Анна Каменкова: «Дубляж – это большая школа для актера»

0

Особую страницу в ее биографии занимает озвучивание фильмов
«Все тогда в моей жизни происходило как-то само собой. Никогда не прикладывала каких-то неимоверных усилий, что меня всегда поражает и восхищает в других людях. Характер, целеустремленность – у меня этого нет, – утверждает Анна. – Как-то плыву по течению, не сопротивляясь. Меня до сих пор обвиняют, что не делаю себе рекламы, не стремлюсь быть на виду».

«У меня было странное детство»
Анна родилась 27 апреля 1953 года в Москве. Ее мать Ольга Александровна работала в школе. Отец Семен Абрамович был филологом и автором множества педагогических пособий. Мама умерла, когда девочке было девять, и до 19 лет ее воспитывал отец. «Оглядываясь назад, понимаю, что у меня было странное детство. Папа регулярно водил меня по театрам, в кино, на встречи с артистами в Дом учителя, но он был далек от обычной, реальной жизни. Ему, например, было совершенно безразлично, во что я одета», – вспоминает актриса.
В пять лет Анна впервые снялась в кино, исполнив главную роль в картине «Девочка ищет отца» по одноименной повести Евгения Рысса о дочери партизана. В этот фильм Каменкова попала совершенно случайно: «Мы с мамой гуляли в сквере возле фонтана, а там ассистент режиссера просил девочек лет восьми-девяти читать стихи. Я играла и наблюдала за этим. А потом подошла и сказала, что тоже знаю стихотворение. Ассистент попросил меня прочитать. Я рассказала стихотворение “Травка зеленеет, солнышко блестит”. Они взяли наш телефон, а потом повезли нас на пробу в Минск. Режиссер опасался, что я слишком маленькая для такой большой роли, но все равно утвердил меня». За этот фильм юная актриса получила свою первую награду – приз за лучшее исполнение детской роли на II Международном кинофестивале в Аргентине в 1960 году.
На съемках девочка настолько прониклась духом и атмосферой кинопроцесса, что окончательно решила стать актрисой. Анна посещала студию художественного слова, осваивала азы своей будущей профессии. К моменту окончания школы за плечами был уже и театральный опыт – в 12 лет девушка блистала на сцене Большого театра в опере «Русалка»: «Я имела счастье быть на одной сцене с Козловским, Атлантовым, Ведерниковым, Пьявко. Правда, я мало что тогда понимала, но ощущение грандиозности этого театра осталось. И грандиозное ощущение музыки. Слушать музыку в зале – это одно, а когда ты слышишь ее на сцене, когда тебя охватывают эти мощные симфонические волны – это совсем другое».

