Яна Поплавская: 20 лет живу в сумасшедшем доме

0

Актриса и телеведущая Яна Поплавская почти не снимается в фильмах своего мужа режиссера Сергея Гинзбурга. А все потому, что при Яне Сергей начинает «включать строгого начальника». Так случилось и на съемочной площадке фильма «Стерва», который сейчас снимает Гинзбург. «Актриса Поплавская! Вы забыли, что мы здесь не смеемся, а работаем!» – возмутился муж-режиссер, когда жена-подчиненная над чем-то захихикала.

– Обидно, когда на вас на работе кричит собственный же муж?

– Ситуация примерно, как в школе: «Моя мама учительница. Какой кошмар!» Потому что мама на глазах у всего класса будет выговаривать собственному сыну: «Петров! Ты не очень хорошо выполнил домашнее задание!» Чтобы другие дети, не дай Бог, не подумали, что в классе процветает семейный блат. Так и Сергей. Он требует с меня гораздо больше, чем с других актеров.

– Так было всегда?

– Мы не так много работали вместе. Играли в одном спектакле, когда Сережа был еще актером. Потом несколько лет сотрудничали на телевидении. Сергей был режиссером, я вела проект. Несколько лет назад Сережа был продюсером фильма «Холостяки». Я в этой картине снималась. На площадке мы, конечно, не сталкивались. Хотя кровушку он из меня пи-ил (смеется). А потом случилась «Рекламная пауза», есть такой фильм. На главную роль меня приглашал продюсер картины Давид Кеосаян. Причем, заранее приглашал.

И вот однажды Сергей говорит мне дома на полном серьезе: «Ну, что, готовься. Завтра будут пробы». У меня глаза на лоб полезли. Что? Пробы? Меня же Давид пригласил! Сергей тоном, не терпящим возражений, резюмирует: «Ты будешь пробоваться на общих основаниях». На следующий день приезжаю на «Мосфильм». В коридоре случайно сталкиваюсь с Кеосаяном. Он спрашивает: «Ты идешь на примерку костюмов?» — «Нет, Давид, я иду на пробы, – отвечаю. – Мне режиссер сказал, что я буду пробоваться вместе со всеми».

– Что сказал Давид?

– Там были разные слова, причем, несколько непечатных (смеется). Потом он сказал: «Вообще-то, я продюсер. И я решил, что сниматься будешь ты. Иди на примерку костюмов, а с режиссером я разберусь». Вот и посудите, какой тут семейный блат.

– Поэтому не появились в суперуспешном проекте «И все-таки я люблю», который ваш муж снимал?

– Друзья шутили: «24 серии. Поплавская, неужели он тебе даже эпизодика не предложил?» Не предложил! Но тут он действительно прав. Я же вменяемый, адекватный человек. У меня нет задачи впихнуть свое лицо в кадр только потому, что картину снимает мой муж. В этом сериале для меня не было роли. Там все роли возрастные. Либо Таня Арнтгольц и все. Если бы там был какой-то классный эпизод, я бы попросилась, чтобы Сережа меня снял (смеется).

– Классный эпизод, какой?

– Моя мечта – сыграть какую-нибудь дворничиху, уборщицу, алкоголичку. Мечта! Сумасшедшая. Хочется быть ближе к народу (смеется). А я все время, почему-то, играю прекрасных ухоженных женщин.

Не тащить домой творческие проблемы у вас получается?

– В том то и дело, что нет! Ведь теперь есть еще и Клим Поплавский, режиссер. Это наш старший сын. Сережа снимал «И все-таки я люблю». А Клим как второй режиссер снимал «Самый лучший фильм». Это был ад! Мои мужчины приходили, садились за стол. И начинали разговор: «Ты знаешь, у нас там был такой кадр…» – «А как ты думаешь, куда заказать кран?» Они меня «достали»: кино с ними смотреть невозможно! Они каждую секунду вслух комментируют съемочную «кухню». А младший сидит и робко спрашивает: «А можно как-нибудь… просто так кино посмотреть?»

– Бедный ребенок…

– Нет, очень хочется проблемы домой не тащить. Я иногда завидую этой, наверное, прекрасной жизни людей. Когда работа – это работа, дом – это дом, и эти оба понятия не смешиваются. Наверное, для посторонних наш с Сережей дом выглядит, как сумасшедший дом. А мы так живем 20 с лишним лет. Но я думаю, жить, постоянно чувствуя себя, как на вулкане, даже интереснее.

Эвелина Ветрова, «Желтая газета»

Поделиться.

Комментарии закрыты