Антон Богданов: «Медведь приобнял меня и повис»

0

Богданов известен по ролям в сериале «Реальные пацаны» (Антоха) и кинофильмах «Джентльмены, удачи!», «Ёлки 3» и «Ёлки 1914». А сейчас в спектакле Московского губернского театра «Прекрасное далеко» Антону досталась одна из главных ролей.

— Вы играете Серегу — ангела в условном раю. Что для вас эта роль?

— Для меня это большой прорыв в карьере. Это первая моя роль в театре, некий эксперимент, и я не знал, получится он или нет. Я бы не сомневался в своих силах, если бы меня пригласили играть в коммерческую антрепризу. А здесь — приглашают в государственный театр, в репертуарный. Я волновался: вольюсь — не вольюсь, получится — не получится, примут — не примут. И безумно рад, что все получилось — влился, приняли, все супер! Теперь я безумно люблю Московский губернский театр, труппу, художественного руководителя. И, конечно же, очень люблю свою роль в спектакле «Прекрасное далеко», очень!

Честно говоря, я поначалу примерял на себя другие роли в пьесе Привалова. Роль Васи, например. Или роль Тохи, наркомана. Но эти роли больше подходят другим актерам. Так что можно сказать, что роль Сереги была мне предначертана. Серега, этот угрюмый тридцатилетний мужик в телогрейке, мне безумно нравится. Я такого, как он, хотел бы сыграть в кино. Мне очень интересны драматические истории, серьезные. Я немного устал от комедийного жанра. Когда спрашивают сейчас, где бы хотел сняться, я отвечаю: в картине про войну, может быть. Или про политические репрессии в СССР.

— Не предлагают пока такой материал?

— Моя последняя работа в кино — съемки у режиссера Дины Штурмановой в фильме с рабочим названием «Бармен». У меня там небольшая роль, второстепенная.

— Бармена?

— Нет-нет. Я играю его друга Виталика. На экраны кинотеатров фильм выйдет ближе к осени.

— Последнее, что шло на экранах кинотеатров с вашим участием, — новогодняя комедия «Елки 1914». В этом фильме вам пришлось обниматься с настоящим бурым медведем. Ваша жизнь была застрахована?

— Да, но не сразу. Там как было? Продюсеры говорят мне такие: ну вот у нас медведь-медведь, туда-сюда. Я говорю: стоп, может, мы страховку какую сделаем? Они такие: а что, надо, да? Я: хотелось бы, все-таки медведь, хищник. Ну, застраховали потом на какую-то сумму, я даже не помню, на какую. Верх взяло искусство: я был настроен на съемки, а не на страховку. Надрыв поясницы, правда, успел получить в первый же съемочный день. Что-то пошло не так и медведь, а весит он 350 килограммов, приобнял меня и на мне повис. Выдержать это было непросто.

— Антон, вы чувствуете разницу, когда работаете с режиссером-мужчиной, а когда — с режиссером-женщиной?

— Не особо. Режиссер – это, прежде всего, профессионал, гуру, он все умеет, и ты ждешь от него либо снисхождения, либо критики. Все, что угодно, ждешь, только не бездействия! Когда режиссер бездействует, это плохой режиссер. А мужчина он или женщина — неважно. Знаете, четыре года «Реальных пацанов» снимала женщина — Жанна Кадникова. Я привык к женской руке, женскому взгляду. Но параллельно я снимаюсь в фильмах у режиссеров-мужчин, мне попадаются такие властные мужчины — просто ух! Но на работе это не сказывается.

— Были ли вам интересны результаты премии американской киноакадемии «Оскар»-2015? Смотрели церемонию?

— В Интернете смотрел. Безумно рад, что выиграл «Бердмэн». И безумно  расстроен, что не выиграл «Отель «Гранд-Будапешт». Мне этот фильм нравится больше «Бердмэна», я его смотрел пять раз! В целом, конечно, я согласен с американскими киноакадемиками, но за «Отель Гранд-Будапешт» мне очень обидно. А вообще, церемония награждения лауреатов «Оскара» — там же не просто статуэтки раздают. Это шоу. Красиво, с невероятно остроумным и смешным конферансом. Надо учиться у американской индустрии делать церемонии награждения кинопремиями. В России все такое чопорное, помпезное, серьезное — все эти «Орлы», «Ники». Самые интересные церемонии с миром кино не связаны.

— Как относитесь к ненормативной лексике в кино?

— И в кино, и не только в кино — нормально отношусь. Мне нравится, когда ненормативная лексика применяется по делу, к месту и в меру. Помните в фильме Кирилла Серебренникова «Изображая жертву» монолог милиционера минуты на четыре, где нет ни одного предложения без мата? Этот монолог прекрасен. Это откровение человека, который вскипел. Там каждое слово на своем месте. Все очень точно, естественно. Никакой фальши!

— Вам приходилось отказываться от ролей?

— Приходилось. Но только из-за занятости в других проектах. Доля печали по этому поводу у меня есть. Например, у режиссера Паши Руминова я был утвержден на роль второго плана в одном очень хорошем фильме, где на главную роль утвердили Данилу Козловского. Такой большой кастинг я прошел, но… На тот момент в Московском губернском театре, куда меня пригласил Сергей Безруков, выпускали премьеру спектакля «Прекрасное далеко». Я сделал свой выбор в пользу спектакля, за что Безруков мне сказал спасибо. Нет, я все правильно сделал. За двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь, не зря же говорят.

Айсылу Кадырова
«Вечерняя Казань»

Поделиться.

Комментарии закрыты