«Моя профессия – выходить на сцену»
В девятом классе Анна поступала в училище и прошла, но без документов стать студенткой было нельзя. Вновь поступать отправилась уже после школы. Пришла в Щукинское училище, увидела там армию людей, испугалась и ушла. «Меня всегда пугает, когда надо делать решительный ход, на сцене чувствую себя лучше, чем в жизни. У меня муж – человек сильный, и я очень благодарна ему за это, – говорит Каменкова. – В общем, пошла во МХАТ и Щепкинское. Там, в училище Малого театра как-то сразу обратили внимание. Это судьба, которой я благодарна. К школе Щепкинского многие относятся снисходительно – не МХАТ, не Щукинское, но, мне кажется, там есть достоинства, которые очень важны. Отношение к профессии, например. Думаю, это очень важный момент – там где-то внутри что-то созревает. Ведь недаром выпускники этой школы – и Инна Чурикова, и Олег Меньшиков, и Женя Глушенко – блистательные, глубинные актеры».
Вскоре Анна дебютировала на сцене Малого театра в спектакле «Средство Макропулоса» по пьесе Чапека. Ее работы в дипломных спектаклях были настолько яркими, что по окончании в 1974 году училища перед новоиспеченной актрисой гостеприимно распахнулись двери сразу трех столичных театров. Анна выбрала театр на Малой Бронной, которым руководил Анатолий Эфрос. В первые же шесть лет она сыграла там пятнадцать ролей, двенадцать из которых были главными.
Но вот о себе Анна редко рассказывает, только на гастролях дает интервью и делает это с удовольствием: «Мне говорят: “Это часть профессии”. Но я так не считаю. Моя профессия – выходить на сцену. А разговоры о себе не считаю обязательными. Я как раз из тех артистов, которые предпочитают быть абсолютно в тени, оставаясь даже какой-то загадкой, не рассказывать про мужей, детей, собак, особняки, отдых на Майами. Потому что на самом деле все эти расспросы упираются в полное безразличие. В Москве три-четыре звонка в день раздаются примерно с таким текстом: “Здрасьте, это журнал “Тетя Ася”. Ответьте на вопрос: вам нравится муж блондин или брюнет?” Хотя я сама с удовольствием листаю глянцевые журналы и понимаю, что это любопытно. Но я не вижу в этом смысла для себя. Я иду на это только тогда, когда вижу, что речь пойдет о смысловых вещах».
В 1980 году Каменкова вышла замуж за своего коллегу по театру Анатолия Спивака, и у нее родился сын Сергей. «Он окончил юридический факультет Высшей школы экономики, причем поступил самостоятельно на бюджетное отделение – я туда и носа не показывала. К театру он был как-то… равнодушен, – говорит Каменкова. – Сын, в общем-то, не видел на сцене ни меня, ни отца. А на удивленные вопросы отвечал: в театре – для всех, а мне нужна моя мама. Но вот был у меня моноспектакль, и на поклонах я увидела: ко мне идет молодой человек с букетом; подходит к сцене, и я вижу, что это мой мальчик! У меня – почти шок: “Ты что, смотрел?” – спрашиваю, забирая цветочки. “Да, мам”, – отвечает. И ему это трудно далось: первые десять минут, рассказал он мне, его просто выворачивало, все в нем сопротивлялось. А потом, как он сказал, – он уже “въехал”, включился. Сейчас сын занимается авторскими правами английских и французских драматургов в России; он все равно вошел в театральное русло, что меня радует. Он безумно увлечен, много читает пьес, даже переводит какие-то и, кажется, неплохо».

«Моноспектакль – это самое страшное, что может быть на сцене»
Возвращение Анны Каменковой в кино состоялось после окончания Щукинского училища. Она снялась в 1975 году в лирической киноповести «Лесные качели», а год спустя сыграла Ирину в драме «Весенний призыв». Последовавшая затем работа в мелодраме Леонида Менакера «Молодая жена» принесла актрисе настоящий успех. В 1979 году на фестивале в Душанбе Каменкову наградили Призом за лучшую женскую роль (главная роль в драме «Софья Петровна»). А позже она была признана лучшей актрисой года.
Уже с первых работ в кино Анна Каменкова предъявляла по-настоящему жесткую требовательность к себе. Поэтому любая из ее ролей, будь она главная или второстепенная, оставалась в памяти зрителей. Одной из самых заметных работ Анны Каменковой в 80-е годы стала роль следователя Нечаевой в картине «Визит к минотавру», где она блистательно сыграла в паре с выдающимся актером Сергеем Шакуровым. В 90-е годы Каменкова снималась мало. Среди редких работ можно отметить мелодраму «Детство Темы» и детектив «Круг обреченных», вышедшие в начале 90-х, а также роль психолога Анны в мелодраме «Тесты для настоящих мужчин».
На сцене Театра на Малой Бронной Анна сыграла 18 ролей, заняв место одной из ведущих актрис. Но вскоре после ухода режиссера Анатолия Эфроса из театра, труппу покинула и Каменкова. Для нее это было тяжелым, но верным решением, о котором она никогда не жалела. В дальнейшем на правах приглашенной актрисы она играла в спектакле «Старые русские» театра им. Рубена Симонова, участвовала в нескольких постановках «Школы современной пьесы». Также актриса активно сотрудничает с антрепризами, выступает сама.
«Моноспектакль – это самое страшное, что может быть на сцене, – говорит Каменкова. – Вы одни, и никто вам не поможет, нет партнера, сказать некому и держаться не за кого. Однажды у меня была сложная драматическая роль такого формата. Перед выходом на сцену я заметила в первом ряду двух молодых людей с цепями, в красных пиджаках – нетипичная для обычного зрителя внешность. Я растерялась, не знала, как буду играть. И первые 15 минут это была своего рода борьба. Я играла и думала: “Нет, вы будете на это смотреть!” После завершения спектакля, когда все покинули зал, они продолжали сидеть и глядеть на сцену, как в трансе. Я считаю это своей главной победой!»

«Посмотреть со стороны на актеров дубляжа – это дурдом!»
На самом деле момент, когда Каменкова ушла из театра, был для нее очень тяжелым: «Как быстро разваливается театральный мир и как долго собирается. Я ушла в никуда. Свобода полная! Только ты не знаешь, куда идти, потому что чувствуешь себя как в пустыне. Кино не было. До сорока лет поиграла хорошие роли в театре и кино. И думаю, ну и ладно! И меня спасли две вещи: озвучка и учеба на получение водительских прав».
Голосом Каменковой говорят Лариса в «Жестоком романсе», Анастасия Ягужинская в «Гардемаринах» и ряд других героинь фильмов. «Дублировать я начала еще на втором курсе, первая работа – Джульетта в известном фильме Франко Дзеффирелли, где со мной были такие мастера, как Сева Ларионов, Ирина Карташова. Я тогда ничего не умела, я сидела в зале и смотрела, как они работают. Блистательно! А я подходила к микрофону и что-то шептала, шептала. Ко мне подошел Сева и сказал: “Детка! Ты думаешь, что начнется запись, и ты все сыграешь? Если уж подошла к микрофону – работай! Сразу”».
Она любит дубляж – эту очень интересную, неблагодарную, черную, но абсолютно актерскую работу: «Мне очень повезло: каких красивых и талантливых женщин я озвучивала! Это Мерил Стрип, Шэрон Стоун, Катрин Денев, Джулия Робертс, Мишель Пфайффер – всех не перечислить. Они везде такие разные и такие прекрасные. Дубляж – это большая школа для актера. Ты должна войти в образ, созданный другой актрисой, и сыграть вместе с ней, потому что иначе ничего не получится. И как ни странно, иногда это прямо смыкается. И есть ощущение, что ты – их голос, и это тоже счастье.
Сейчас, конечно, весь процесс изменился. Сейчас главную роль я делаю за четыре часа. Раньше это как было. Сначала актеры полностью смотрели фильм, потом были пробы, потом актеров утверждали, затем пускали колечки по три-четыре реплики. И они крутились, и все накладывалось поверх. Стараясь попасть вовремя. Потом режиссер выбирал из каждого дубля по слову. А сейчас эту функцию выполняет компьютер. А еще раньше актеры стояли у микрофона по пять человек.
На крупный план кто-то подходил к микрофону один, на общий все отходили. Посмотреть со стороны – это дурдом! Взрослые люди наклоняются, приседают, если в фильме драка – машут руками. Это все было, и это было прекрасно. Зарождалось подлинное взаимодействие. А сейчас выходишь, компьютер дает команду начать, но он не предупреждает о переходах, даже посмотреть, все ли нормально, не дают, все, говорят, продолжайте дальше. Это такие скорости сейчас бешеные!»
А еще она признается, что в кино нынче такое время, что чем интереснее роль, тем меньше за нее платят или не платят вообще: «Чем хуже, тем больше зарплата! И поэтому выбираешь из худшего. Но вот было интересное предложение от Юрия Грымова. Он звонит: “Хочу вам предложить роль Маши в “Трех сестрах”. У меня был шок. Говорю себе: “Ну и чем я не Маша? Я Маша!” Беру в руки Чехова, перечитываю пьесу. Подхожу к зеркалу и говорю: “Какая ты Маша, Ань? Ты бабушка Маши!” И я была в полной растерянности. Режиссер потом объяснил: “У меня есть задумка снять “Трех сестер” сто двадцать лет спустя”. Это показалось мне таким интересным предложением, даже если некоммерческий проект».
А сниматься, чтобы просто быть на виду, ей совсем не хочется: «Бывает, что человек идет на все ради того, чтобы вырваться из пут судьбы, быть богатым и знаменитым. Сегодня этот мотив, мне кажется, ох какой злободневный: люди идут на все в погоне за соблазнами. Теряются ценности, ориентиры, идет переоценка привычных представлений. Но человек вдруг говорит: “Стоп! Это для меня важно, а вот это не имеет значения”. Лучше не иметь особняка и жить в крохотной квартирке, она будет чистой, честной, у тебя будут дети, которые тебя будут любить, ты будешь знать, что рядом с тобой человек, который тебя не предаст».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Radiorus.ru, «Орская хроника» (hron.ru), Kackad.com, TvKultura.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты