Гоша Куценко: «Я подобен семенам одуванчика»

0

Артист рассказал, какими ролями хотел бы запомниться зрителям и что может выразить своей музыкой, а на экране – нет.

«Сцена помогает, лечит тебя»
— По какой роли вы хотели бы запомниться?
— Знаете, так бывает, что в кино отснялся и забыл. Для меня же это вся жизнь перед глазами. Человек, никогда не снимавшийся в кино, вряд ли поймет меня. Вся моя жизнь запротоколирована на съемках. Я даже потерял ощущение реальности, и иногда не могу понять, где я в жизни, а где в роли. Любая картина – какой-то эпизод моей жизни. Что касается ассоциаций со мной, то я бы выбрал один из ранних фильмов… чуть ли не «Мама, не горюй».
— А какие фильмы вам лично кажутся наиболее важными в карьере?
— Наверное, те, которые делались сознательно, и в которых я был еще и соавтором. К ним я могу отнести картины, которые мы делали с Виктором Шамировым. Для меня самым ценным с моим участием является кино, снятое «с руки». Например, «Дикари», «Игра в правду», «Со мною вот что происходит». Именно их я могу назвать художественными фильмами.
— Это то, чем вы больше всего гордитесь?
— Наверное, да. «Со мною вот что происходит»… Это кино, которое снято в самый сложный период моей жизни. Тогда болели мои родители, а мы параллельно писали сценарий и снимали. Это время опустошенности для меня. Работа в этой картине спасала меня. Она простая и человечная. Думаю, когда человек лишается любимых людей, ему этого не хватает. Человечности.
— А кто Гоша Куценко для широкого круга зрителей? «Антикиллер», «Любовь-морковь» или, в первую очередь, театральный актер?
— Ко мне разное отношение. Знаете, я достаточно разбросан в этом смысле. Я начинал свою карьеру в свободном кино, потом снимался в хулиганском: я и стрелял, и убивал. Я раскрывал своих героев с этих двух сторон. Снимался в серьезных боевиках. Один из них – «Параграф 78». Я не припомню аналогов этому фильму с таким качеством боевых сцен в отечественном кинематографе. А потом сразу нырнул в комедию и снялся в трилогии «Любовь-морковь», которая, на мой взгляд, является самой семейной картиной с моим участием. Именно тогда меня стали приглашать на эксцентричные роли. Я снимался в историческом кино, но не в главных ролях. Довольно прискорбно, ведь я МХАТовец, заточен и обучен именно для этого. И я относился легко, но ответственно к этому сериальному труду. Если говорить о моём образе, то в кинематографе я подобен семенам одуванчика, которые рассеиваются на довольно дальние дистанции. Есть артисты более узконаправленные, они относятся несколько иначе к своему актерскому труду и, возможно, представляют большую ценность, нежели я.
— Как получилось, что актёр Гоша Куценко еще стал и музыкантом?
— Искусство для меня — треугольник с углами «Театр», «Музыка», «Кино». Я постоянно перебегаю из одного в другой. В какой-то момент что-то становится для тебя главным, например, на вечер. Я написал немало музыкальных композиций за 15 лет. Музыка, пожалуй, для меня воплощение чего-то не реализованного, чего-то романтичного и очень такого душевного, может быть, любви. Я смешил и дрался, но мне не приходилось играть серьезную любовь. Я уже был постарше, когда я мог любить в кадре, были девяностые, было не до любви, а потом уже смотришь на себя и думаешь – ну какая любовь, патологическая разве что; хотя этого тоже вдоволь наигрался. У меня было кино о любви, но оно скорее комедийного склада, а вот в музыке я мог говорить, сочинять тексты, музыку, и получилось, что я писал много песен, которые никто не слышал и сейчас пою их дуэтами. Я писал «музыкальные диалоги» с женщинами, и зачастую эти диалоги хорошо звучат. Наш дуэт с Катей из группы IOWA, она перепела мою песню OneTwo. На мою любовную, романтическую лирику откликнулись Кэти Топурия, Теона Дольникова, Полина Гагарина.
— Получается, в своей музыке вы тот самый лирический герой, который на экране, к сожалению, так и не предстал?
— Так и есть! Без всяких сожалений!
— Музыкальный стиль, который вы выбрали, джаз, — это то, что вам нравится больше всего? Или больше подходит?
— Это, скорее, какая-то эклектика. Мы играем очень разную музыку, начиная от каких-то традиций джазовых, боссановы, и дальше поп электронный, ну, и потяжелее музыку. Очень много зависит от текста, который придумываю. Я могу оттолкнуться от него, могу от музыки, тем самым разрушая единый стиль. Музыкант профессиональный, так или иначе, подчинен инструменту, у него свой язык, он ему принадлежит. Соединение идеи с текстом происходит на его волнах, поэтому он узнаваем. Я же всеяден, могу сыграть и там, и там, мне хватает воображения: женщина, ребенок, бандит, ученый, врач – вообще другой мир… Так же и в музыке: могу сочинить легкий какой-нибудь комедийный хип-хоп, а могу песню о боге.
Я пишу тексты для своих композиций, но у меня есть и несколько стихотворений, штук пять. Их, как мне кажется, я действительно могу назвать стихами. Ощущение поэтики я могу испытать, написав сценарий. Наверное, у меня есть внутреннее ощущение гармонии относительно профессии, им я больше руководствуюсь.
— Изменилось ли отношение к профессии за все эти годы, она не стала казаться рутиной?
— Мне кажется, что ничего не изменилось. Я помню, как мы писали сочинение для поступления в театральное. В тот момент я задумался о его тематике и пришел к выводу, что хочу стать артистом потому, что мне нравится все подряд! Это все равно, что книжки читать, только образы в твоей голове материализуются. Мне хотелось почувствовать себя и врачом, и космонавтом, но не задерживаться долго в одной роли. Мне хотелось движения вперед. Я хотел быть подобным исследователю, который открывает для себя новые земли! В школьной студии МХАТ я открыл для себя Искусство. Поэтому мне более близки законы сцены, человеческого духа, нежели прагматики.
Я, в принципе, не певец, не вокалист, я исполнитель. И когда я пою, я играю роль исполнителя. Любой творческий процесс состоит из идей: придумывания, воплощения. Ты либо соучастник, либо сам придумываешь, как у меня, к счастью, часто было в жизни. Когда творишь с друзьями, тогда и вопрос воплощения несколько другой – осветленный. Ценю профессию за то, что дает гибкость мировоззрения, дает возможность жить, выкричать свои боли, болезни, проблемы. Сцена помогает, лечит тебя. Свою жизнь посвящаю ей.

Пять фактов о Гоше
Родился в Запорожье 20 мая 1967 года в семье Георгия Павловича Куценко, который работал в Министерстве радиопромышленности, и врача-рентгенолога Светланы Васильевны Куценко. Бабушка Гоши была оперной певицей.
Окончил львовскую школу №56. Поступил во Львовский политехнический институт, но не доучился и был призван в армию. В 1988 году переехал в Москву. Поступил в МИРЭА, но также не доучился. Через два года поступил в Школу-студию МХАТ (окончил в 1992 году).
Первая жена – Мария Михайловна Порошина, актриса. Дочь Полина родилась в 1996 году. Вторая жена – Ирина Михайловна Скриниченко, фотомодель. Дочь Евгения родилась в 2014 году.
Гоша любит эстраду, классику рока. Ранее увлекался электронной музыкой в стиле джангл, но любимым коллективом остаётся английское трио Muse.
Помимо актёрской карьеры в театре и кино, Куценко – востребованный ведущий церемоний награждения. Также работал как режиссёр. Его полнометражный дебют в этом качестве – фильм «Врачи». В роли музыканта выпустил два альбома в 2010 и 2014 годах.

Иван Зубков,
metronews.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты