Антон Хабаров: «Лечу домой, как сумасшедший»

0

На счету у актёра Антона Хабарова десятки самых разных ролей. Многие телезрители наверняка запомнили его по сериалам «И всё-таки я люблю», «Хроника гнусных времён», «Мурка». Уже несколько лет актёр служит в Губернском театре.

Антон, какая профессия вас привлекала в детстве?
Антон Хабаров: Я мечтал стать преподавателем танцев. В детстве и юности я занимался бальными танцами и достиг достаточно серьёзных результатов: золота на чемпионатах завоевать не удалось, но бронзу и серебро наша пара брала. К сожалению, когда до получения звания «мастер спорта» оставался всего год, от меня ушла партнёрша. А с двумя другими мне станцеваться не удалось. Не удалось поступить и в Академию физкультуры: меня завалили! За что я до сих пор благодарен экзаменаторам.

Кто же вас надоумил выбрать творческую стезю?
Антон Хабаров: Отец. Он сказал: «Иди на режиссуру в колледж искусств». Может быть, у него сработала интуиция или это была его детская мечта? Не знаю. Он до сих пор не может объяснить, почему он дал мне такой совет. Но я послушался.

Родители ваши из актёрской среды?
Антон Хабаров: Нет. Папа всю жизнь был токарем — золотые руки, а мама воспитателем в детском саду. У них был школьный роман, я родился сразу после окончания ими школы, а моя сестра появилась через три года. Они сейчас кайфуют, то на дачу едут, то куда-нибудь путешествовать. Я рад за них и даже немного завидую.

В колледж поступили без проблем?
Антон Хабаров: На вступительных экзаменах произошла такая история. У нас было задание написать анализ пьесы. Я не понял формулировку и за два дня накатал целую пьесу. Как я сейчас понимаю, она была ужасная, но, видимо, я обратил на себя внимание комиссии, тем более что ещё и станцевал. Меня спросили: «Знаешь, кто такой Станиславский? Михаил Чехов? Мейерхольд?» Я ответил: «Понятия не имею». От меня тогда потребовали дать слово, что я все эти книги прочитаю, и приняли на режиссёрский факультет — актёрского там просто не было. Я потом всюду с собой возил кучу книг, так что сумки рвались.

Ради съёмок вам приходилось чем-то жертвовать?
Антон Хабаров: Разве что десятью килограммами собственного веса. (Смеётся.) В сериале «Мурка» мой герой Костя Бланк умирает от туберкулёза. Там есть сцена, где я раздеваюсь и меня осматривает доктор. Вот ради этого я и худел. Я весил 82 килограмма, для моего роста это нормально. А когда скинул десять, у меня появилось другое ощущение мира: я просто летал.

И как это удалось?
Антон Хабаров: Как говорила Майя Плисецкая, лучшая дета — не жрать. Я сидел на диете голливудского актёра Кристиана Бейла. Очень маленькими порциями поглощал гречку, тунца, кофе и витамины. Благодаря этой диете Кристиан сбросил 30 килограммов для роли в фильме «Машинист».

До фильма «Фетисов», в котором вы играли Харламова, на коньках умели кататься?
Антон Хабаров: Я не стоял на коньках вообще. Но так как должен был сыграть Харламова, я понимал, что мне нужно хотя бы немного освоить коньки. Два моих друга, тренеры Саша Богуш и Женя Алхименков (они тренировали актёров для съёмок «Легенды-17»), увидев, как я один раз прокатился, сказали: «Ты, конечно, нас прости, но ты как курица». Я сказал: «Погодите, ребята», — и начал ездить на этот каток каждую ночь, тренировался с часу до трёх. Видимо, они поняли, что я парень упёртый, и начали тренировать. Конечно, для фильма я взял себе дублёра. Хотя надо сказать, что даже никто из профессиональных хоккеистов не мог так кататься, как Харламов. Но, наверное, мне что-то удалось, потому что Фетисов, посмотрев фильм, пригласил на свою юбилейную программу, где его коллеги сказали, что у меня получилось показать Харламова таким, каким он был. Для меня это была высшая похвала.

Вы производите впечатление счастливого человека. Сколько лет вашему с Леной браку?
Антон Хабаров: Мы вместе уже 17 лет. Я могу книгу написать «Как пройти все сложности брака», просто у меня времени не хватает. Мы с Леной прошли огонь, воду и медные трубы и продолжаем любить друг друга. Каждый раз я, как сумасшедший, лечу домой. Я считаю, что любовь — это то, что остаётся после страсти. Потому что первый год — влюблённость — это что-то такое сильно гормональное. Понимаете? Любовь — это то, что остаётся после всего этого. Это более спокойное чувство, оно совершенно другое, очень тёплое и нежное.

А как вы познакомились?
Антон Хабаров: Мы были однокурсниками в театральном училище. Лена мне сразу понравилась, а я ей не нравился вообще. Более того, она встречалась с другим человеком и у них чуть ли не к свадьбе шло дело. Я понимал, что без этой женщины не смогу жить. В итоге я втёрся к ней в друзья и как бы между прочим поинтересовался: «Ну, что там у тебя с твоим?» А когда понял, что не всё в отношениях гладко, сделал всё, чтобы их поссорить, а потом — влюбить в себя Лену.

Лена работает с вами в Губернском театре?
Антон Хабаров: Да, занимается святым делом: она тифлокомментатор, вместе с Ирой Безруковой комментирует спектакли для слепых. Когда слабовидящие детки приходят на «Маугли» и говорят: «Мы увидели наконец-то спектакль, а не только услышали», — даже у мужиков слёзы наворачиваются. Дети могут в фойе потрогать костюмы, животных. Это очень сложная работа, Лена этим занимается параллельно с актёрской профессией.

Вы родились в Балашихе и до сих пор там живёте. А почему не переезжаете в Москву?
Антон Хабаров: Возможность сейчас такая есть, но я не переезжаю, потому что дети уже привыкли к своей школе. К тому же сын занимается хоккеем и шахматами, дочка — танцами и теннисом. Все секции недалеко от дома. Если мы будем жить в Москве, вряд ли я смогу водить детей на эти занятия.

У вас есть какая-то семейная традиция, связанная с празднованием Нового года?
Антон Хабаров: Это семейный праздник, мы ни на какие тусовки не ездим, просто все вместе — Лена, я, дети — собираемся за столом, смеёмся, едим, болтаем, поём под караоке. А первого числа едем в гости к родителям.

Ирина Колпакова, «Звездный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты