Евгений Герчаков: «После съемок у Германа стал другим человеком»

0

В фильме «Бабушка легкого поведения — 2» роль дяди главного героя Сани исполняет блистательный комедийный актер Евгений Герчаков. О том, каково мужчине, пусть и для роли, ходить на каблуках, актер рассказал «Южным горизонтам».

«Любовь — средство борьбы с одиночеством»
— Евгений Аркадьевич, нас снова ждет встреча с аферистом Сашей Рубенштейном и вашей командой пенсионеров, теперь перекочевавшей в Москву. В первом фильме вашему племяннику, роль которого исполнял артист Александр Ревва, пришлось облачиться в женское платье. Вас такая участь в творческой судьбе тоже ведь не миновала?
— Ну, как же, как же! Мне приходилось переодеваться в бабульку в картине «СтаруХа-Рмса». Если помните, то и в «Ширли-Мырли» я играл томную арфистку. Да и в «Клубничке» тоже был женщиной. Надеть каблуки и пройтись в них перед камерой мужчине-артисту совсем непросто. Тем более ценен для меня приз фестиваля «Киношок» «За лучшую женскую роль», который я там получил.
— Интернет обошел клип: вы появляетесь на юге Москвы на одной из улиц в образе Ива Монтана в окружении трех великолепных женщин.
— Я играю в спектакле «Монтан и его ж…». А три окружающие моего героя женщины — это Эдит Пиаф, Симона Синьоре и Мэрилин Монро, которые сыграли огромную роль в его творческом становлении.
— Биография Ива Монтана в чем-то перекликается с вашей. У вас ведь тоже было три семьи. Какой должна быть женщина, чтобы обратить на себя ваше внимание?
— Я по знаку — Лев. Поэтому моя женщина должна быть личностью, и женщиной до кончиков ногтей, чтобы я забывал периодически о своем величии и своем суперактерстве. Для меня важно, чтобы она меня искренне любила. Как говорит один из моих персонажей в спектакле драматурга Андрея Максимова: «Любовь — средство борьбы с одиночеством». Потому что человек действительно и рождается, и умирает в одиночестве.

Не захотел ехать в Америку
— Вы работали во многих театрах. Хотелось играть только главные роли, поэтому и переходили?
— Точнее, достойные роли. Новая театральная площадка требует впускания свежей энергии, чтобы зрителя захватило «с потрохами». Поскольку на заре своей творческой карьеры я прошел школу гигантской сцены Театра армии, где существует танковый подъезд и по которой могут скакать лошади, то потом меня уже сложно было чем-то напугать. Но у артиста, работающего на гигантской площадке, наступает момент, когда хочется чего-то более камерного. Я набрался смелости и перешел в «Эрмитаж», где работали Карцев, Ильченко, Полищук и где ставились психологические спектакли, замечательные клоунады. Там тоже била через край энергия, но иная.
Сколько же пощечин я там получил! Там, например, был спектакль, где два интеллигента беседуют с помощью пощечин. Я сыграл пятьсот спектаклей в «Школе клоунов»! И благодаря этому спектаклю получил бесценный опыт — держать удар. Потом я работал в Женеве, исполняя в Драматическом театре роль Зигмунда Фрейда. Меня звали в Америку. Но я не захотел уехать: дома я чувствую себя на своем месте.
— Так что вам ближе — трагедия (вы в театре играете короля Лира и Софокла) или комедия, за которую вас так любит телезритель?
— Случилось так, что в кино я снялся в фильме «Мама» в роли Барана и попал в «амплюа», как любила говаривать моя мать. А из этого «амплюа» не так просто выбраться. Однажды Савелий Крамаров, безумно популярный комедийный артист, поведал мне, как всю жизнь он мечтал сыграть Гамлета. Но Гамлет, который, кося глазом, произносит «Быть или не быть?», сразу вызывает гомерический хохот.
И Крамаров мне предрек: «Бараном ты в кино родился, им и помрешь». Вы знаете, меня это так задело! И я начал сопротивляться «амплюа». На сегодняшний день в моем багаже актерском много драматических ролей. В комедии надо чувствовать природу юмора и обладать вкусом. А в трагедии нужно сердце развернуть и потом своевременно свернуть, чтобы не умереть на сцене. Да, сыграл и Лира, и Софокла, и царя Эдипа, и Холстомера, и Аристотеля, и Парфюмера. После таких ролей уже неловко играть ерунду.
В Театре Луны, где сегодня служу, сыграл Сальвадора Дали. Трагический спектакль, всегда играю его на разрыв. Эта моя боль. Тем более, что я на Дали в гриме очень похож.
— Не могу не спросить, какое влияние на вас оказала работа в фильме Алексея Германа «Трудно быть богом»?
— Тяжелейшая картина, в которой Герман предстает перед нами великим Германом. Она снималась больше десяти лет. После съемок у Германа я стал другим человеком, по-другому стал относиться к себе и к тому, что я делаю. С гораздо большим уважением.

Досье
Евгений Герчаков родился 31 июля 1949 года в Находке Приморского края. В 1972 году окончил факультет актеров Театра музыкальной комедии Музыкального училища имени Гнесиных, где занимался в мастерской Л. Михайлова. Вместо оперетты оказался в Центральном театре армии. В 1982 году покинул Театр армии. Он был приглашен главным режиссером Михаилом Левитиным в театр «Эрмитаж». На сцене этого театра актер проработал до 1992 года, создав лучшие свои роли. Сегодня «приписан» к Театру Луны, занят в нескольких спектаклях.

Елена Булова http://ugorizont.ru

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.