Динара Асанова: «Ради кино мне пришлось забыть о себе»

0

Никто и предположить не мог, что тихая, скромная, едва приметная Динара Асанова — будущий классик кинематографа.

«Я хотела делать кино»

Она родилась 24 октября 1942 года в городе Фрунзе (теперь Бишкек). Отец Динары, Кулдаш Асанов, погиб на фронте в этом же году. Мать работала ткачихой и воспитанием девочки занималась преимущественно бабушка. От нее Динара научилась умению общаться с людьми. Девочка-тихоня находила общий язык со всеми своими сверстниками, могла играть в футбол с мальчишками, организовывала дворовую библиотеку и рисование афиш для кинотеатра.

Мать настаивала, чтобы после окончания школы Динара получила надежную и высокооплачиваемую работу на текстильной фабрике, но выпускница отправилась на студию «Киргизфильм» и попросила принять ее хотя бы уборщицей: «Я не знала, что такое режиссер, ну, разделение профессий — что есть режиссер. Я хотела делать кино. Так оно и получилось». Она заведовала реквизитом, работала в съемочной группе фильма «Зной» режиссера Ларисы Шепитько, и благодаря своему изяществу и милому восточному лицу даже снялась в фильме «Девушка из Тянь-Шаня».

Киностудия рекомендовала Динару Асанову к поступлению во ВГИК. Первая попытка была неудачной, но девушка не отступила. Только после третьего раза она попала на режиссерский факультет, в мастерскую Столпера и Ромма. Асанова отстранялась от шумного веселья в студенческих компаниях, однако среди ее многочисленных друзей были и такие звезды шестидесятых, как Булат Окуджава и Белла Ахмадулина.

«С Динарой мы учились вместе во ВГИКе, — вспоминал Сергей Соловьев. — Она была первое время не просто скромным человеком, а наглухо закрытым. Мы даже не знали, о чем она думает. Она страшно стеснялась показывать свои работы. Это было мучительно преодолеваемое стеснение. Но потом она постепенно оттаивала на наших глазах». Однако в это же время прозвучал первый тревожный звонок. Динаре был 21 год, когда зимой 1963 года у нее остановилось сердце и наступила клиническая смерть. Ее спас случайно оказавшийся рядом однокурсник Витя Титов. В течение 3-4 минут решалось — жить Динаре или умереть. После этого случая она часто стала повторять: «Я умру рано. Такие, как я, долго не живут».

В 1970 году был снят ее первый самостоятельный фильм. Для своей дипломной работы Асанова выбрала новеллу В. Распутина «Рудольфио», рассказывающую о сложных взаимоотношениях взрослого мужчины и девочки-подростка. Потом Асанова вышла замуж за Николая Юдина, художника-графика, а в 1971 году родила Анвара (Владимира), своего единственного ребенка, который впоследствии не раз появлялся в ее картинах.

«Я не очень люблю свою профессию»

Сама Асанова рассказывала: «Так вышло, что после ВГИКа я долгое время не имела постановки — и не потому, что я такая привередливая и разборчивая, а потому что мне ее никто не давал. И лишь с приходом на “Ленфильм” нового директора мне была доверена работа над полнометражной картиной. Юрий Клепиков долго сомневался, стоит ли ему отдавать сценарий в мои неопытные руки, но, посмотрев мои вгиковские работы, все же дал свое согласие. Сценарий его был решен в комедийном ключе, меня же неумолимо влекло в лирику, и на этой почве начало нашего сотрудничества было трудным, нервным, но все же, в конце концов, мы сумели понять друг друга».

В 1974 году вышел полнометражный фильм «Не болит голова у дятла». Людмила Кривицкая, участвовавшая в съемках, рассказывала: «В отличие от других знакомых мне постановщиков Динара вместе с работниками режиссерской группы принимала самое активное участие в поисках детей — исполнителей ролей в фильме. Ходили по школам — смотрели на ребят во время перемен или после уроков, на представления, где много детей, на выступления детских коллективов, просмотрели много детских музыкальных ансамблей, посетили все музыкальные школы. Долго не могли найти героиню фильма. И однажды Динара привела на студию Лену Цыплакову, с которой познакомилась в гостях».

Рассказ о взрослении мальчика, увлеченного джазовой музыкой, которую очень любила и сама Асанова, с неожиданной точки зрения раскрывал темы внутреннего одиночества подростка, его первой любви и попыток обретения себя. Эта традиция получила дальнейшее развитие и в культовом «Ключе без права передачи». Импровизационная манера игры, когда экранные герои становились как бы продолжением самих юных актеров, документальная достоверность эпизодов об отношениях между детьми и взрослыми, неоднозначный сюжет – все это вызвало бурную дискуссию вокруг фильма.

Следующая работа Асановой, фильм «Беда», рассказывающий историю деградации алкоголика, был встречен зрителями прохладно; не вызвали интереса также телефильм «Никудышняя» и киноэтюд «Что бы ты выбрал?». Новым открытием для зрителей стал фильм «Пацаны» (1983 год), где была показана жизнь подростков, состоящих на учете в милиции, и малолетних преступников, отправленных не в тюрьму, а в спортивно-трудовой лагерь. В этой картине создал яркий, запоминающийся образ начальника летнего спортивно-трудового лагеря для трудных подростков, Паши, еще одна звезда кинематографа, которую раскрыла Динара Асанова — Валерий Приемыхов.
Актеров для своих работ Асанова часто искала в школах и на улице. Трудные подростки в «Пацанах» в реальной жизни действительно были проблемными детьми. С ними Динара продолжала общаться даже после окончания съемок. Но жизнь и творчество Асановой связаны были и с реальными трагедиями, происходившими вне съемок.

