Бэла Руденко: «Лучше музыки ничего на свете нет»

0

Известной артистке исполняется 85 лет

Она утверждает, что в жизни ей неизменно везло. Когда на конкурсе Всемирного фестиваля молодежи и студентов ее заметил знаменитый итальянский певец Тито Скипа. Повезло с первого раза поступить в Одесскую консерваторию, а потом со своими концертами объехать весь мир.

«Ты можешь стать певицей»
Свое необычное имя Бэла получила благодаря Лермонтову: ее родная тетя любила перечитывать роман «Герой нашего времени». И родня решила, что имя героини книги девочке очень подойдет. Так уроженка поселка Боково-Антрацит, появившаяся на свет 18 августа 1933 года, стала обладательницей экзотического имени.
Ее отец был стахановцем, трудился инженером на шахте. Мать работала учетчицей, хотя по своему призванию была настоящей сестрой милосердия. И впоследствии сменила профессию. Война застала семью в городе Сумы, а потом Руденко переехали в Сталинград. Мама работала в военном госпитале медсестрой, а Бэла ходила в школу. Бомбежки, голод, все ужасы войны девочке пришлось испытать на себе. Но вскоре мать ушла на фронт, а ребенка с бабушкой эвакуировали в Фергану.
Больше всего Бэла любила петь, поэтому сразу же записалась в хоровой кружок и стала его солисткой: «Я вообще очень рано начала петь. Прекрасно пела песни мама, хотя, конечно, не как профессионал, а просто для души. Я любила ее слушать и частенько подпевала. Потом я пела в школе на утренниках, а во время войны — в госпиталях. Один из раненых даже сказал мне: “Ты можешь стать певицей”. После войны мы с мамой вдвоем жили в Одессе — ей после ранения нужен был юг. Нашей соседкой была очень доброжелательная, интеллигентная женщина, она прислушивалась к моему пению и как-то раз буквально взяла меня за руку и привела в консерваторию к профессору Ольге Николаевне Благовидовой. Ей-то, своей главной учительнице, благодарна я на всю жизнь — она научила меня работать. Голос голосом, а фанатичная работа прежде всего. Без этого ни о какой известности и мечтать не приходится».
Когда Бэла Руденко оканчивала третий курс консерватории, в Одесском театре оперы и балета шли репетиции оперы Джузеппе Верди «Риголетто». Но солистка, исполнявшая роль Джильды, неожиданно заболела, и некем было ее заменить. И тут главному дирижеру театра пришла спасительная идея – пригласить молодое дарование. За неделю Бэла выучила всю партию и дебютировала на профессиональной сцене. Спела она на премьере удачно, и публика приняла ее тепло. Так родилась большая артистка, одна из лучших певиц ХХ века, колоратурное сопрано которой потрясало слушателей всего мира.
«После окончания консерватории меня пригласили пять театров, — вспоминает Руденко. — Я поехала в Киев, в театр оперы и балета. А в 1957 году я участвовала в вокальном конкурсе Международного фестиваля молодежи в Москве, жюри которого возглавлял знаменитый итальянец Тито Скиппа. Я заняла 1-е место. Скиппа после моего выступления стал громко аплодировать, хотя на конкурсах это не принято. А потом он предложил мне совместные концерты в Москве, Риге: одно отделение я, второе — Тито Скиппа».

«Была большая любовь, а потом сошла на нет»
В это же время Бэла вышла замуж за Владимира Ефременко — будущего замминистра культуры. Этому замужеству предшествовал шумный роман, который стоил Ефременко развода с первой женой. В 1962 году Руденко подарила мужу дочь – Екатерину.
В 1960 году 27-летняя вокалистка принимала участие в Декаде искусства в Москве, а через три дня узнала, что ей присвоили звание народной артистки. Это был большой, настоящий успех! Она была одной из самых молодых обладательниц этого титула за всю историю его существования. И это было так неожиданно, что она всю ночь плакала от того, что ее так быстро «состарили» — ведь такие серьезные звания обычно давали по итогам продолжительной сольной карьеры.
Бэла много гастролировала и за рубежом — Франция, Япония, США, Канада, Великобритания, Мексика, Бразилия, Норвегия, Швеция, Польша, Венгрия, Чехословакия, Филиппины, Италия, Германия и др. В 1972 году певица дебютировала на сцене Большого театра в Москве в партии Людмилы в опере «Руслан и Людмила» Михаила Глинки. Постановщик спектакля Борис Покровский специально пригласил Бэлу из Киева для исполнения этой партии. Она пела с Евгением Нестеренко. А с 1973 года Руденко становится солисткой Большого театра. Творчество оперной дивы было разноплановым. В ее репертуар входили партии Наташи Ростовой («Война и мир» Прокофьева), Виолетты («Травиата» Верди), Розины («Севильский цирюльник» Россини), Иоланты («Иоланта» Чайковского), Марфа («Царская невеста» Римского-Корсакова).
В Москве Бэла знакомится с популярным композитором и певцом Поладом Бюльбюль-оглы. Поладу было в то время чуть меньше 25, а ей — 37. Руденко тогда была на вершине оперного Олимпа, часто появлялась на телеэкране, а статьи об оперной примадонне украшали сотни журналов и газет по всему миру. Это льстило самолюбию молодого красавца, который ухаживал за дамой своего сердца по-восточному пылко и щедро. Дарил подарки и огромные букеты роз, приглашал в рестораны. Бэле Андреевне нравились ухаживания молодого и популярного певца. В какой-то момент у нее закружилась голова, и она дала согласие на брак. А вскоре певица родила мужу сына Теймура, от чего Полад пришел в восторг. Но долго без сцены Руденко существовать не могла. Она вернулась в Большой театр, к своей обычной гастрольной жизни, оставив сына на попечение матери.
Со временем между супругами наступило охлаждение. Правда, ходили сплетни, что Бэле донесли — мол, Полад ей изменяет, и она не смогла ему этого простить. Впрочем, женитьба на зрелой женщине принесла свои результаты для творчества композитора Бюльбюль-оглы. Он не только писал популярные шлягеры, но создал ряд серьезных музыкальных сочинений: симфонию, вокальные циклы «Монологи» и «Мужество», сюиты, а также музыку к фильмам и спектаклям. Развелись Бэла и Полад спокойно, без взаимных претензий.
«Жалею ли я о встрече и замужестве с Поладом? Нет, это было прекрасное время, соединившее нас. Была большая любовь, а потом сошла на нет. Благодарить надо Всевышнего, что он дал испытать столь сладостное чувство. А все произошедшее после угасания чувств надо принимать как должно. Думаю, в этом и есть мудрость жизни, — говорит Руденко. — Если следовать восточной мудрости (а она относится и к женщинам) – я построила дом на свои кровно заработанные деньги, вырастила сына и посадила не одно дерево. И в музыке – все, что могла, я сделала. Надеюсь, малая толика того, что мне удалось в опере, останется в истории прекрасного искусства, которому я посвятила всю мою жизнь».

«Расставание со сценой я пережила тяжело»
Еще в 1971 году вокалистку удостоили Государственной премии. Уже в то время она щедро делилась своим талантом с молодыми начинающими певцами и всегда подчеркивала, что петь надо не ноты, а мысли и чувства. И ей всегда удавалось сочетать артистичность, целостность и легкость образа. «Нью-Йорк таймс» (США) не скрывал восторга: «Сопрано, которые выполняют головокружительные пассажи, не прибегая к искусственным приёмам, берут любую ноту с абсолютной уверенностью, воспроизводят трели с лёгкостью флейтиста, — редкое явление. Бэла Руденко — такое редкое явление. Со всех точек зрения её выступление было триумфом». После одного из выступлений в Японии, где она бывала раз десять, о ней в японской прессе отзывались так: «Если вы хотите услышать, как катится жемчуг по бархату, слушайте, как поет Бэла Руденко».
К своему голосу оперная дива относилась не так бережно, как другие артисты. Она могла позволить себе и мороженое, и другие вольности. Но талант, подаренный природой, неустанно берегла и оттачивала, ежедневно выполняя специальные упражнения, и постоянно призывала работать над собой, тренировать свой голос каждый день, всю жизнь.
Надо отметить, что сама жизнь заставила ее изучать иностранные языки, ведь в контрактах при выезде за рубеж стоял пункт о знании языка. Она овладела итальянским, немецким, английским и часто на этих языках исполняла произведения. Шли годы. Для Бэлы Андреевны пришло время покинуть сцену. В 1995 году артистка оставила сцену без помпы и прощального бенефиса. Ее последним спектаклем стала «Иоланта» Петра Чайковского.
«Расставание со сценой я пережила тяжело. Но по жизни я реалистка – все на этом свете имеет свое начало и свой финал, — говорит Руденко. — Выходить на сцену старушенцией с трясущимися руками и изображать Джульетту – это, по меньшей мере, несерьезно. И есть такая, на мой взгляд, очень правильная формулировка для артиста: “Лучше уйти со сцены на год раньше, чем на час позже”. Поверьте, нелепо выглядит уже немолодая певица, изображающая невинных девушек. Я почему-то сразу вспоминаю фильм Леонида Быкова “Зайчик”, где блистательная актриса оперетты Гликерия Николаевна Богданова-Чеснокова замечательно спародировала подобного рода ситуацию, которая, к сожалению, все еще бытует в некоторых театрах.
Я не жалею, что ушла со сцены. Да, голос звучал, а тело жило другой, отдельной от него жизнью. По-моему, жалеть об ушедшей молодости – это глупо. Никогда не прибегала к услугам пластических хирургов. Во-первых, корректировка лица может негативно сказаться на голосе. Во-вторых, надо уметь достойно стареть. Это блестяще демонстрировали мастера сцены – Надежда Андреевна Обухова и Марина Тимофеевна Семенова в Большом, Алла Константиновна Тарасова во МХАТе и великие “старухи” Малого театра – Вера Николаевна Пашенная, Александра Александровна Яблочкина, Евдокия Дмитриевна Турчанинова и Варвара Николаевна Рыжова».
После ухода со сцены Руденко трудилась в Большом театре уже педагогом-репетитором. В период 1995-1999 годов певица руководила оперной труппой театра, однако, покинула пост. Она занималась преподаванием, а зрителям и ученикам говорила: «Любите музыку. Лучше музыки ничего на свете нет, слушайте классическую музыку». И еще она надеется, что классическая опера сохранится в первозданном виде, а новомодные веяния в этом жанре пройдут.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Загадки истории» (zagadki-istorii.ru), Newlookmedia.ru, TvKultura.ru

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.