалась. Сын остался с отцом, который беспощадно избивал мальца за малейшую провинность. Ребенок жаловаться в милицию боялся, туда обратились соседи, которые обнаружили избитого папашей паренька на верхнем этаже родного подъезда. Домой он идти отказывался. Хорошо соседи попались сознательные, таки нашли в себе мужество сделать телефонный звонок. Но ведь эта ситуация случилась не на днях, избиения были явно систематическими. Об этом не могли не знать в школе, например. Молчали, отводили глаза от проблемы. Сегодня служба занялась горе-отцом и инициировала розыск мамаши, которая неизвестно, где находится. Мальчик пока приходит в себя в одном из центров социально-психологической реабилитации. Их, кстати, шесть в Киеве: один – государственный, остальные существуют на благотворительные деньги. Детки туда попадают разные, в основном из неблагополучных семей. Те, у кого решается вопрос о лишении родительских прав или же пока с родителями проводится «воспитательная» работа. На этом этапе у родителей еще есть шанс одуматься и исправиться. Пока государственные службы решают их «семейную» проблему, папы и мамы могут даже пообщаться с ребенком, если тот пожелает.

А вот история с горе-мамашей, у которой четверо детей. Сожителей женщина меняла, как перчатки, поэтому отцами мужчин, находящихся поблизости, назвать сложно. Дети, понятное дело, беспризорные, хотя и не круглые сироты, и не бездомные. Но их судьбу придется решать государству, ведь у родительницы, как выяснилось, даже личных документов не оказалось.

Редко, но случается, что в поле зрения службы попадают и дети из вполне благополучных семей. Вот, скажем, история Ильи из Тернопольской области. Отец умер, а с матерью у парня возникло полное непонимание. Ему было 15 лет, когда он ушел из дому. Если бы в свое время школу не бросил, мог бы закончить ее с золотой медалью, ведь учился парень на отлично. Сначала он скитался по Львовской области, затем приехал в Киев. Кто знает, как сложилась бы его судьба, если бы он не попал в поле зрения киевской службы по делам детей. Илья больше года прожил в социально-реабилитационном центре, пока искал точки примирения с родной матерью. За это время и школу закончил, и в Институт к Поплавскому успел поступить. Талантливый оказался парень, теперь он – режиссер! Просто на определенном этапе жизни ему нужна была небольшая помощь взрослых, заинтересованных в дальнейшей благополучной судьбе мальчика…

Закон улицы

К сожалению, счастливый финал у детских историй – достаточно редкое явление. Не так много детей, оказавшихся на улице, поступили так из-за скверного характера. Да к тому же ребенок остается ребенком. Он не может объективно оценить реальность. Если ему очень плохо сейчас, то мысль о будущем его не тревожит.

На улице дети находят спасение от родительской агрессии и насилия. Половина из них не идентифицирует себя с семьей и ни при каких условиях не хочет туда возвращаться. Треть таких детей недоедали. Многих избивали и насиловали. Каждый второй уличный ребенок употребляет наркотики, алкоголь или нюхает клей. Практически все курят. И девочки, и мальчики, начиная лет с десяти, занимаются проституцией. Один ребенок из десяти не знает, как правильно держать ручку, а уровень знаний других не отвечает их возрасту.

Объединяясь в группы, беспризорники селятся в подвалах, на чердаках и канализационных люках, где они живут по собственным правилам и законам.

Цена любой ошибки – жизнь. Чтобы прожить – нужна еда. Чтобы получить еду – нужны деньги. Такую нехитрую установку дети получают, как только попадают на улицу. Некоторые из них моют машины, работают грузчиками или выполняют ремонтные работы. Другие просят милостыню или воруют. Некоторые дети попадают в сексуальное рабство. Зачастую оплату они получают в виде бутылки спиртного или очередной дозы наркотиков. Тех же, кто не хочет подчиняться, заставляют силой.

Как-то психологи провели небольшой эксперимент: показывали бездомным детям изображение человеческой руки и просили сказать, что она может делать. Дети отвечали: рука бьет, забирает, хватает, крадет, сжимается в кулак. Почти никто не сказал, что рука может давать, ласкать или гладить.

Испытывая лишения, они постоянно ощущают на себе злое безразличие и неприятие со стороны окружающих. Тем самым, противопоставляют себя всем, и обращают свою ненависть и агрессию на общество.

Случаев нападения беспризорников на людей известно много. Также известно, что они, как и бездомные животные, никогда не нападают первыми. Значит, что-то в поведении человека провоцирует вспышку агрессии.

Однажды, будучи навеселе, Кирилл увидел во дворе своего дома нескольких ребят. Они играли в карты, то ли на деньги, то ли на дозу. Молодой человек зачем-то решил присоединиться.

«Я думал просто нескучно провести время, никого не хотел обидеть, — вспоминает мужчина, — ну поиграли, пошутили, и разошлись. Я немного проиграл, поэтому решил угостить пацанов пивом, а они захотели, чтобы я отдал им деньги».

Несколько недель после этого случая беспризорные выслеживали Кирилла, и требовали денег, угрожая расправой. Узнав, где он живет, сначала разбили окно, а через несколько дней подожгли дверь. К счастью, пожар быстро потушили, пострадавший вызвал милицию, и после этого, говорит, жители улиц оставили его в покое.

«Многие не знают, как воспитывать детей»

По официальным данным, на Украине ежегодно около 20 тысяч детей лишаются семьи. У кого-то родители умирают (30% детей теряет родителей в результате их смерти), кого-то лишают родительских прав, кто-то попал за решетку, а детей передают под опеку государства. В поле зрения службы по делам детей за год попадает около 2,5 тысяч ребят. Есть в этой невеселой статистике и графа по отказничкам. В столице ежегодно находят около 80 подкидышей, среди которых немало больных деток. Если говорить о цифрах по Украине, то три-четыре года назад таких случаев фиксировалось около 3 тысяч, сегодня – меньше тысячи. И наряду с этим, на Украине достаточно часто нарушаются права маленьких граждан.

«Я считаю, что мы еще не выросли до осознания того, что ребенок понимает свои права, а взрослый — свои обязанности по отношению к ребенку и по отношению к соблюдению прав маленького гражданина, — говорит начальник Службы по делам детей Киевской горгосадминистрации Николай Кулеба. – Именно поэтому мы сталкиваемся с громадными проблемами непонимания в семье, прежде всего. Мы даже не говорим – в обществе. В семье! Многие родители осуществляют по отношению к своим детям неправомерные действия, многие не знают, как правильно воспитывать детей, у нас еще в традициях бить ребенка. Мы пока не в состоянии понять, что можно воспитывать по-другому. Многие объясняют это «тяжелыми жизненными обстоятельствами». Поэтому около 200 тысяч детей живут именно в таких семьях. Ребенок может не доедать, ему не во что одеться, его родители могут быть алкоголиками или наркоманами. В таких семьях дети могут иметь серьезные заболевания. Именно поэтому эти семьи требуют особой поддержки со стороны государства».

Ситуация усугубляется еще и тем, что у нас не хватает ни законодательной базы, ни четко разработанной системы реакции на насилие в семье. «Реально психологическую помощь нуждающаяся семья получает очень редко, — продолжает Николай Кулеба. — Лишь тогда, когда кто-то из жертв семейного насилия обратился в социальную службу. Наша служба не оказывает психологическую помощь семье. Мы защищаем права ребенка. Но самая большая проблема в том, что работники той же милиции или сотрудники больницы, поликлиники, куда обратилась за помощью жертва, не сообщают нам о фактах домашнего насилия. Пострадавшим просто оказывают медицинские услуги, и все. А школы? Ребенок появился на уроках побитый. Поговорили с ребенком, ну может – с родителями. А нам – ни-ни. Я не говорю, что мы готовы адекватно отреагировать на каждую такую информацию и оказать профессиональные услуги. У нас слишком мало людей, чтобы помочь всем. Это и есть проблема государственной политики, которую нужно в корне менять».

«Моя страна — 13»

По информации председателя постоянной комиссии Киевского городского совета по вопросам гуманитарной политики Аллы Шлапак, принято решение о финансировании мероприятий городской целевой программы «Дети столицы» на 2012 год в общем объеме 3 млн 215 тысяч гривен. Как рассказала депутат, выделенные средства будут направлены на меры предотвращения социального сиротства, преодоление безнадзорности и беспризорности среди детей, а также на мероприятия связанные с социальной защитой детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки.

Сегодня, как правило, неправительственным организациям, которые занимаются этим вопросом, помогают европейские государства. Там с детьми улиц немного иная ситуация. Во-первых, никто не спит под открытым небом только потому, что ему некуда идти. Ребенок может пойти в государственное учреждение, и ему предложат альтернативу: достойный приют, приемную семью или вернут близким родственникам. То есть детское бродяжничество в Европе — осознанный выбор. Наши же дети неизвестно чего больше боятся: вечно пьяных родителей или приюта. Большинство детей, попавших в интернат, пытаются оттуда сбежать.

У многих из них – клеймо «ненужности» в виде числа «13» на руке. Эта татуировка, которую делают бездомные ребята, означает несчастливое детство. Моя страна «13». Они фактически лишены детства. Беспризорные дети сегодня – это уже не болезнь постперестроечного общества, а следствие безответственности родителей.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам «Цензор.Нет», «Кияни.Обозреватель»

Поделиться.

Комментарии закрыты