Алексей Баталов: «Я не хуже и не лучше других»

0

В кино Баталов был героем, который дарил женщинам романтику и надежду, в которых те нуждались.

«Атмосферу творчества я впитывал с раннего возраста»

Алексей Баталов родился 20 ноября 1928 года в очень известной московской семье актеров-мхатовцев Владимира Баталова и Нины Ольшанской. Его дядя и тетя — знаменитые Николай Баталов («Путевка в жизнь») и Ольга Андровская. Поэтому ничего удивительного, что маленький Алеша буквально вырос за кулисами: «Да любой на моём месте стал бы актёром! Я жил в закрытом дворике театра. По улицам, как другие мальчишки, не гулял, обитал либо в декорациях, либо в костюмерной. И среда, и всё окружение моё были соответствующими: для меня видеть загримированное лицо было гораздо привычнее, нежели обычное человеческое. Особую атмосферу творчества, лицедейства я впитывал в себя с раннего возраста».

Войну 13-летний Алеша Баталов провел в Татарии, в Бугульме — уже в июле 41-го он был эвакуирован туда с матерью. Нина Антоновна как человек деятельный тут же организовала в городе собственный театр, а сын принялся ей помогать. Зажигал лампады, таскал декорации, открывал и закрывал занавес. И там же, поскольку была нехватка актёров, первый раз вышел на сцену с классической для начинающего репликой «Кушать подано!».

Еще до войны родители Баталова развелись, Ольшанская в 1933 году вышла замуж повторно — за известного писателя-юмориста Виктора Ардова. Так Алеша попал в самый эпицентр московского литературного мира, которому суждено будет оказать на его жизнь самое кардинальное влияние. В гости к родителям Баталова приходили Борис Пастернак, Иосиф Бродский, Михаил Зощенко, Дмитрий Шостакович, Лидия Русланова, Аркадий Райкин, Фаина Раневская.

Ближайшим другом семьи была Анна Ахматова, она часто бывала в доме Баталова, а он сам позднее останавливался у поэтессы во время съёмок. «Приезжая в Москву, Анна Андреевна действительно обычно останавливалась в нашем доме, проживая в бывшей моей — маленькой шестиметровой — комнатке, где, кроме кровати, тумбочки и маленького столика, за которым она работала, ничего не было. А в конце жизни, совсем оставив Питер, вовсе переехала к нам, — рассказывал Алексей Владимирович. – Еще была такая история. Первая машина появилась в нашей семье после войны. В то время фронтовикам за какую-то символическую плату продавали трофейные авто и одно из них было куплено отчимом.

Анна Андреевна же, чтобы перед поступлением во МХАТ я смог, как она выразилась, “немного приодеться”, выделила мне из своего гонорара некоторую сумму. И хотя я отказывался их брать, она настояла. Уже позднее часть этих денег я, действительно, потратил на какой-то подержанный автомобиль, увидев который, она сказала: “Очень хорошо!” И была довольна, что я мог возить её, маму, других членов семьи. Эту машину мы называли “Аннушкой”. А костюм я итак купил».

«Ломалась вся моя жизнь!»

В 1953 году режиссер «Ленфильма» Иосиф Хейфиц пригласил Алексея Баталова на одну из главных ролей в картину «Большая семья», которая в одночасье сделала молодого актера знаменитым. Потом были съемки в фильмах «Дело Румянцева», «Мать» и, наконец, «Летят журавли». Тогда Алексей и познакомился с культовым оператором Сергеем Урусевским. Эта встреча стала поворотной в его жизни — артист решил уйти из МХАТа и заняться кинорежиссурой: «Когда подал заявление об уходе, наш завтруппой — такой солидный дядечка! — от ужаса начал бегать по кабинету. Это было первое заявление об уходе по собственному желанию за всю историю Художественного театра. На мгновение, по словам этого дядечки, я даже потерял сознание. Ломалась вся моя жизнь! – говорил Баталов. — Я ведь не просто терял работу в прославленном академическом театре, а еще и московскую прописку, жилплощадь. Мосты сжигались — назад бы меня никто не взял. В какой-то момент девять моих ближайших родственников состояли в труппе МХАТа. Так что мое заявление было воспринято как семейная драма».

Но выбор Баталов сделал осознанно. Артист оставил Москву, чтобы уехать к режиссеру Иосифу Хейфицу: «Этот человек целиком и полностью сделал меня, как папа Карло сделал Буратино». Баталов снялся сразу в двух его фильмах — «Дорогой мой человек» и «Дама с собачкой», а в 1958 году снял первую самостоятельную работу — картину «Шинель» с Роланом Быковым в главной роли.

Свои роли актер старался играть без дублеров. На съёмочной площадке фильма «Три толстяка» он сам и по крышам бегал, и летал на верёвке, и даже ходил по проволоке, чему обучался почти год. «В актёрском искусстве, как в любой другой профессии, ценится профессионализм, – пояснял Баталов. — А в кино приходится делать решительно всё! Например, “держать удар”, как это происходило в фильме “Дело Румянцева”. Или, наоборот, принимать непосредственное участие в драке, как в картине “Москва слезам не верит”. Знаете, на съёмках фильма “Дело Румянцева” у меня в кузове грузовика были дети, и по закону, если бы я не был профессионалом, то не мог бы сесть за руль. Да и баранку как бутафорскую не покрутишь. К тому времени я уже был классным водителем, на ощупь мог определить, где лежат инструменты. И колесо весом под сто килограммов заменить умел. Актёру надо уметь многое!»

Оглушительный успех ждал Баталова после фильма «Москва слезам не верит». Сам артист был очень благодарен режиссёру Владимиру Меньшову за совместную работу и за то, что тот убедил его сыграть эту роль: «Он замечательный режиссёр, и успех фильма во многом зависел от его личных ощущений, его манеры работать, использования “живых”, говорящих деталей, сделавших фильм таким правдивым. А то, что обычно происходит после выхода фильма, это эффект совершенно не предсказуемый, и он абсолютно не зависит от замысла режиссёра, его ожиданий. Будет ли фильм успешным, вызовет ли он большой интерес или пройдёт незамеченным — прогнозировать невозможно. И мы не могли даже догадываться, что фильм будет так тепло принят зрителями, а наша работа будет удостоена “Оскара”».

А по поводу того, что его все называли после этой роли Настоящим мужчиной, Баталов отвечал: «Я мужчина ненастоящий. Это я только роль играл “настоящего”. И артист я “ненастоящий”: у меня нет комплекса упущенных ролей, неиспользованных возможностей. Вот Райкин, Смоктуновский, Женя Евстигнеев были поглощены этой профессией без остатка, жили ею. А я делал то, что мне было интересно, никогда никуда не торопился. Во мне нет одержимости актерской, страсти: актер — это же постоянное “играние”! А мое самочувствие складывалось всегда из более личностных компонентов, нежели профессиональная востребованность. Я не хуже и не лучше других. Просто такой, какой есть».

«У нас даже мысли не было отказаться от ребенка!»

Тему личной жизни Баталов всегда считал закрытой для посторонних. С первой женой Ириной Ротовой он познакомился еще в двенадцать лет. Дружба между подростками переросла в любовь. По закону нельзя было жениться до 18 лет, так что Алёша и Ирочка стали жить вместе после 16, кочуя от её родителей к его. Усмирить их чувства так и не удалось: молодые люди все-таки сыграли свадьбу. В этом браке родилась первая дочь артиста — Надежда. Но семья актера быстро распалась: его жена слишком ревновала Алексея.

Свою вторую супругу, Гитану Леонтенко, он впервые увидел во время съемок фильма «Большая семья». Девушка работала в цирке наездницей. «На представление меня привел знаменитый актер Лукьянов, который сказал, что там есть один потрясающий номер, — вспоминал Баталов. — Я был покорен Гитаной. Она родилась в цирковой семье, выросла за кулисами и с ранних лет принимала участие в разных представлениях. Кстати, потом, когда начали вычислять ее пенсию, встал вопрос: можно ли считать трудовой стаж с девяти лет?! Это факт — она с девяти лет профессионально работала. Потом ей достался по наследству номер ее матери».

Но с того момента, как Баталов увидел Гитану на цирковом представлении, и до знакомства с ней, прошло целых десять лет: «В эти годы я снимался в Москве, Питере, а она активно гастролировала, будучи известной цирковой артисткой. Некоторые из её трюков до сих пор никто не может повторить». Когда актёр развёлся с первой женой, он смог сделать Гитане предложение, а через пять лет родилась долгожданная дочка Маша. Каким же ударом для родителей было узнать страшный диагноз ребенка – детский церебральный паралич. Казалось, это приговор. «Но у нас даже мысли не было отказаться от ребенка! – вспоминал Алексей Владимирович. – Считаю, что любые нормальные люди поступили бы так же, как и мы».

Родители утешались надеждой: ребенок выздоровеет. И растили Машу, внушая ей, что она – полноценный человек и обязательно одолеет болезнь. Старались, чтобы дочка не отставала от своих сверстников, училась. Благодаря усилиям родных Маша окончила школу, а потом успешно сдала экзамены и получила диплом сценариста. Свой первый в жизни сценарий она написала благодаря матери: Гитана Аркадьевна много рассказывала дочери о цирковом прошлом. Так родился фильм «Дом на Английской набережной», режиссером которого стал Михаил Богин. В 2008 году на фестивале «Московская кинопремьера» Мария получила из рук Эльдара Рязанова приз за лучший сценарий.

«Это был для нас самый счастливый момент в жизни! – вспоминал Алексей Владимирович. – У меня навернулись на глаза слезы. Кто бы мог подумать, что наша дочка добьется такого успеха, станет признанным сценаристом. Тем более это не единственное ее достижение, она пишет музыкальные рецензии в газетах, ее знают в мире музыкальной критики».

Судебная тяжба

Еще 20 лет назад Баталов переписал свою дачу на дочь Марию. И вот как-то его сосед решил присоединить к своему участку кусок земли от этого участка Алексея Владимировича. Якобы попросил дать автограф, а в итоге дал подписать какие-то бумаги на собственность. Причем сосед успел не просто отобрать землю, но и отстроить там баню и даже все оформить в собственность. Эта «завоеванная» территория — около 3 соток, а в элитном Переделкино сотка земли стоит около 70 тыс. евро.

Несколько лет длилась судебная тяжба, и вот недавно суд вынес постановление о сносе незаконного строения. Однако, как сказал сам Баталов, ему уже было все равно. Последние месяцы он тяжело болел: упал, сломал шейку бедра, перенес операцию, но пришлось оставаться в больнице. А 15 июня 2017 года актер умер.

В завещании он указал своих обеих дочерей. Правда, с одной оговоркой. Все имущество актера достанется младшей – 49-летней Марии, а после ее смерти в права наследования вступит 62-летняя Надежда. Причем, как при жизни считал актер, старшая, ожидая его наследство, будет должна и даже обязана ухаживать за сестрой. У Надежды есть дочь Светлана и внучка Екатерина. Но актер, как говорят, с ним не только не общался, но никогда их не видел. А в конце жизни и вовсе уверял, что ни внучки, ни правнучки у него нет. Вполне возможно, что старшая дочь актера сможет оспорить завещание в судебном порядке. По закону наследниками первой очереди считаются дети и супруги. Поэтому можно предположить, что все имущество актера будет все же разделено на три части.

Подготовила Лина Лисицына, по материалам «Сегодня», «Звездный бульвар», «Время жить», KM.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты