«Ария»: «Можем выпускать альбомы, когда захотим»

0

Легендарной «Арии» все нипочем. Ни анабиоз шоу-бизнеса, ни активно наступающий на пятки молодняк, ни чехарда с составом не мешают «арийцам» стабильно собирать огромные залы. Так было и с программой «Классическая Ария», подразумевающей исполнение «нетленок» группы вместе с симфоническим оркестром.

После одного из концертов участники группы – гитаристы Владимир Холстинин и Сергей Попов, басист Виталий Дубинин, вокалист Михаил Житняков, барабанщик Максим Удалов, а также дирижер Ульф Ваденбрандт – ответили на вопросы журналистов.
– Концерт с симфоническим оркестром наверняка предполагает использование большего количества аппаратуры, чем обычный сет. Группа привозит усиленное количество техники?
Михаил Житняков: – Нет. К оркестровым выступлениям мы привлекаем, как правило, местные симфонические коллективы. Поэтому наш бэклайн сейчас примерно тот же, что и всегда.
Виталий Дубинин: – Мы пользуемся местным оборудованием. Сейчас уже оно везде соответствует мировым стандартам качества звука. Фактически с собой привозим только инструменты.
– В рамках тура «Классическая «Ария» было 13 концертов в разных городах. Это случайная цифра или дело в столь любимой группой мистике?
Владимир Холстинин: – Думаю, случайность. Я живу в квартире №13 – причем не покупал ее целенаправленно, БТИ само произвело какие-то подсчеты и присвоило квартире номер. Живется в ней, кстати, отлично.
– Работает ли группа над новыми вещами? Когда ждать очередной альбом?
Владимир Холстинин: – С альбомами раньше, когда люди покупали носители, было легче. Лейбл, с которым подписывался контракт на выпуск диска, давил на нас, ставил временные рамки. И приходилось работать в более сжатые сроки. Теперь же, поскольку пластинки никто не покупает, мы можем выпускать альбомы исключительно по собственному желанию. А захотим мы тогда, когда уровень, к которому стремимся, будет достигнут. Трудно сказать, как скоро это произойдет – через шесть месяцев или два года.
Михаил Житняков: – По срокам действительно ничего не ясно, но работа над альбомом идет уже сейчас.
– Несмотря на кризис носителей, дискографию группы несколько лет назад переиздали на виниле. Почему до сих пор не вышла серия CD-переизданий?
Владимир Холстинин: – Видимо, никто не хочет этим заниматься. Мы-то готовы, но предложений нет
Виталий Дубинин: – С дисками ситуация гораздо сложнее, чем с винилом. Когда мы подписывали договоры на выпуск альбома – там обычно указывался вид носителей. Как правило, речь шла о компакт-дисках и кассетах. Про винил нигде ничего не говорилось. Поэтому проект с виниловым переизданием реализовать было совсем несложно. За всю историю группы у нас появлялось много издателей, и мы зачастую подписывали совершенно кабальные контракты. Поэтому теперь вряд ли получится переиздать альбомы на дисках без судебных разбирательств.
– Вопрос к Ульфу: как вам работается с проектом «Классическая Ария», тяжело ли дались гастроли?
Ульф Ваденбрандт: – Работа с «Арией» – нечто фантастическое. Ощущение, что мы знаем друг друга уже много-много лет. Каждый новый оркестр оказывается очень хорошим, поэтому никаких сложностей на гастролях не возникает. Главное – это музыка. Мы играем отличную музыку и делаем замечательные аранжировки. Начинать сотрудничество с тем или иным оркестром, конечно, всегда непросто. Хотя бы потому, что оркестр – это очень много людей. И нужно к каждому человеку найти подход, наладить совместную работу. Но после часа общей репетиции мы уже прекрасно понимаем друг друга.
– Ульф, вы – бывший барабанщик. Означает ли это, что в «Арии» ваш любимчик – Максим Удалов?
Ульф Ваденбрандт: – Максим – изумительный барабанщик! Мои же навыки барабанщика мне очень помогают в работе: хорошо, когда точно чувствуешь ритм, умеешь с ним обращаться.
– Вопрос к «арийцам»: тяжело ли работать с оркестром и дирижером?
Владимир Холстинин: – Скорее, волнительно. Мы-то как играли свои партии, так и играем. Но сама атмосфера, конечно, необычная. Хотя волнуемся мы перед каждым концертом. Но здесь – особо.
– Есть ли в репертуаре «Арии» песни, которые хотелось бы переложить на симфонические аранжировки, но это невозможно по тем или иным причинам?
Владимир Холстинин: – Если невозможно – то и не стоит этого делать. Думаю, мы выбрали почти все песни, которые удачно звучат с оркестром. Важно ведь, помимо всего прочего, чтобы оркестр тоже смог себя проявить наиболее полно.
– В 2001 году, когда проект «Классическая «Ария» только стартовал, вы исполняли в рамках этой программы одни вещи, сейчас – уже другие. Почему?
Владимир Холстинин: – Потому что прошло больше 15 лет, прибавились новые хорошие песни. Жалко, конечно, постоянно что-то оставлять за бортом: у нас больше сотни вещей, а выбрать надо всего два десятка.
Михаил Житняков: – Формат концерта ограничивает нас в выборе. Приходится чем-то жертвовать.
– Как вы считаете, кому из оркестрантов тяжелее всего играть музыку «Арии»?
Сергей Попов: – Тем, кто ее не любит. На самом деле, все всегда видно по глазам. Кто-то улыбается, подпевает. Кто-то просто ходит на работу и делает строго «от» и «до». Если же оркестрантам музыка нравится – их позитивный настрой передается и нам.
– А тех, кому не нравятся ваши песни, вы можете попросить из оркестра?
Сергей Попов: – Оркестр – единое целое. Нельзя кого-то оттуда выдернуть наобум.
Виталий Дубинин: – Тем более что люди не просто так вынуждены играть, они еще и деньги за это получают. (Улыбается.)

Сергей Попов
«Берег» (bereg.vrn.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты