Александр Балуев: «Люблю играть то, чего во мне нет!»

0

Недавно Вера Глаголева и Александр Балуев представили свою новую картину «Две женщины», снятую по драме Ивана Тургенева «Месяц в деревне».

– Александр, ваша одиннадцатилетняя дочь Мария-Анна уже посмотрела фильм?

– Нет еще, но я ей обязательно покажу его позже, когда она немного подрастет. Хотя ничего «такого» в фильме нет. Чувства есть чувства, они могут возникнуть в любом возрасте – и в 8 лет, и в 12. А могут не возникнуть вообще. Лично я влюбился впервые в семь лет. Прекрасно помню первые переживания утраты любви, которые испытал в том возрасте. Так или иначе, мы сняли очень красивое кино – молодежи должно понравиться.

– Говорят, Вера Глаголева очень жесткий, если не сказать деспотичный режиссер. Вы ощутили это на себе?

– Нет. Это абсолютная неправда, потому что с режиссером Глаголевой работать на одной площадке – одно удовольствие. Она всегда знает, что делает и чего хочет, поэтому четко ставит цели.

– Часть картины вы снимали в Спасском-Лутовиново – в усадьбе Глинки. Атмосфера помогала в работе над фильмом?

– Безусловно. Когда мы подыскивали место для съемок, посмотрели довольно много усадеб – очень серьезно занимались этим. С усадьбой Глинки, конечно, была удручающая ситуация – ее пришлось буквально реанимировать. Мы достраивали веранду, заново строили оранжерею.

– Александр Николаевич, чаще всего вы играете военных. Сложно было вживаться в образ Ислаева?

– Как-то так судьба складывается, что меня видят чаще всего в образе военного. Но, на самом деле, я не так много военных играл. Просто играю вояк, в основном, в сериалах, а их часто на телевидении повторяют. Вот и складывается такой образ. Кстати, с Тургеневым я тоже не первый раз сталкиваюсь, сыграл в «Му-му». Просто такие фильмы редко кто видит, а военные сериалы идут постоянно.

– Вера Глаголева говорит, что еле смогла уговорить вас на роль Ислаева. Капризничали, мол.

– Я действительно не сразу согласился. Поначалу казалось, что там нечего играть. Вера всегда снимает меня в своих фильмах, но почему-то никогда не предлагает главных ролей. Я сказал, что сыграл бы Ракитина, но она ответила, что этот персонаж занят. Но потом она убедила меня «стать» Ислаевым.

– Ракитина сыграл британский актер Рэйф Файнс. Как вам работалось с ним на одной площадке?

– Я, как говорится, «не первый год замужем», но такого погружения в роль еще не видел! Файнс – уникальный актер. А знаете, что он делал в перерывах между кадрами? Читал «Евгения Онегина» на русском!

– В фильме Глаголевой «Одна война», вы, говорят, категорически отказывались играть военного?

– Да. Я сказал, что в военной форме она меня больше не увидит – наигрался уже. Надоело, что ко мне всегда прикрепляют этот ярлык. У меня была роль охранника девушек, которые родили от немцев и были сосланы на остров. Я предложил: «Давай я буду завхозом!», но Вера – ни в какую. Хотела надеть на меня погоны, кирзовые сапоги, галифе. Еле договорились. Галифе по бокам ушили, чтобы смотрелись, как обычные брюки, кирзовые сапоги заменили ботинками, так как у героя больная нога. На гимнастерку надели старую вязаную жилетку, а от военной шапки оторвали звездочку. Видите, сколько мучений для того, чтобы журналисты не спрашивали «почему вы только военных играете». Я не только военных играю!

– Недавно вышел фильм «След тигра», где вы играли егеря. С настоящим, живым тигром не страшно было сниматься?

– Нет, эти животные же очень добрые! Ха-ха-ха! На самом деле, в фильме снимали настоящих хищников из дальневосточного заповедника, а не дрессированных цирковых кошечек. Поэтому тигров снимали отдельно, нас – отдельно. А в общих кадрах снималась голова-чучело. Так что мы, актеры, – люди отважные! Что нам стоит с головой-чучелом сняться?

– Вы как-то рассказывали, что вам предлагают роли в Голливуде, но вы отказываетесь. Даже с Джонни Деппом не стали сниматься. Сейчас не поменялась ситуация?

– Нет, не поменялась. И не поменяется никогда. Дело в том, что в конце 90-х у меня была одна попытка съемок в голливудской картине – «Столкновение с бездной» называется. Это фантастический триллер о том, что Земле грозит неизбежное столкновение с кометой, и это приведет к гибели всего живого. Президент США сообщает миру, что до «столкновения с бездной» остается год, и на комету отправляют корабль «Мессия», который должен ее взорвать. Я играл одного из членов экипажа этого корабля. Обычно американцы предлагают играть русским актерам алкоголиков в шапках-ушанках, но мне в этой картине досталась нормальная роль. Члены экипажа понимали, что от взрыва комета разлетится на две части, и, спасая человечество, они погибнут. И вот снимают некие диалоги с Землей – вроде как «последнее слово» каждого члена экипажа. Кто-то прощался с родителями, кто-то – с женой, а я – со всеми девушками, которые у меня были. Эдакий вариант русского плейбоя. Так что вы думаете? Мой монолог в результате вырезали по непонятной причине! Я так на них обиделся! И понял: ни один русский актер в той стране никогда не будет на равных с американцем. С тех пор отказываюсь от предложений.

– Вы даже Гаю Ричи отказали.

– Да, отказал. Он предложил мне сняться в каком-то смешном римейке, но я в это время был занят на съемках «Двух женщин». К тому же, в финансовом плане сниматься у Гая Ричи мне было невыгодно.

– Александр Николаевич, вы стали режиссером и продюсером спектакля «Территория страсти», где играете роль коварного обольстителя. Этот образ вам близок?

– Нет, образ мне не близок. Просто интересно играть то, чего во мне нет. Я же актер!

– Сейчас модно приглашать артистов в различные телепроекты. Вас же нигде не видно. Не зовут?

– Еще как зовут! Всем отказал. Я боюсь просто. Единственный раз задумался, когда позвали кататься на горных лыжах. Я почти согласился. Но дело в том, что я шикарно катаюсь. Выиграл бы в любом случае, поэтому, поразмыслив, передумал. Ну, выиграл бы – и что дальше? Неинтересно.

Марина Хоружая,
«Берег»

Поделиться.

Комментарии закрыты