Артур Шопенгауэр: «философ пессимизма»

0

Он считал, что жил в наихудшем из возможных миров
Самым знаменитым его трудом является книга под названием «Мир как воля и идея», в котором он решительно выступал против господствующего в философии того времени идеализма, утверждая, что воля к жизни является и основным двигателем человеческой жизни, и основной причиной его страданий.

«Он не понимал людей, страшился близости с ними»
Философ родился 22 февраля 1788 года в городе Данциге. Его отец, преуспевающий коммерсант Генрих Флорис Шопенгауэр долго выбирал имя для своего наследника. Ему хотелось, чтобы на большинстве европейских языков оно писалось одинаково. Остановился на имени Артур. Сам Генрих Флорис происходил из известной и богатой бюргерской семьи, правда, отягощённой дурной наследственностью — его мать и старший брат были сумасшедшими и много лет состояли под опекой. Сам Генрих Флорис всю жизнь страдал странными приступами меланхолии и припадками беспричинного страха. Частые деловые поездки в Англию сделали его ярым англофилом и поклонником всего английского. Многолетней мечтой его было покинуть опостылевших соотечественников и переселиться с семейством в Лондон.
Мать Шопенгауэра, Анна Генриетта, мужа не любила и всем сердцем стремилась к удовольствиям. Спустя годы в своих воспоминаниях она откровенно признавалась, что выходила замуж за Генриха Флориса в расчёте на новую обстановку и богатую жизнь, хотя с самого начала он и казался ей занудным стариком. А ребенок был для нее обузой. Вот что попишет Арсений Гулыга в своём капитальном труде «Шопенгауэр»: «Он никогда не знал покоя и уюта в родительском доме. Не ведая материнской любви в ранние годы, когда формируется базисная личность, он не получил способности смотреть на всё живое покойным взглядом. Ему казалось, что в мире нет высшей цели, нет высшего замысла. Он редко и неумело радовался жизни. С юности он ужасался воле к жизни, потому что не умел воспринять теплоту этого мира. То, что было ему ближе всего, выступало как нечто чуждое и дальнее, и здесь была тайна, которую он поднял затем на философскую высоту. Он не понимал людей, страшился близости с ними, чурался её, подчас попадая впросак».
Весной 1805 года трагически погибает отец Шопенгауэра: он выпадает из окна чердака в гамбургский канал и тонет. Ходили слухи, будто, сделавшийся в последние годы жизни чрезвычайно раздражительным (видимо, вследствие усилившейся глухоты и участившихся провалов в памяти), Генрих Флорис Шопенгауэр преднамеренно бросился в канал; утверждали также, что он лишил себя жизни в припадке умопомешательства, наследственного в его семействе.
После этого мать Артура тотчас ликвидирует все активы семейной фирмы и переезжает в Веймар, тогдашнюю «резиденцию муз». Здесь благодаря своей общительности, любезности и талантливости она сумеет быстро перезнакомиться и сблизиться почти со всеми тогдашними веймарскими знаменитостями. «У меня тотчас возникли знакомства и, так как мне посчастливилось оказывать другим маленькие услуги, которые вовсе не были для меня обременительны, меня полюбили и окружили заботой и дружбой», — пишет она сыну. В её доме по два раза в неделю станут собираться такие люди, как Гёте, Виланд, Гримм, братья Шлегель. Она даже найдёт доступ к веймарскому двору и будет пользоваться дружбой и расположением герцога Карла Августа и его супруги, герцогов Саксен-Кобург-Готских, наследного принца Мекленбург-Шверинского и прочих. Несколько лет спустя она отметится, и притом не без успеха, и на литературном поприще. Тем временем Артур Шопенгауэр по настоянию матери и «из уважения к памяти отца» вынужден продолжать ненавистную ему торговую карьеру.
Но наконец и для него пробил час избавления: его мать прочла одно из писем, в котором Артур горько жаловался на судьбу, одному из их общих веймарских знакомых и тот убедил её не противиться влечению сына, не принуждать его к продолжению коммерческой деятельности, а позволить поступить в университет.

Жизнь в одиночестве
Артур изучал философию и естественные науки. В 1811 году молодой человек переехал в Берлин, где посещал лекции Фихте и Шлейермахера, а в 1812 году, когда ему было 24 года, он уже был удостоен звания доктора философии университетом в Йене. В 1819 году Шопенгауэр опубликовал свой главный труд – «Мир как воля и представление», в котором излагал свои взгляды на волю и весь созерцаемый мир – как представление нашей воли. Из 800 экземпляров изданной книги за полтора года было продано лишь сто. Оставив для продажи 50 экземпляров, издатель превратил всё остальное в макулатуру.
Вскоре Шопенгауэр объявил свой курс в стенах Берлинского университета и прочитал первую, пробную, лекцию. Успеха она также не принесла. Спустя пять лет была совершена новая попытка привлечь слушателей в стенах университета. Курс лекций читался им с 1826 по 1832 год, но его посещало менее десятка слушателей. Студенты предпочитали слушать Гегеля, также проводившего лекции в университете. В итоге Шопенгауэр покинул университет и вообще Берлин и никогда больше не возвращался к преподавательской деятельности.
Он уехал во Франкфурт-на-Майне. В новом месте жил в полном одиночестве, горожане знали его как мрачного, неприветливого, вечно угрюмого господина, не любящего пустых разговоров. Только после того, как в 1851 году Шопенгауэр опубликовал двухтомное собрание с включенными в первый том «Афоризмами житейской мудрости», отношение читателей к автору стало меняться.
Шопенгауэр известен как «философ пессимизма», с его мрачными романтическими идеями о преобладании в мире негативного начала, естественности страданий и невозможности достижения счастья. По Шопенгауэру, счастья не существует потому, что неосуществлённое желание причиняет боль, а осуществлённое достижение приносит лишь пресыщение. Любые цели бессмысленны: мы «стараемся выдуть мыльный пузырь как можно большего размера, хотя отлично знаем, что он лопнет».
Другое центральное учение, стержень философии Шопенгауэра — ключевое значение воли, желания и мотивации в жизни человека. В отличие от остальных философов, видящих первооснову человека в интеллекте, учёный ставил на первое место волю, вечную, самодостаточную субстанцию, не подверженную гибели, которая в свою очередь определяла весь мир. Не находясь при жизни «на первых ролях» в научном сообществе, он, тем не менее, оказал значительное влияние на последующие поколения философов.

Презрение к женщинам
Артур посвятил свою жизнь одной лишь науке. Женщины отвлекали от занятий, поэтому злили философа невероятно. Когда-то у него был роман с Каролин Ягерман, ведущей актрисой придворного театра, любовницей герцога Карла Августа. Шопенгауэр постарался сделать так, чтобы об их отношениях никто не узнал. Сведений об их любовной связи сохранилось очень мало. Известно, однако, что отношение Шопенгауэра к Каролин было весьма романтическим.
После публикации своего труда «Мир как воля и идея» Артур переехал в Италию. Там он дал волю своей чувственности. Шопенгауэр считал, что она сексуальная, признав: «Я не святой». В Италии, где «единственный грех — не грешить страсть является «наиболее четко выраженным проявлением воли», и дал ей полную свободу», Шопенгауэр познакомился с богатой, знатной и прекрасной женщиной. До нас дошло лишь ее имя — Тереза. Он даже стал подумывать о семейной жизни, взвешивая все «за» и «против». Шопенгауэр отказался от своих намерений сразу же, когда Тереза однажды на его глазах упала в обморок, увидев Байрона. Шопенгауэр позже написал: «Я боялся, что мне наставят рога».
Он продолжал иметь сексуальные отношения с женщинами, но относился к ним с нескрываемым презрением. Артур считал, что сексуальный импульс является «демоном, который старательно извращает, ограничивает и уничтожает все вокруг», и что именно женщины и вызывают весь этот хаос. Его философия объясняла, что любовь — обман, совершаемый природой с единственной целью, каковой является продолжение рода. Шопенгауэр писал: «Только мужчина, чей интеллект затуманен сексуальным импульсом, может назвать прекрасной половиной эти низкорослые, узкоплечие создания с большими бедрами и короткими ногами». Он презирал женщин и считал, что они обладают одним-единственным достоинством — сексуальной привлекательностью молодости, которая увянет очень скоро после замужества.
Несмотря ни на что, Шопенгауэр все-таки никогда полностью не исключал женщин из своей жизни. В его дневнике можно найти упоминание о «фрейлен Медон», красавице-актрисе. Шопенгауэр ухаживал за ней, завоевал ее любовь и вновь стал думать о женитьбе. Он считал, что Медон подходит ему и как жена, и как любовница. Шопенгауэру и на этот раз помешали его врожденные осторожность и цинизм. Он был по-настоящему влюблен, но прежде всего, он был философом.