Так, например, Александр Богданов, снявшийся в фильмах «Не болит голова у дятла» и «Ключ без права передачи», погиб в 1985 году. Пара его знакомых – парень и девушка ударили Богданова молотком, потом зашили в мешок и на санках вывезли к канаве, где стали жечь. Он пришел в сознание, но его все равно убили. Трагически сложилась жизнь другого исполнителя роли в фильме «Не болит голова у дятла» — Александра Жезляева. Потом работал на заводе по ремонту вертолетов в поселке Горелово под Санкт-Петербургом. Там же, в Горелово и жил. Он трагически погиб в декабре 1992 года. Похоронен в Петербурге на Южном кладбище.

Вот что говорила легендарный режиссер об этом: «Кино — это жизнь, которая течет со мной вместе. Но я не могу сказать, что кино это счастье и радость. Кино — это та кровь, которая дается мне жизнью других людей. Поэтому я не очень люблю свою профессию — она использует других — это очень грустно. Но от кино я никуда не уйду. Я посвятила себя этому делу, и ради этого мне пришлось забыть о себе».

«Спасибо! Все, что я могу сказать за всю мою жизнь»

Асановой было всего 42 года, когда ее не стало. Во время подготовительного периода к съемкам фильма «Незнакомка» она уже необъяснимо предчувствовала свою смерть, хотя никаких видимых причин для подобных прогнозов не было. Говорила об этом легко, стараясь не пугать близких. Раздала все долги. В набухших тетрадях громоздились еще далекие планы — экранизация повести «Джан» Андрея Платонова, революционный по форме полудокументальный телесериал о подростках «17-25» («Я ищу тебя»), киноскетч «Интерны» — о взаимоотношениях детей, закованных в медицинские корсеты, полнометражная «Импровизация» — о стареющих участниках лихой некогда джаз-банды.

Кроме того, она хотела помогать детдомовцам и трудновоспитуемым детям уже в какой-то более конкретной форме, чем просто работа на съемочной площадке, — но, к сожалению, ее планам не дано было осуществиться. Не выдержало сердце, уже давшее однажды, в студенческом общежитии, осечку. Ситуация на удивление повторяла ту, давнишнюю: Динара сидела, расслабившись, в своем кресле — как будто просто заснула. В номере мурманской гостиницы, в день ее скоропостижной смерти, рядом с ней нашли записку: «Спасибо! Все, что я могу сказать за всю мою жизнь. Очень вас всех люблю! Д. Асанова».

«Если бы рядом оказался хоть кто-нибудь, кто мог бы оказать ей помощь, она была бы жива, – уверена актриса Лора Умарова, снимавшаяся в нескольких фильмах Асановой. – Динара в 21 год пережила клиническую смерть, тогда ее спас молодой человек, который вовремя сделал массаж сердца. После этого она заговорила о смерти, предчувствовала, что долго не проживет, торопилась жить. В 42 года у нее повторилась остановка сердца, но рядом никого не оказалось. Динара в этот день выпивала. Нет, она, конечно, несильно пристрастилась, но срывы иногда случались. Бывало, что несколько дней пила, но ее спасала работа. Кино она безумно любила, посвятила ему всю жизнь, забыв о себе. Умерла Динара во время съемок фильма “Незнакомка”. Говорила, что это ее итоговая работа и будет лучшей из ее картин. Но, увы, зрители никогда не увидят этот фильм».

Ее сыну Анвару было всего 13 лет. Теперь ему предстояла совсем другая жизнь: без матери и без кино. Сначала он отправился к родственникам, а потом, уже взрослым, вернулся к отцу в Санкт-Петербург. Так и не найдя себя в профессии, он переберется на окраину города, где будет жить под опекой знаменитой «крестной матери “Ленфильма”», режиссера арт-кастинга Галлы Капицкой. Его хижина сгорит, и домом Анвару станет машина «скорой помощи», стоящая на обочине дороги дачного поселка без колес. «У Динары была трешка в центре Санкт-Петербурга, она ее получила от “Ленфильма”. В этой квартире Асанова жила с сыном и мужем Николаем. После смерти там остался жить только супруг, а Анвара забрали родственники. Через несколько лет он вернулся к отцу, но оказался ему обузой, – объясняет Лора Умарова, которая была дружна с Динарой. – Последние годы с Юдиным была некая девушка по имени Юля. В 2008 году Коля умер. И квартиру эта девица как-то переписала на себя, картины Николая тоже ей достались. Вот так Анвара и оставили ни с чем».

Впрочем, на большее он и не рассчитывал. Его не было даже на похоронах отца. Ни разу Анвар не приезжал и на могилу Юдина. «Все проблемы – ерунда. Я съездила к Анвару и поняла, главное – у него есть вера, – уверяет сестра Динары Клара Асанова. – Он сейчас крестится, в церковь иногда ходит. Вот только жаль очень, что на могиле у мамы в Бишкеке не был уже 30 лет».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Чтобы помнили», Centrasia.ru, Peoples.ru, TvKultura.ru, Sb.by

Поделиться.

Комментарии закрыты