Аманда Сейфрид: «Моя первая любовь – Ди Каприо»

0

Сегодня она боится надолго застрять в амплуа сексапильной крошки. «Стоит тебе сняться хотя бы в двух романтических комедиях, и все, теперь все думают, что ты должна играть только в них», – жалуется актриса. А ведь она мечтает о серьезных ролях.

«Я боялась даже собственных мыслей»

Аманда Мишель Сейфрид родилась 3 декабря 1985 года в американском городе Аллентаун. Её родители не имеют никакого отношения к шоу-бизнесу: отец Джек Сейфрид — фармацевт, а мать Энн — психотерапевт. Именно она помогала дочери в непростой подростковый период, когда девушка страдала неожиданными приступами паники: «Мне казалось, что я схожу с ума. Откуда был этот страх? Понятия не имею, но иногда я просто физически его ощущала, — вспоминает Сейфрид. — Мне было плохо, я плакала, даже свет казался слишком ярким. У меня было такое состояние, когда ты боишься даже собственных мыслей».

В этой ситуации Энн старалась соблюдать спокойствие, сама она привыкла всегда контролировать ситуацию. «Мама знала, что я много страдала, была очень стеснительной, — рассказывает Аманда. – Я чувствовала себя ужасной, некрасивой, была очень худой и с брекетами на зубах. И тогда родители отдали меня в театр, а потом уже я оказалась в модельном агентстве»,

Всерьез об актерской карьере Аманда задумалась после того, как увидела фильм «Титаник». «Моя первая любовь – Леонардо Ди Каприо, – признается Сейфрид. – Он подогрел мой интерес к профессии актрисы». Однако в сериал «Как вращается мир» Аманду не взяли, это стало для нее огромной трагедией. Снова помогла мама, которая сказала дочери фразу, которую та запомнила на всю жизнь: «Когда закрывается одна дверь, открывается другая». Сегодня Сейфрид часто думает об этом.

«На самом деле, тогда, в 16 лет, я не очень серьёзно относилась к работе. Я только что окончила школу, не попав в сериал, собиралась идти работать официанткой. Но мой друг предложил снова пройти прослушивание, и его взяли, а меня нет. Я осознала, как я ленива была и как я хочу быть актрисой, а не разносить напитки. С тех пор я больше никогда не переставала работать».

Популярность ей принесла комедия «Дрянные девчонки», в этом году фильм отметил 10-летний юбилей, в честь которого съемочная группа устроила большую вечеринку. Но при этом Сейфрид рассказала фанатам картины, что на продолжение надеяться не стоит: «Не думаю, что есть шанс снять новую серию. Не знаю почему, но мы даже не обсуждаем наше воссоединение. Фильм снимался очень давно, и неужели вы думаете, что нам с Линдсей Лохан стоит снова сесть за парты? Я так не думаю».

«Я перецеловала 15 тысяч мужчин»

После «Дрянных девчонок» были «Вероника Марс», «Альфа Дог» и «Мамма Миа!». Яркую роль Аманда сыграла и в готическом варианте «Красной Шапочки». Здесь её героиня Валери то скрывается от ужасного волка-оборотня, терроризирующего маленькую деревушку, то разрывается между двумя поклонниками в исполнении Макса Айронса и Шайло Фернандеза.

Сейфрид шутит, что получила роль благодаря тому, что похожа на классические иллюстрации к сказке о Красной Шапочке. Впервые она прочла сценарий уже после встречи с режиссером Кэтрин Хардвиг. «Ну а потом я встретилась с продюсером картины – Леонардо Ди Каприо и поняла, что в этом фильме глубоко увязла!» – смеется актриса. Сексуальность фильма удивила многих поклонников традиционной сказки о Красной Шапочке. «Мы изменили возраст героини, – рассказала Аманда, – в книге ей 11 лет, но в кино это было не приемлемо. Моя героиня совершеннолетняя, она чувствует свою сексуальность и старается ее развивать, пользоваться ею. Эта линия, на мой взгляд, добавляет интереса к фильму».

Но как бы не меняли современные создатели классическую сказку, некоторые элементы остались нетронутыми. «Это был очень волнующий момент, когда я впервые надела красную шапочку, – вспоминает Сейфрид. – Это же такой знаковый символ. Но спустя время она уже не производила на меня такое волнующее впечатление. А ближе к концу съемки меня от нее уже тошнило, она оказалась такой тяжелой!»

Долго искали и актеров на роли поклонников героини. На кастингах актрисе пришлось перецеловать огромное количество претендентов, прежде чем режиссер остановила свой выбор на Айронсе и Фернандезе. «15 тысяч мужчин стояли передо мной по стойке смирно, – смеется Сейфрид, – Они подходили ко мне по одному, мы целовались и они уходили. На самом деле было не так уж плохо».

«Сексуальные сцены – это просто дурачество»

Все парни самой Аманды всегда были из мира кино, а большая часть – партнёры по фильмам. В 2008 году актриса познакомилась с Домиником Купером, с которым играла влюбленную пару в экранизации мюзикла «Мамма Миа!». Романтическая волна настолько захватила Сейфрид и Купера, что молодые начали встречаться в реальной жизни. Их отношения были пропитаны нежностью и любовью, однако, как сейчас признается Аманда, этот роман с самого начала был обречен на провал: «Я не видела будущего. Я была слишком взбалмошной и активной для Доминика. А он, в свою очередь, был слишком расслабленным и спокойным для меня. Насколько мне известно, он нашел девушку, с которой встречается уже несколько лет. Надеюсь, они счастливы».

Аманда также встречалась с Эмилем Хиршем, в прессе обсуждались ее отношения с Райаном Филлиппом. А с прошлого лета её парнем стал Джастин Лонг. Приближенные к паре источники утверждали, что зимой Сейфрид приняла предложение руки и сердца от возлюбленного и в скором времени молодые люди поженятся. Однако эти сообщения так и не нашли своего подтверждения.

Недавно Аманда призналась, что брак ее родителей вселяет ей веру в то, что однажды она сама создаст крепкую семью. «Как это важно, я выучила от моей мамы. С моим отцом они вместе уже больше 30 лет. Это дает мне надежду, что и у меня будут такие же долгие отношения».

В повседневной жизни Аманда всегда позволяет себе быть самой собой. Актриса часто гуляет по улице в обычном спортивном костюме и совершенно без косметики. Но при этом она старается держать себя в форме: «Я бы солгала, если бы сказала, что меня совершенно не волнует то, как я выгляжу. Я прекрасно осознаю то, что я не супермодель, мне не нужно качать пресс, чтобы появились “кубики” потому что камера их все равно не видит. Но, так как я работаю в индустрии кино, где все помешаны на своем внешнем виде, мне приходится держать себя в тонусе. Я стала заложницей такого образа жизни».

Хорошая форма также помогает получать роли, которые хочет для себя Аманда. Не так давно она сыграла порнозвезду Линду Борман в картине «Лавлейс». Муж-деспот заставлял когда-то эту женщину сниматься в порнофильмах, один их них, «Глубокая глотка», прославил Борман на весь мир. Позднее в свой книге она рассказала, что супруг бил её, держал в страхе и в прямом смысле торговал ее телом.

«Линда была женщиной, попавшей в непростые условия, — говорит Аманда. — Несколько раз сделала неправильный выбор и потерялась. И она пыталась найти себя, не сдавалась. Да, Борман скатилась вниз, но смогла вновь подняться. Она сильнее, чем казалась людям, которые потеряли к ней доверие. Ее единственным спасением стали ее двое удивительных детей».

Аманда только в самом начале сомневалась, браться ли ей за эту роль: «Ты всегда спрашиваешь себя, а лучший ли это фильм, который я могу сделать в данный момент? И когда я встретилась с режиссерами Робом Эпштейном и Джеффри Фридманом, то поняла, что эти люди способны рассказать историю красиво. Мне легко было сниматься в сексуальных сценах. Это же так несерьезно. Просто дурачество. А вот сцены насилия дались не так просто. Но и они не были так страшны, ведь я понимала структуру. Все дело в хореографии».

«Мы смеялись всё время»

После того, как Аманда сыграла в картине «Лавлейс», девушке стали часто предлагать роли в пикантных клипах: «Меня даже замучили вопросами о том, не было бы мне интересно и самой сняться в порно, – говорит Сейфрид. – А я все время парирую: “С чего бы мне этим заниматься?” Максимум, на что я способна – интервью для журнала “Плейбой”, да и то только потому, что они задают интересные вопросы».

Сейчас актриса мечтает сыграть в кино Хиллари Клинтон или же певицу Еву Кессиди: «Хиллари мне очень интересна, Ева также прожила невероятную жизнь. Она могла спеть любую песню, у нее был богатый репертуар. Она просто великолепна. Но ее судьба была трагичной, Ева умерла в 33 года от меланомы. Я тоже люблю петь, обожаю ее музыку. И я бы с удовольствием воплотила ее образ на экране».

На данный момент Аманда начала работу над очередной экранизацией сказки шотландского драматурга и романиста Джеймса Мэттью Барри «Питер Пэн». По сюжету это история сироты, который попадает в волшебную страну Небывалию. Здесь он находит опасности и развлечения, становится тем самым героем, которого все знают под именем Питера Пэна. Подробностей Сейфрид пока не рассказывает: сейчас она представляет другую свою работу, очередную романтическую комедию «Миллион способов потерять голову».

По сюжету ее героиня уходит к другому мужчине от трусливого фермера-овцевода Альберта (Сет Макфарлейн). Вскоре тот встречает таинственную красавицу (Шарлиз Терон), в которую влюбляется, и эта женщина помогает ему обрести храбрость и уверенность в себе. Но фермеру приходится пройти проверку мужества, так как в город приезжает известный бандит (Лиам Нисон) — муж его новой возлюбленной.

«Я большой фанат творчества Сета Макфарлейна, который выступил здесь и режиссером, — говорит Аманда. — Признаюсь, я немного нервничала, когда впервые познакомилась с ним, ведь он такой умный, талантливый и смешной. На мою роль рассматривалось множество кандидатур, и я не думала, что получу её. Я очень хотела произвести хорошее первое впечатление, но страх мне мешал это сделать, поэтому я была удивлена, что привередливый Сет всё-таки выбрал меня. Конечно, в жизни и на экране это два разных человека. Я его знаю как тихого и застенчивого парня».

Сейфрид даже не заметила, как пролетели съёмки, хотя актеры делали всё точно по расписанию. «Мы смеялись всё время, — говорит Аманда. — Хотя нет, не всё время. Мы перестали смеяться, когда поднялся сильный ветер, началась гроза, нам пришлось прервать съёмки. Погода нам не улыбнулась. Казалось бы, мы снимали в пустыне, но было так холодно!»

На площадке было множество актерских импровизаций, которые Макфарлейн только поощрял. «У нас была общая сцена с Нилом Патриком Харрисом, мы там душу отвели, — вспоминает Сейфрид. — Когда мы только начали снимать кино, выяснилось, что Нил не может смеяться, когда на нём накладные усы. В итоге, ему пришлось смеяться, не поднимая верхней губы. Поэтому у него получился такой специфический, запоминающийся смех. Это гениальный ход! Мне кажется, его герой самый яркий, именно на нём держится весь фильм».

Кстати, героини Терон и Сейфрид враждовали по сюжету. Но у Шарлиз никак не получалось грубить Аманде. Ей даже показалось, что она не настолько хорошая актриса, как про неё все говорят: «Сейфрид выглядит как миниатюрная куколка, я не могу ей нагрубить!» Макфарлейн был также доволен работой с Амандой. Так что он пригласил ее в сиквел своей другой комедии «Третий лишний». «Съёмки уже начались, — рассказывает актриса. – При этом Сет не любит менять команду. Каждый раз, когда начинался разговор про “Третьего лишнего”, я шутила, что хорошо впишусь в этот фильм, но я не верила, что это произойдёт в действительности. Мне не нравится сама идея входить во вторую часть картины, когда я не участвовала в первой. Но это же “Третий лишний”! К тому же им нужно было новое лицо. Когда я рассказала актрисе Алексе Борштейн, что меня взяли в команду, она сказала мне: “Добро пожаловать в семью”. И это было действительно мило».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Metronews.ru, Starslife.ru, Muzchart.ru, Ovideo.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты