Джеральдин Чаплин: «Отец не выносил критики, не умел проигрывать»

0

На пробах она никогда не скрывала своей фамилии и не хотела её поменять
Дочь легендарного артиста, Джеральдин сумела вырасти в абсолютно самостоятельную творческую личность и стала утонченной и глубокой актрисой.

«Кинодебют — это громко сказано»
Чарли Чаплин был отцом 11 детей. За свою долгую жизнь актер женился четырежды, и лишь в браке с актрисой Полин Годар не было детей. Первая супруга, несовершеннолетняя Милдред Харрис родила Чарли сына Нормана, но младенец умер спустя три дня. Зато остальные дети выжили – двое от Литы Грей (Чарльз-младший и Сидней) и восемь (три сына, пять дочерей) от последней жены Уны.
Когда Чаплин женился на Уне, ей было всего 19 лет, а ему 54 года и, тем не менее, эти отношения оказались самыми крепкими и долгими. Уна была дочерью американского драматурга и Нобелевского лауреата Юджина О’Нила, который совсем не представлял Чаплина, известного своими радикальными политическими взглядами и бесконечными любовными похождениями, в роли супруга для своей любимой дочки. К тому же отец и жених невесты были ровесниками. Но Уна настояла на своем и, видимо, никогда не сожалела о своем поступке – Чаплин действительно любил ее до конца своих дней.
В кино пробовали сниматься почти все его дети, но на всю жизнь здесь задержалась одна Джеральдин, самая старшая. Она родилась 31 июля 1944 года в Санта-Монике, образование получила в школе-интернате в Швейцарии. Отец для нее был и герой, и антигерой в одном лице, а не просто папа. «У него ведь был очень странный характер, свойственный многим творческим людям, — рассказывает Джеральдин. — Он не выносил критики, не умел проигрывать. И при этом ему всегда нужны были зрители. Даже если это была жизнь в четырех стенах, а не кино. Он был законченным трудягой. Каждый день вставал в 8 утра и садился за свой необъятных размеров письменный стол. И работал, работал, работал. И если у него что-то не выходило, отец не успокаивался до тех пор, пока не добивался нужного ему результата».
Когда Чаплин исполнилось восемь лет, она приняла участие в съемках фильма своего отца «Огни рампы», хотя тогда ее имя так и не появилось в титрах. «Кинодебют — это громко сказано о том моменте. Я снималась в массовке. Мало что помню о той своей “роли”. Разве что — как сильно радовалась, что мне больше не надо ходить в школу. Я ведь снимаюсь в кино! И каково же было мое разочарование, когда выяснилось, что и на студии есть школа для детей-актеров. Так что, я сразу со съемочной площадки шла садиться за обычную парту».