Пудель и статуэтка Будды
С первых франкфуртских лет в житейском распорядке Артура сложились строгие правила, которых он придерживался до конца жизни. С утра первые три часа, пока голова ясная, он писал, обращая особое внимание на стиль и ясность изложения своих мыслей. Затем в течение часа играл на флейте; в последние годы это была исключительно музыка Россини. Обедал он вне дома, в лучших ресторанах города. Здесь в поздние годы он сиживал до пяти часов, беседуя с почитателями.
После обеда он в любую погоду шёл гулять со своим пуделем. Во время прогулки, длившейся не меньше трёх часов, он что-то бормотал себе под нос. Мальчишки нередко швыряли в него камнями. О странностях философа ходили анекдоты. Проценты из банка должен был приносить домой один и тот же служащий; сапожник должен был точно следовать его указаниям; на письменном столе предметы имели своё постоянное место: горе экономке, если она бралась изменить этот педантичный «мировой порядок». Для важных вещей он устраивал «тайники»: процентные купоны хранились в старых письмах и нотных папках, личные заметки снабжались фальшивыми заголовками, чтобы ввести в заблуждение любопытствующих. Незваные гости не принимались, посещение парикмахера стоило больших усилий: кто знает, не перережет ли он ему горло?
Лишь в возрасте 50 лет Шопенгауэр обзавёлся собственной мебелью и обставил комнаты так, чтобы убранство отвечало его мыслям и чувствам. На стене в его кабинете висели портреты Декарта и Шекспира, а также любимого им в ранней юности немецкого журналиста и писателя Маттиаса Клаудиуса. Портрет Гёте висел над его диваном. Бюст Канта стоял на рабочей конторке. В Париже была куплена для Шопенгауэра бронзовая, покрытая чёрным лаком статуэтка Будды, которая покоилась на мраморной консоли в углу комнаты, называвшейся отныне «священными покоями». Своего Будду Шопенгауэр берёг пуще глаза. Однажды он чуть не выгнал домоправительницу, которая осмелилась вытереть со статуэтки пыль.
Его комнаты были увешаны портретами собак, среди которых был портрет знаменитого Ментора, спасшего человеческую жизнь. Своего любимого белого пуделя философ назвал Атма (что на санскрите означает «мировая душа»). Из всех пород Шопенгауэр отдавал предпочтение именно пуделям. Когда Атма умер, Шопенгауэр велел снять со своего старого друга гипсовую маску. А потом взял себе щенка чёрного пуделя, которого назвал Бутц. В последние годы жизни пудель был для философа верным другом и даже собеседником. Шопенгауэр делил со своей собакой прогулки и трапезы и даже читал Бутцу вслух.
До последнего года своей жизни Шопенгауэр обладал замечательным здоровьем. За три дня до смерти, 18 сентября 1860 года, философ, едва ли не впервые в жизни заболевший, сказал врачу Гвиннеру, своему страстному поклоннику, что умереть теперь, когда он задумал серьёзно переделать и дополнить книгу своих афоризмов, было бы некстати. Потом совершенно серьезно добавил, что обратиться в ничто было бы настоящим благодеянием, ибо прожито было достойно, однако надежды на обретение вечного покоя мало. 21 сентября Шопенгауэр сел на диван пить кофе. Доктор, вошедший несколько минут спустя, нашёл его бездыханным.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Tonnel.ru, Izbrannoe.com, Peoples.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты