Александр Михайлов: «Люблю волю!»

0

Этот год для Александра Михайлова дважды юбилейный. Во-первых, исполняется 30 лет картине «Любовь и голуби», которая принесла ему огромную популярность. А во-вторых, осенью самому артисту исполняется 70 лет.

Мечта о море

Михайлов появился на свет 5 октября 1944 года в поселке Оловянная. Его предки – из старообрядцев, были сосланы в эти места из центральной Руси. «Эти места я не забываю, стараюсь каждый год приезжать, – говорит актер, который уже давно живет в Москве. – Организовали мы даже с моими земляками-забайкальцами кинофестиваль. Я являюсь его президентом».

Старшая сестра Александра умерла от голода во время войны. Отец оставил семью, поэтому воспитывала Михайлова мама: «Она была удивительной красоты женщина. Высокая, статная, тонкие черты лица, огромные глаза. Помню, заглядывались на нее постоянно. Но она непреклонна была, да я еще за ручку держал – никого не подпускал. Мама всегда много работала, и потому до сих пор перед глазами стоят ее натруженные руки – они никак не соответствовали тонким чертам лица. А еще мама прекрасно пела. Вечерами брала трехструнную, моментально настраивала – у нее был абсолютный слух, и пела».

После седьмого класса Александр уговорил маму переехать во Владивосток: однажды увидев картину Айвазовского «Девятый вал», мальчик был буквально ошарашен буйством стихии. Мечтал поступить в мореходку, но не получилось. Оказался в ремесленном училище, где давали тельняшки, потом сбежал к рыбакам, бороздил с ними моря и Тихий океан, ловил сельдь. Два года отдал морю, но после того, как его корабль попал в шторм, Михайлов, чудом выжив, по просьбе матери вынужден был списаться на берег. Так перевернулась его жизнь.

Однажды Александр случайно попал на спектакль «Иванов» по Чехову и дал себе слово: стать актером. С трудом поступил на театральный факультет Дальневосточного института искусств, несколько раз его выгоняли за профнепригодность. Все изменилось после того, как Михайлов вместе  с однокурсником Юрием Кузнецовым (Мухомор из «Улиц разбитых фонарей») сыграли отрывок из «Поднятой целины» Шолохова. После этого преподаватели взглянули на молодых артистов по-другому.

«Всплывал я уже в семейных трусах»

Визитной карточкой Михайлова сразу стала лента «Мужики!». «Эта история – не выдуманная в кабинете сценаристов, — рассказывает актер. — Я три раза отказывался от съемок в этом фильме. Сценарий показался мне клюквенным, какая-то неправда во всем. И вдруг режиссер познакомила меня с человеком, судьба которого легла в основу сюжета. Совестливый человек, взял детей – жена от него ушла, невеста ушла. Из Мурманска он. Мы минут пятнадцать с ним общались. Потом я сказал: “Я подписываю договор, буду сниматься в этом фильме”. Очень добрый, порядочный, чуткий и трогательный фильм получился».

Другая важная роль – конечно же, в фильме «Любовь и голуби». Съемки одного из эпизодов чуть не закончились трагедией: «Это было, когда я падал по замыслу режиссера Владимира Меньшова в открытое море — спиной с чемоданом. На шесть дублей у меня было шесть запасных сухих комплектов рубашек и брюк. А вот галстук — только один! Под водой мне помогали раздеться два водолаза, и всплывал я уже в семейных трусах. Снимали мы в ноябре — прохладно уже было, 14 градусов. Людмила Марковна Гурченко подгоняла всех: “Пусть длинный этот Михайлов быстрее прыгает, а то я уже окоченела!”. Я прыгаю, а Меньшов говорит, что раздеваться под водой раз в пять надо быстрее!

Но после первого дубля галстук хорошо не просушили и водолазы не могли его развязать! Все сняли, а галстук не поддается. Они тянут, а узел только затягивается, и все это же под водой! Но у них задача: раздеть актера до трусов — и они выполняют ее. А я уже захлебываться стал, стал брыкаться — одного ударил по скафандру, другому ногой между ног. И тогда случайно я увидел у одного нож на боку — стал хлопать его, а у него глаза обезумевшие, но мысль все-таки промелькнула, и он понял — срезал галстук ножом. Конечно же, этот дубль мы сорвали. “Скорая” была, откачивание. В фильм вошел третий дубль — костюмер уже просто наживила разрезанный галстук на ниточки, и он срывался одним движением».

Кстати, из всех сыгранных киноролей больше всего по душе Михайлову его Иван Флягин из фильма «Очарованный странник» по произведению Лескова. А еще актер мечтал, чтобы его сняли в роли Феди Протасова из «Живого трупа» Алексея Толстого, но мешает возраст. А так, уверен Михайлов, жалеть ему не о чем: огромное количество ролей в кино, и список их еще не закрыт.

«Я ухожу от всех этих “жрачек” и танцулек»

Правда, сейчас кинематографу актер все чаще предпочитает музыкальную карьеру, преподавательскую деятельность и путешествия. Шесть лет назад его уговорили взять курс во ВГИКе: «Своим студентам я сразу признался, что, может, и не владею в должной степени, как педагог, системами Станиславского, Чехова и так далее, но я обещаю сохранить их корневую основу. Я считаю, что без корней мы не выживем. В этом я убеждаюсь уже, считай, 70 лет – в этом году исполнится. Но я дал себе слово дожить до 88 без маразма, а там, как Бог даст. Пока все идет нормально».

На встречах со зрителями Михайлов предпочитает исполнять русские песни и вспоминать своих ушедших друзей. Например, Михаила Евдокимова, с которым дружил больше 20 лет: «Когда он ушел в иной мир, мы, его друзья, дали слово продолжать фестиваль народного творчества и спорта в его замечательной деревне Верх-Обская в Алтайском крае. В этой деревне каждый год собирается больше 20 тысяч народа: 14-15 футбольных команд, 13 волейбольных. Потрясающий стадион Миша построил на свои деньги. Фестивалю уже 24 года, девятый год мы проводим его без Миши. Гала-концерт всегда проходит с 15 часов до часа ночи нон-стоп. Сколько талантов в Сибири, сколько удивительных людей! Там мне интересно».

Вспоминает Александр и Игоря Талькова, который предвидел свою смерть при большом стечении народа и знал, что его убийцу не найдут. Судьбе было угодно, чтобы Михайлов и Тальков встретились – однажды их гримерки оказались рядом, и Александр услышал, как Игорь пел «Бывший подъесаул»: «Я не сдержался, зашел, представился и попросил разрешения исполнять эту песню, от которой плачет душа».

Михайлова часто зовут на телевидение, но он все больше отказывается: «Как-то продюсеры позвонили мне: “Мы хотим вас поздравить с грядущим юбилеем и пригласить к нам”. Спрашиваю, что надо будет делать в кадре. “А мы, — говорят, — будем показывать кулинарную передачу, а вы будете сидеть и пробовать наши блюда”. – “Спасибо, — ответил я. — Я сыт”. Я ухожу от всех этих “жрачек” и танцулек и прошу меня простить за то, что попал в “Две звезды”: меня уговорили, пообещав, что я буду исполнять только те песни, которые сам назову. Я сразу поставил условие: “Враскорячку ходить не стану и под диктовку шутить тоже. Примите меня таким, какой я есть”».

«Врезал сыну в челюсть»

В первый раз Михайлов женился еще в 1968 году, его избранницей стала дочь адмирала флота Константина Мусатова Вера, у них родился сын Костя. Но потом актер полюбил другую, чего жена ему никогда не простила. В 2001-м Александр вновь связал себя узами брака, создав семью с экономисткой Оксаной и усыновив ее ребенка от первого брака — Влада Васильева. Жена родила Михайлову дочь Акилину, есть у актера и внебрачная дочка Настя Михайлова, имя ее мамы не упоминается ни в одной биографии актера. Как он говорит, это был мимолетный роман, с этой женщиной остались у него сложные отношения. Но он дал Насте свою фамилию и помогал ей, скрывая это от Веры.

О своих дочерях актер рассказывает с большим удовольствием. «У меня две девочки. Настя училась во ВГИКе, поступать я ей не помогал, наоборот, пытался отговорить — на своем примере показывал, что это — чудовищная профессия. Я вот сейчас, все переосмысливая, думаю — лучше бы я в море ушел, был бы капитаном. Но она же у меня со школы безбашенная — и ситуация там такая была, что ей едва тройки натянули по физике и математике. Ну и куда идти, кроме как в актеры?!

Да и там Настю уже было отчисляли: проспала генеральную репетицию! И я не заступался, хотя на кафедре мой голос не последний, говорю: “Хотите — выгоняйте”. Дали ей шанс — отрывок сделать. Она сыграла Дуню в отрывке со Свидригайловым из “Преступления и наказания”. И так сыграла, что вся комиссия просто отпала! Что дальше? Будущее покажет. А вот Акилина вся в мою мать — волевая, жесткая, с голосом, ну и у нее свои тараканы! Уже готовая актриса. Очень хорошо поет, стараюсь ей время уделять, но не всегда его хватает — больше жена с ней занимается».

С сыном же у Михайлова было много сложных моментов в жизни. «Я сам заставил его в армию пойти, когда узнал, что ему пришлось забрать документы со второго курса театра-студии Олега Табакова, — говорит актер. — Он служил в ПВО — в одной из подмосковных частей и, видимо, у него не сложились отношения с “дедами”. Когда я к нему приехал, он в медчасти лежал, и его никто не лечил: весь изуродованный, с заражением крови — у него 18 узлов на венах. Я к нему зашел, и он мне прохрипел: “Пап, дай закурить”. Так он сигарету пальцами взять не мог. Я там такое устроил этим подонкам! Добился, чтобы его перевели в нормальный госпиталь, а там санитарочка, которая вкалывала обезболивающее, оказалась слишком “доброй” — передозировала.

Когда Костик вернулся из армии, я замечаю — ба-бах: раз, другой, третий — подсел! И я тогда с ним поговорил по-мужски: врезал ему в челюсть. И сказал: еще раз таким увижу — убью! Он — молодец, справился. И уже когда Костя стал известным радиоведущим, у него брали интервью и он мужественно сказал: “Спасибо, батя, что ты дал мне по морде, и я не стал наркоманом!” Сейчас у него все нормально, не пьет, не курит, растит сына — моего внука, которого я называю Александр Второй». Однако Костя ни с отцом, ни с сестрами отношений не поддерживает: не может простить того, что Михайлов предал его мать.

«Я устал от карликовой режиссуры»

Несколько лет назад актер покинул Малый театр. Тому было много причин, одна из главных – это нынешняя режиссура. «Я устал от нее, — признается Михайлов. — И среди десятков моих работ в театре и кино наберется, может быть, 5-6 режиссеров, с которыми я бы пошел во вторичное плавание. То, что сейчас доминирует в нашем театральном и киномире, действительно очень низкоросло. И у этих творческих карликов чем меньше рост, тем больше амбиции и прыгучесть. Они так подпрыгивают, щелкают по носу, а меня это раздражает. Я родился в свободной степи и люблю волю».

Однажды Михайлов пришел к худруку Малого театра Соломину и сказал ему: «Юрий Мефодьевич, я полетаю 5-6 лет и, если возьмешь обратно, буду рад. Не возьмешь – не обижусь». И ушел, хотя у него были интересные роли в «Иване Грозном», в пьесах Чехова – репертуар насыщенный. Остались теперь только две антрепризы: «Старая дева» по пьесе Птушкиной «Пока она умирала», где Михайлов играл вместе с Инной Чуриковой, Ларисой Саванковой, Зинаидой Шарко. И еще много лет он работает с Ниной Усатовой в антрепризе «Любовь – не картошка, не выкинешь в окошко».

В кино же ему скучно: «Я ненавижу горы трупов и море крови. “Убить – все равно, что высморкаться” – на мой взгляд, это отвратительно. Поэтому вот эта нравственная категория совершенно неудовлетворительна сегодня. Вообще, я уже встал на рельс такого несуетливого человека». Но сыграть в биографической ленте «Поддубный», которую уже называют «Легендой №1», Михайлов не отказался. Картина охватывает тридцатилетний период жизни Ивана Максимовича, и в самом начале зрители видят истории из детства будущего Чемпиона чемпионов, которого сыграл Михаил Пореченков. Герой же Михайлова – отец Поддубного, актеру понравилась роль человека, учившего сына быть смелым и сильным, хоть порой наставления и были жесткими. Главное, что потом Иван Максимович стал не только знаменитым атлетом, но остался справедливым и честным, жил по совести и всегда защищал слабых.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Смена», «Гатчинская правда», «Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты