Анатолий Адоскин: «Раневская обижалась на поклонников»

0

Знаменитому актеру — 90 лет. Поверить в это трудно — и не стоит пытаться. Да и зачем считать, если ученик легендарного Юрия Завадского и друг харизматичного Анатолия Эфроса, как всегда, в строю. И в свой юбилей выходит на сцену в роли епископа Бейсингстока в инсценировке загадочной «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда» Стивенсона.

Все же большинству зрителей вы стали известны после комедии «Семь стариков и одна девушка», когда вашу реплику «Женщины-то уж в волейбол играют» повторяла вся страна.
Анатолий Адоскин: Неплохой был фильм.

Но ведь даже добрая Раневская обижалась, когда поклонники то и дело бросались к ней со словами: «Муля, не нервируй меня».
Анатолий Адоскин: Да, ее это очень раздражало. Ну, подумайте сами, она выходила после такого спектакля, как «Странная миссис Сэвидж», например, а тут вот эта реплика из «Подкидыша» — совсем же неуместно. А насчет доброты Фаины Георгиевны, да, она была доброй, но и очень непростым человеком тоже была, и, конечно, предельно одиноким. О Раневской вообще говорить очень трудно. Просто потому, что она была личностью огромного масштаба. Мне довелось играть с ней в спектакле «Дальше — тишина» — это была одна из последних ее ролей.

С искусством Мельпомены юноша Толя Адоскин столкнулся значительно раньше, чем познакомился с актрисой. Почти 80 лет тому назад, когда, еще в конце 30-х, пусть и не познакомился, но прикоснулся к руке уже великого режиссера. Им был Немирович-Данченко, который шел по Козицкому переулку к себе домой. Молодой человек спешил за ним и просто не мог этого не сделать, ибо по соседству репетировали артисты Оперной студии (которой вместе со Станиславским руководил Немирович-Данченко), и будущий артист был уже по уши влюблен в театр.

Анатолий Адоскин: Увы, певцом я не стал, но зато с начала 1940-х играл в студии Завадского, а потом был взят в труппу Театра Моссовета. 70 лет исполнится в будущем году. Конечно, поначалу, как и многие молодые, я всего лишь производил шум за сценой, но позже стал и роли получать. И не только в театре, но и в кино. Первой большой ролью на большом экране стал Дементьев в комедии «Девчата». А на голубом экране — тот самый Толик Сидоров — тезка актера — в комедии «Семь стариков и одна девушка», которую посмотрела без преувеличения вся страна.

Я уходил из Театра Моссовета, но всегда возвращался. Уходил, потому что мой лучший друг Анатолий Эфрос меня звал. А сегодня его давно уж нет. Как и многих других, с кем я играл.

Грустите по прошедшим временам?
Анатолий Адоскин: Бывает. Но у меня прекрасная семья. И это помогает. Я их всех люблю. Люблю свою жену Ольгу — племянницу Аллы Тарасовой и в прошлом балерину, люблю свою внучку, которая хоть и уехала от нас далеко-далеко и живет в Америке, но часто приезжает. Ну а мы вот уезжать не хотим, нам живется хорошо, да и в Москве много прекрасных мест. Например, «Коломенское» — там и парк удивительный, а дворец — кто подумает, что он деревянный? Так что никуда уезжать нам совсем не нужно.

В старомодной и уютной квартире Адоскиных гостей принимают с нездешним радушием, подавая на специальном столике чай или кофе. А когда гость соберется восвояси или куда-нибудь еще, гостеприимный хозяин поможет уходящему собеседнику, пусть и втрое моложе себя самого, надеть пальто. Это называется — уходящая натура. Еще говорят — «последний из могикан».

Александр Коновалов, «Южные горизонты»

Поделиться.

Ответить