Кэрри Маллиган: «Я очень пуританских нравов»

0

Ее принято считать идеальной актрисой для костюмированного кино
Эта девушка словно не из нашего времени. Ее стихия — костюмированные экранизации и трогательные героини. Сейчас Маллиган живет между Лондоном и Лос-Анджелесом, продолжает играть в серьезном кино и кажется одной из самых интересных британских актрис своего поколения.

Совет от Кеннета Браны
Кэрри Маллиган родилась 28 мая 1985 года вблизи Лондона в легендарном Вестминстере. Ее отец был управляющим отеля Mayfair, а мать, преподаватель в университете, помогала ему по работе. Когда девочке исполнилось три года, отца перевели в гостиницу «Интерконтиненталь» в Ганновер, а затем и в Дюссельдорф. Здесь семейство Маллиганов жило в собственном номере на последнем этаже, а Кэрри и ее брат Оуэн вместе с родителями следил за порядком в отеле.
«В школе я была обычной девочкой – не была популярной, ничем не отличалась от других, — говорит Маллиган. — Школьное время было чудесным, но по правде говоря, я занималась только лишь учёбой, потому никаких приключений в то время со мной не происходило». По словам Маллиган, она решила стать актрисой, наблюдая за игрой своего брата в школьной пьесе «Король и я». Тогда она буквально умоляла разрешить ей поучаствовать в постановке. В результате ее взяли в качестве статиста, а вскоре она уже была среди полноправных участниц театральной труппы. Интересно, что брат Маллиган — Оуэн — в отличие от сестры после школы завязал с театром и начал военную карьеру: в ранге капитана британской армии он служил в Ираке и Афганистане.
В 16 лет Кэрри Маллиган уже помогала в постановке «Генриха V» с британской легендой Кеннетом Браной в главной роли. Впечатленная его игрой, девушка написала актеру письмо, где рассказала о том, что вопреки воле родителей мечтает стать актрисой и просила совета, как ей поступить. Ответ она получила от сестры Браны, где со слов самого актера, было написано напутствие: «Если вы ощущаете потребность стать актрисой, вы должны стать ею».
Через год Кэрри, не сказав ни слова родителям, подала документы в Лондонскую школу драматического искусства. Ее не приняли из-за слишком юного возраста, и Маллиган начала брать частные уроки актерского мастерства, попутно подрабатывая на разных работах: от уборщицы до барменши в ночных барах Лондона: «Когда я работала в пабе, туда регулярно приходили мужчины сильно старше меня, и один из них, ездивший на “Феррари”, однажды подписал свой счет вопросом “Поужинаем?” Я так психанула! Я была совсем несмелой».

«На пляж редко надену бикини»
Ее первый актерский успех был в театре. В 21 год Маллиган сыграла Нину в экранизации чеховской «Чайки». Сама роль далась девушке с огромным трудом. Она не понимала героиню, впервые была брошена в такое серьезное действо, отчего Кэрри, по ее словам, пришлось придумывать целый новый мир. Но ее игру оценили и зрители, и критики, а сама Маллиган поняла, что такое настоящая актерская работа.
К своей профессии Кэрри относится крайне серьёзно. Когда она играла в театре, у неё был очень напряжённый график, и девушка не оставляла времени на вечеринки: «Утром я шла в спортзал или встречалась с кем-то из друзей за завтраком, шла домой, спала, к пяти часам была в театре, после спектакля шла домой спать. И так каждый день. Мне очень хотелось играть в театре, и я не хотела пропустить какую-то возможность из-за вечеринки. Если я занята чем-то, то отдаюсь делу полностью».
С детства Маллиган восхищалась игрой Джуди Денч и, в отличие от многих начинающих актрис, мечтающих сыграть с кем-то из знатных красавцев-актеров, представляла себя на съемочной площадке вместе с ней. Каково же было ее удивление, когда, получив свою первую роль в кино в экранизации романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение», она узнала, что Денч также играет в этой картине.
Настоящим прорывом Маллиган в кино стала роль в ленте «Воспитание чувств», за которую Кэрри была номинирована на «Оскар» и «Золотой глобус». Работая над фильмом в Лос-Анджелесе, девушка ездила на съемочную площадку на общественном транспорте, тратя на дорогу по полтора часа. Девушка просто еще не умела водить. Об этом довольно скоро узнал актер Уоррен Битти и стал лично возить Кэрри на своем авто.
За пять лет она появилась в ряде современных арт-фильмов. Две самые знаковые ее роли этого периода — боевик «Драйв» и драма «Стыд». В последнем случае Кэрри впервые согласилась на полную обнаженку, что стало для нее отличной возможностью побороть комплексы, связанные с собственным телом. «Не думаю, что кто-то получает удовольствие от съёмки в откровенных сценах. Для ленты “Стыд” такая сцена была необходимой, чтобы раскрыть образ моей героини – она была не робкого десятка и не сомневалась в своей неотразимости, — говорит Кэрри. — Для фильма “Суфражистка” постельная сцена была прописана в сценарии. Нам пришлось воплотить тюремные реалии. Но в жизни я совсем другая. Даже на пляж редко надену бикини. По дому я хожу в пижаме. Голой в зеркале я себя не видела лет, наверное, десять. Я очень пуританских нравов. На красную дорожку я не выйду в наряде выше колена».
Вскоре, правда, актрису вновь ждали две ретроленты — «Внутри Льюина Дэвиса» и «Великий Гэтсби», сделавший из Маллиган настоящую голливудскую звезду. В последней Дэйзи слишком легковесно отнеслась к чувствам Гэтсби, она посеяла вокруг себя горе и стала причиной гибели нескольких людей, чтобы упорхнуть, словно бабочка, на другой «цветок». Именно Кэрри показалась режиссеру Базу Лурману самой убедительной на пробах, и он отмел кандидатуры более именитых актрис, чтобы пригласить в этот очень красивый фильм именно ее. А Кэрри признается: «Когда мне было 12 лет и у всех моих подружек на стенах висели постеры с Леонардо ДиКаприо, я решила, что мне такой не нужен. Я решила, что лучше я когда-нибудь сыграю с ним в одном фильме».
Следующим этапом творческой биографии Кэрри Маллиган стала роль норовистой Батшебы, получившей в наследство провинциальное поместье, в еще одной экранизации (викторианского романа Томаса Харди) «Вдали от обезумевшей толпы». Вокруг девушки вилось несколько претендентов на руку и сердце, так что героине Кэрри предстоял нелегкий выбор. «Я очень люблю Батшебу и не осуждаю ее завихрения, – сказала актриса. – Со стороны кажется, что история моей героини романтична и возвышенна. Но мне пришлось на съемках хлебнуть самой что ни на есть прозы деревенской жизни. В одном из эпизодов я вместе с крестьянами мою овец, причем стою по колено в их, извините, какашках. Не самое приятное ощущение, скажу я вам! Но мне очень помогло, что во мне половина валлийской крови, и детство я провела на ферме. Когда мне было семь лет, я научилась доить корову. Правда, до этого фильма не подворачивалась возможность вспомнить, как это делается. Я умею обращаться с лошадьми, люблю ездить верхом. А вот петь меня заставил режиссер».
«На съемках нужно быть уверенным в себе, – заметил постановщик Томас Винтерберг. – Начинаешь комплексовать, сомневаться – пиши пропало. В Кэрри я был уверен с самого начала. На читке сценария она дошла только до десятой страницы, когда я сказал: “Все, отлично!”. Она идеальная исполнительница роли Батшебы».

«Фотографироваться – это для меня ночной кошмар»
Маллиган живет в Лондоне, но большую часть времени проводит в Лос-Анджелесе. При этом обожает Нью-Йорк: «Я здесь счастливее, чем где-либо еще. В Лондоне никто ни с кем не разговаривает — ты преодолеваешь расстояние от точки “А” до точки “Б”, разглядывая тротуар. А В Лос-Анджелесе, если ты не за рулем, люди начинают подозревать в тебе проститутку». Кэрри не вписывается в каноны традиционной звезды. Как-то раз на вопрос тренера по фитнесу «как ты хочешь выглядеть», она ответила, что хочет выглядеть не как актриса, а как обычный человек, который не ходит в тренажерный зал по шесть раз в неделю. А на читке перед съемками фильма «Не отпускай меня», когда все актеры начали рассказывать о своих любимых лентах, вспоминая Ханеке и фон Триера, только Кэрри скромно призналась, что ее любимый фильм — «Индиана Джонс и последний крестовый поход».
Маллиган также ведет довольно скромный образ жизни и практически не интересна папарацци. К прессе у актрисы особенное отношение: она редко даёт интервью и общается с акулами пера. И вот однажды во время съёмок «Суфражистки» она решила почитать свежую газету. Какое же было её удивление, когда она прочитала «собственное» интервью. «Я так расстроилась, что расплакалась и позвонила маме за утешением. Правда, тогда мы снимали сцену, где я должна была злиться, так что в тот момент это даже немного помогло», — рассказала Кэрри.
Маллиган не любит фотографироваться на крупных мероприятиях. Ей приходится терпеть внимание репортеров вопреки своим желаниям: «Ненавижу идею стоять перед сотнями людей, которые делают снимки моей физиономии, – добавляет актриса. – Это для меня ночной кошмар, я чувствую себя неуютно. Может, я слегка поднаторела в этом. Но каждый раз на красной дорожке теряюсь. Это так странно. Понимаю, что звучит несколько противоречиво, но я шла в актрисы не для того, чтобы все взоры были обращены на меня».
Маллиган умудрилась сохранить в тайне свои отношения с Шайа ЛаБафом, в октябре 2010 года они расстались. По словам Шайи, у них были «несовместимые образы жизни». В частности, Кэрри мечтала остепениться, завести семью и детей, а ЛаБаф был к такому повороту событий не готов. «Кэрри — это не просто актриса, она прекрасный человек, милая девушка, суперумная», — так говорит Шайя о своей бывшей подруге. «У нас был культурный шок относительно встречи с ее родителями и наоборот, — отметил он. — Эмоции, культуры, истории. Были различия, вот и все». Кроме того, актер заявил, что не может быть счастливее за Маллиган, которая вышла замуж за музыканта Маркуса Мамфорда. По мнению Шайи, с ним Кэрри такого бы не достигла: «Она искала брака, семьи и детей больше, чем я».
О ее романе с лидером группы Mumford & Sons узнали только на церемонии Grammy, когда группа получила награду, а Кэрри расплакалась и обняла Маркуса Мамфорда, который к тому моменту уже был ее мужем. На самом деле, они были знакомы давно — с самого детства, но из-за разъездов и переездов потеряли связь. Пока вдруг не пересеклись уже взрослыми и не начали плотно общаться на съемочной площадке фильма «Внутри Льюина Дэвиса». У Кэрри в фильме была главная женская роль, у Маркуса — голос за кадром. Но эта новая встреча — этот «служебный роман», взбудоражил их чувства и позволил задуматься над созданием семьи.
Торжественное бракосочетание состоялось 21 апреля 2012 года — всего несколько недель после начала съемок фильма. А опять же в апреле, но уже 2015 года в прессе появились заявления пары, что в скором времени они станут родителями. А в сентябре на свет появилась дочка Эвелин Грейс.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Okino.ua, Starslife.ru, Muzchart.ru, «Голос Америки» (golos-ameriki.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты