Алиса Гребенщикова: «Я очень строгая мама!»

0

Сейчас она гастролирует с музыкально-поэтической постановкой «Капель»: со сцены из уст известной актрисы льются строки стихотворений Беллы Ахмадулиной и Риммы Казаковой.

– Как возникла идея создания спектакля?

– Поэзия 60-х не лежит наверху. Проходя по улице, ты не поймаешь этих стихотворений. А они заслуживают внимания и хорошего отношения к себе. Не все, к сожалению, знакомы с творчеством великих поэтов – Рождественского, Ахмадулиной, Казаковой.

– Как шла работа над «Капелью»?

– Очень своеобразно. Часть репетиций проходила на кухне у Юли Волковой; в спектакле она поет. Такая нетрадиционная обстановка – семейная и очень женская. Кроме нас с Юлей, в постановке задействована пианистка Алина Ненашева. И вот мы встречались, пекли пироги, заваривали чай, накрывали на стол. Такие три хозяйки на общей кухне. А первыми нашими слушателями были дети. Мы им прямо на кухне ставили палатку, и они копошились там. У нас с Юлей сыновья – оба Алексеи. Ее Алеше тогда было чуть больше года, моему – три с лишним.

– Вы ведете передачу «Город для детей» на канале «Мать и дитя», там же снимается ваш сын. Ему нравится?

– Формат передачи таков, что некая активная мама – в данном случае, я – рассказывает, куда можно пойти с детьми. Все события тестируются на ребенке, и в роли тестера как раз выступает сын. Сейчас ему уже шесть лет, а сниматься он начал с трех. Даже не понимал, что его используют втемную. «Не рано ли?», – спрашивали у меня. Но его никто не заставляет делать то, чего он не хочет. Ребенок приходит на спектакль или катается на аттракционах в парке, а потом делится впечатлениями. Алеша уже привык, что за нами вечно ходит человек с камерой. Вообще ему нравится – везде в первый ряд сажают!

– Перед тем, как повести ребенка на спектакль, готовите его? Может, знакомите с содержанием?

– Все зависит от спектакля. К «Мухе-Цокотухе» – не готовила. К драматическим спектаклям тоже можно не готовить, если они соответствуют возрасту ребенка. Иначе не будет интересно. А вот перед походом на «Баядерку» рассказывала сыну о персонажах, их взаимоотношениях. Он знал сюжет, мы смотрели фрагменты; я знала, что ему понравится, и он не устанет. В «Баядерке» очень несложная для восприятия музыка – подвижная, энергичная. Легкие темы, шлягер на шлягере. И балет красочный.

– Если сын начинает в театре себя плохо вести, наказываете?

– Плохо в театре он себя не ведет, сын у меня «дрессированный». Многие говорят: «Ой, как тебе повезло!» Это – не везение, а результат ежедневной работы, с самого рождения. Это вопрос не характера, а воспитания. Я очень строгая мама!

– На ваши спектакли Алексей ходит?

– Ходит и на спектакли, и на репетиции. Помню, в прошлом году пятилетний Алеша тихо сидел на репетициях спектакля «Избранные», который поставил Эдуард Бояков, а потом подходит ко мне и говорит: «Мам, эти стихи надо читать ласково!» А когда выставляли свет, он повернулся в рубку и сказал: «Почему на маме нет света?» И сам подсветил меня фонариком.

– Отец, известный музыкант Борис Гребенщиков, посещает ваши спектакли?

– Приходил как-то.

– А вы на его концерты ходите?

– Бывает. Понимаете, у нас такая насыщенная гастрольная жизнь, что видимся редко, чаще просто обмениваемся фотографиями. Мы редко одновременно находимся в Москве. Но если вдруг совпали – есть более интересные темы для общения, нежели творчество друг друга. С родными людьми всегда есть о чем поговорить, помимо работы.

– Летом отдыхать планируете?

– Обязательно. Как раз после гастролей с ребенком поедем смотреть море и горы. Мой отпуск направлен на расширение кругозора сына, для меня это самое интересное.

– Вы были ведущей познавательной передачи «Хочу знать». Почему ее закрыли?

– Это мне и самой хотелось бы знать. Страшное упущение Первого канала. Ужасно! Я еще не говорила об этом Эрнсту в лицо, так как не видела его. Но встречу – скажу. Вообще эта передача будто специально для меня была придумана. Там столько интересного, а я такой человек, что если меня что-то поразило – непременно хочу этим поделиться со всеми, кого встречу на пути. Наверное, поэтому Михаил Ширвиндт и позвал быть ведущей именно меня.

– Во время съемок что поразило, запомнилось больше всего?

– Запомнилась поездка в Доминикану, где нам рассказывали, как добывают голубой янтарь. Я всегда считала, что его добывают в карьерах, ан нет! Оказалось, ищут в маленьких норках в горах. Отец с сыном идут и стучат маленькими молоточками, что-то там ковыряют, а потом вручную все это перебирают. Там ходы на несколько метров вперед! Женщин к этому занятию не допускают. Причем найти голубой янтарь можно только там, где растут рожковые деревья, которые выделяют такую смолу. Нам хотели еще показать, как обрабатывают янтарь в маленьких хибарках-мастерских, но оказалось, что в тот день не было электричества.

Еще запомнилась поездка в самую северную точку Европы – в Норвегию. Нас повели в ресторан, где жутко холодно – рыбу разделывают при температуре минус 40. Мы познакомились с человеком, который не захотел жить в городе и ушел в лес, жил за счет натурального хозяйства. Построил себе хибарку, но вскоре его любимая девушка заявила, что она устала, что этот дом ей не нравится. Сказала, что ей тяжело двигать деревянную мебель, чтобы помыть полы, и он специально для нее построил дом, где мебель была подвешена. Со временем к ним туда переехали многие друзья, и этот парень уже построил целый отель! Перед нашим приездом они, кстати, забили лося и сделали лосиные котлеты. Мне, правда, лосятина совсем не понравилась.

– Сами готовить любите?

– Люблю! Для меня это терапия. Когда готовлю, важно, чтобы никто не отвлекал. Мне нравится сосредотачиваться, что-то методично резать. Кстати, готовить мне нравится больше, чем кормить кого-то. А вот, например, для моей мамы наоборот – важно накормить людей, послушать отзывы о блюдах.

– Недавно вы были на «Кинотавре». Что-то отметили для себя?

– Я была лишь на церемонии закрытия. Посмотрела картину Андрея Звягинцева «Левиафан». Была совершенно потрясена, нет слов, чтобы описать впечатления. Такие фильмы сейчас нужны. Жаль только, что его не покажут в кинотеатрах в России в связи с законом о запрете мата. Я считаю неправильным закон, ограничивающий нецензурную лексику в произведениях искусства – в кино и театре. На мой взгляд, достаточно предупреждений на афишах и в кассах.

Марина Хоружая
«Берег»

Поделиться.

Комментарии закрыты