Бессмертная кокетка из гетто

0

Манифест итальянской поэтессы вызвал жаркие философские споры современников и вошел в историю

В ее еврейский дом в Венецианском гетто стекались все интеллектуалы Европы – и для начала XVII века это был прорыв! Мужчины теряли голову – от ее стихов, ума и красоты – и все как один стремились обратить девушку в христианство. Сара Коппио Суллам ни разу не дала усомниться в силе своей веры – и в конце концов это спасло ее от огня инквизиции.

Умница и красавица
Сара Коппио Суллам – итальянская поэтесса, уровень признания которой в литературной среде начала XVII века считался уникальным для женщины. Будучи одной из самых образованных дам своего времени, она сгруппировала вокруг себя цвет венецианской интеллигенции – вот почему так восторженно упоминали ее в сочинениях многие современники. Будучи к тому же женщиной красивой, Сара зачастую становилась и объектом нешуточного мужского внимания. Понимая, что интерес противоположного пола – один из залогов успеха, давать от ворот поворот поклонникам она не спешила и нередко вступала с ними в переписку. Часть подобной корреспонденции в итоге даже опубликовали, но на репутации Сары это никак не сказалось: в письмах не было ничего предосудительного. Кто-то, конечно, мог усмотреть в подобном кокетстве сексуальный окрас, но Сара умела защищать от любых нападок и свою честь, и честь своего мужа.

Путь поэтессы
Дочь венецианского купца, Сара Коппио родилась в 1592 году в еврейской семье. Получив базовое образование, девушка дополнила его самостоятельным изучением итальянской культуры и выучила несколько языков, включая древнегреческий, латынь и иврит. Даже ранняя поэзия Сары – а писать стихи она начала, еще будучи подростком, – демонстрировала прекрасное знание Ветхого и Нового Заветов, работ Аристотеля и многих других греко-римских мыслителей.
Встретив на жизненном пути Якова Суллама – мужчину, так же увлеченного искусством, как и она сама, Сара вышла за него замуж и превратила их совместный дом в место общения итальянских писателей и поэтов. Сама Сара всегда была в центре внимания – каждый светский вечер начинался с прочтения ее стихов, которые потом долго обсуждались всем интеллектуальным сообществом. Многие из гостей продолжали дискутировать с Сарой и после окончания литературных вечеров, в письмах. Корреспонденции было так много, что в доме за нее отвечал специальный работник. Ну, а содержание этих писем – кладезь информации для историков и исследователей.
Вот, например, переписка с генуэзским дворянином, поэтом и переводчиком античной поэзии Ансальдо Чебой – автором эпической поэмы «Царица Эстер», написанной в 1615 году. Инициатором этой переписки выступала сама Сара. В 1618 году она написала Чебе послание, где выразила свое восхищение его поэмой и призналась, что не расставалась с его книгой даже во время сна. Чеба был на 30 лет старше Сары, к тому же в то время уже находился в качестве послушника в монастыре. И, тем не менее, он ответил Саре, положив начало их четырехлетней переписке, состоявшей не только из размышлений, но и из посвященных друг другу стихотворений.
Несмотря на принятый монашеский обет, Ансальдо влюбился в Сару. Долго моля о портрете, он в итоге получил его от Сары и тут же написал, что в фамилии Сары – Coppia, означающей дословно «пара», две буквы «р» вызывают у него ассоциации, что и они могли бы стать парой. После этого все свои письма к Чебе Сара отправляла, написав свою фамилию лишь с одной буквой «р», недвусмысленно намекнув на доступные границы их общения. Ансальдо намек понял, написав, что раз им не суждено быть вместе при жизни, объединены они будут после смерти на небесах. Правда, для этого, считал Чеба, нужно обратить Сару в христианство. Такую цель и поставил перед собой. В очередном письме, воспев красоту Сары в посвященном ей сонете, он выразил сожаление насчет ее заблуждений в вере:
В тумане иудейских ритуалов
Она не видит греческих и римских ликов,
А ведь они открыли бы её глазам то, что открыто мне.
И если Небо не вручит мне щит,
Напрасно защищаться мне от стрел,
Что юношей разят при виде сей Слепой.
В ответ Сара возразила: «Кто оставляет старый путь для нового, тот часто заблуждается и после страждет».
Не успокоившись и не оставляя попыток обратить Сару в свою веру, Ансальдо Чеба попросил, чтобы она, по крайней мере, позволила ему молиться об ее обращении. В следующем письме Сара дала согласие, но с условием, чтобы поэт и ей позволил молиться о его обращении в иудейскую веру. В общем, бесплодные попытки обратить Сару в христианство продолжались четыре года, после чего Чеба написал ей: «Если вы не думаете обратиться в христианство, отложите в сторону перо, потому что в этом случае я не смогу больше прибегать к своему». На сим общение Сары, «отложившей перо», и Ансальдо Чебы закончилось.

Клевета и защита
В этом, впрочем, усомнился епископ Балдассарре Бонифаччио, обвинивший Сару в отрицании догмата о бессмертии души, равно священного для христиан и для иудеев. Есть мнение, что он был одним из множества отверженных ею поклонников. Поводом для обвинений стала тема бессмертия, обсуждаемая в литературном салоне Сары. В тот вечер поэтесса высказала несколько суждений, понятые епископом как отрицание бессмертия души. Как после написала Сара: «Даже если я в разговоре с вами и упоминала о философских или богословских проблемах, это не связано с нетвердостью или нерешительностью в моей вере». Скорее всего, Сара просто привела разные мнения по данной теме – в качестве затравки для дальнейшей дискуссии. Однако, этого было достаточно, чтобы Бонифаччио написал пространный трактат, в котором обвинял женщину в отрицании бессмертия души. Через месяц Сара обнародовала свой манифест, ставший самым известным ее сочинением и вызывавший жаркие философские споры того времени.
Сегодня манифест считается памятником культуры, при том что сама Коппио писала его «не для того, чтобы добиться славы, а лишь для того, чтобы защититься от ложных обвинений, брошенных в мой адрес сеньором Балдассарре Бонифаччио». Ее размышления на тему бессмертия разгромили позицию противника, намеревавшегося навлечь подозрение инквизиции. Назван манифест был так: «Заявление Сары Коппио Суллам – еврейки, в котором она отвергает, осуждает и порицает суждение, отрицающее бессмертие души и ложно приписываемое ей синьором Балдассарре Бонифаччио, и посвящает своё Заявление памяти Симона Коппио – дражайшего её родителя». В произведении доказывается клевета Бонифаччио. Рассказав о своих истинных мыслях, она подтвердила веру в бессмертие выдержками из предыдущих стихов и сонетов. Среди прочих доказательств Сара привела и еще одно: «Я осталась еврейкой и была верна всем традициям моего народа; если бы я считала так, как вы утверждаете, и не боялась бы утратить блаженство другой жизни, то у меня было бы достаточно подходящих случаев, чтобы изменить мою веру и улучшить моё положение». Опубликованная уже после смерти Ансальдо Чебы переписка с Сарой полностью подтвердила ее слова.

Алексей Викторов,
jewish.ru

Поделиться.

Ответить