«Я видел фею, скользящую по небу»
Оставаться в кино Джеральдин не планировала: сначала в ее жизни был балет. Она училась в Лондоне, в Королевской академии, затем ее пригласили в Париж. Именно в то время Чаплин написал Джеральдин трогательное письмо, цитируемое в большинстве его биографий: «Девочка моя! Сейчас ночь. Рождественская ночь. Все вооруженные воины моей маленькой крепости уснули. Спят твой брат, твоя сестра. Даже твоя мать уже спит. Я чуть не разбудил уснувших птенцов, добираясь до этой полуосвещенной комнаты. Как далеко ты от меня! Но пусть я ослепну, если твой образ не стоит всегда перед моими глазами. Твой портрет — здесь на столе, и здесь, возле моего сердца. А где ты? Там, в сказочном Париже, танцуешь на величественной театральной сцене на Елисейских полях. Я хорошо знаю это, и все же мне кажется, что в ночной тишине я слышу твои шаги, вижу твои глаза, которые блестят, словно звезды на зимнем небе.
Я слышу, что ты исполняешь в этом праздничном и светлом спектакле роль персидской красавицы, плененной татарским ханом. Будь красавицей и танцуй! Будь звездой и сияй! Но если восторги и благодарность публики тебя опьянят, если аромат преподнесенных цветов закружит тебе голову, то сядь в уголочек и прочитай мое письмо, прислушайся к голосу своего сердца. Я твой отец, Джеральдин! Я Чарли, Чарли Чаплин! Знаешь ли ты, сколько ночей я просиживал у твоей кроватки, когда ты была совсем малышкой, рассказывая тебе сказки о спящей красавице, о недремлющем драконе? А когда сон смежал мои старческие глаза, я насмехался над ним и говорил: “Уходи! Мой сон — это мечты моей дочки!”
Я видел твои мечты, Джеральдин, видел твое будущее, твой сегодняшний день. Я видел девушку, танцующую на сцене, фею, скользящую по небу. Слышал, как публике говорили: “Видите эту девушку? Она дочь старого шута. Помните, его звали Чарли?” Да, я Чарли! Я старый шут! Сегодня твой черед. Танцуй! Я танцевал в широких рваных штанах, а ты танцуешь в шелковом наряде принцессы. Эти танцы и гром аплодисментов порой будут возносить тебя на небеса. Лети! Лети туда! Но спускайся и на землю! Ты должна видеть жизнь людей, жизнь тех уличных танцовщиков, которые пляшут, дрожа от холода и голода. Я был таким, как они, Джеральдин. В те ночи, в те волшебные ночи, когда ты засыпала, убаюканная моими сказками, я бодрствовал».
Джеральдин думала, что станет примой. «Танцы у меня прекрасно складывались в голове, тело же не успевало за мыслями. Это была проблема. Так что, я не бросила танцы — танцы бросили меня. Балет был моей первой любовью. Эта любовь так глубоко ранила меня, что я не могла даже видеть выступления балерин по телевидению — сразу выключала», — признавалась артистка.

«Мы думали, что фильмы могут изменить мир»
Во время гастролей в Париже ее увидел режиссер Дэвид Лин, как раз намеревавшийся экранизировать «Доктора Живаго», и пригласил на роль Тони. По сей день это самая знаменитая ее работа: «Я думала, что будет просто попасть в кинематограф как дочка Чарли Чаплина. И, в принципе, так и было. За исключением того, что я не приносила большой пользы как актриса – действительно, вначале все было просто ужасно».
Ей нравилось, что ее имя открывало ей все двери. Но считать, что в большом кино Джеральдин оказалась благодаря могуществу отца, было бы ошибкой. Иначе она не стала бы любимой актрисой и музой такого маститого испанского режиссера, как Карлос Саура. В его фильмах Чаплин снималась десять лет — с конца 1960-х. Почти все эти картины с успехом участвовали в европейских кинофестивалях. Актерский талант Джеральдин оказался многогранным, иногда она даже играла сразу двух героинь в рамках одного фильма. «Думаю, все эти наши совместные ленты прекрасны. Тогда мы вели войну против диктатуры Франко изнутри страны, а не извне. Нам не нравился тот режим, мы не поддерживали его. Мы думали, что фильмы могут изменить мир, не осознавая, что они могут изменить мировоззрение отдельного человека, но не мир в целом. Но это было прекрасно, я люблю эти картины».
В 1974 году у Джеральдин и Карлоса родился сын Шейн, но спустя пять лет супруги расстались. Позднее Чаплин вышла замуж за чилийского кинооператора Патрисиo Кастилью, у них есть общая дочь Уна, которая уже сыграла Талиссу в «Игре престолов», а сейчас появилась в сериале «Табу» с Томом Харди.
В байопике про отца (в котором Чарльза сыграл Роберт Дауни-младший) Джеральдин предстала в образе своей бабушки – матери комика Ханны. «Это была замечательная роль. Я не знала свою бабушку — она умерла задолго до моего рождения. Я не думала о своей героине как о бабушке, я концентрировалась только на исполнении этой прекрасной роли. Я осознала, что играла свою бабушку, только после просмотра фильма. Какая у нее была ужасная, трагическая судьба».
Сам Чаплин всегда утверждал, что его мать была любящей женщиной и весьма гламурной особой. Но на самом деле Ханна, актриса второго плана в мюзик-холле, выступавшая под псевдонимом Лили Харлей, в юности подрабатывала проституткой, что наложило отпечаток на всю ее дальнейшую жизнь. Вскоре после смерти мужа от алкоголизма, она тяжело заболела. Чарли оказался в работном доме в Ламбете, а затем в школе для сирот и бедных детей. В 1896 году Ханна потеряла рассудок и позже была помещена в психиатрическую клинику.
В книге Стефана Вейсмана, который на протяжении двадцати лет был психоаналитиком, говорится, что сумасшествие Ханны объясняется сифилисом. Это возмутило наследников Чаплина. Однако Вейсман попутно касается множества других тем. Его добросовестность привела к тому, что Джеральдин сменила гнев на милость и написала комплиментарное вступление.

«У меня естественные морщины»
Вместе с семьей она живёт в Майами. У Чаплин прекрасное чувство юмора (наверняка, именно оно помогало бороться с неизбежным комплексом «дочери гения»). Например, свою нынешнюю востребованность Джеральдин объясняет тем, что никогда не делала пластических операций: «Все актрисы моего возраста, побывавшие под ножом хирурга, выглядят одинаково. А я от них отличаюсь – у меня естественные морщины».
В последние годы она снимается даже чаще, чем в молодости. Иногда выпускает пять-шесть картин в год, правда, играет в эпизодах. Так вышло и в новом фильме «Голос монстра». Он рассказывает, как мальчик по имени Коннор скрывается от жестокой реальности в заповедном мире своих снов, некоторые из которых оказываются явью. Как отметили создатели фильма, юный герой «слишком мудр, чтобы быть ребенком, и слишком молод, чтобы быть мужчиной». У него дома умирает от тяжелой болезни мать, его отец завел новую семью и мало интересуется жизнью сына. Заботы о мальчике берет на себя деспотичная бабушка, которая, конечно же, желает ему только хорошего, но живется ему все равно несладко, тем более в школе приходится терпеть постоянные издевательства одноклассников. Избавиться от своих переживаний мальчик может только в мире своих фантазий. Там он знакомится с очень странным монстром: в жутковатое внешне, но очень доброе и мудрое чудище превращается старое тисовое дерево, растущее под окном. Новый друг рассказывает малышу истории, которые помогают понять, что даже когда все вокруг рушится, можно найти в себе силы жить, радоваться, испытывать вдохновение и надеяться на лучшее.
Звездный состав в «Голосе монстра» — международный. Больную маму сыграла Фелисити Джонс, в роли бабушки выступила несгибаемая Сигурни Уивер, а в образе директрисы школы зрители увидят Джеральдин Чаплин. Древесного монстра озвучил Лиам Нисон. Правда, он еще и снимался в фильме при помощи техники performance capture, но узнать его в ходящем и разговаривающем дереве все-таки будет непросто.
Джеральдин любит появляться в фильмах, где от нее требуется тонкий психологизм, и в то же время в легких мюзиклах. Она абсолютно не комплексует, играя ведьм и всякого рода комических старух. А к своим ролям часто готовится на кухне. «Хотя на самом деле все зависит от персонажей, которые мне приходится воплощать. Если герой реально существовал, я дополнительно изучаю всю информацию о нем, какая только существует, — говорит Чаплин. — Мне эти знания очень помогают в работе. Знаю, что многие работают по-другому: вошли в кадр, отыграли — и забыли обо всем. А я так не умею: хожу с персонажем, живу с ним, думаю о нем. А насчет кухни, то именно там я чаще всего заучиваю свои реплики!»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня» (segodnya.ua), Cinema-prestige.ru, «Алеф» (alefmagazine.com), Dochkimateri.com

Поделиться.

Комментарии закрыты