Безногий бегун Оскар Писториус: «Не мечтал о мировой славе»

0

Ничего особенного в этом слегка небритом парне, сидевшем напротив, не было. Лишь плотная джинсовая ткань едва заметно обозначала металлические скобы на его коленях. Протезы стали неотъемлемой частью жизни южноафриканца Оскара Писториуса в одиннадцать месяцев. Именно в этом возрасте врачи были вынуждены ампутировать ему ноги ниже колена — у малыша не оказалось малоберцовых костей. На этих протезах он делал первые шаги, на них учился бегать.

Сегодня Писториусу мало быть сильнейшим бегуном-ампутантом мира, он претендует на участие в Олимпийских играх, которые пройдут летом в Лондоне. На недавно состоявшейся в британской столице ежегодной премии «Лауреус» — спортивном аналоге «Оскара» — Писториус был признан «Лучшим спортсменом с ограниченными возможностями».

— Оскар, вашим звездным часом в прошлом году стало выступление на чемпионате мира по легкой атлетике в Тэгу, где вы завоевали серебряную медаль в эстафете 4×400. Там вы впервые соревновались со здоровыми атлетами и привлекли, пожалуй, беспрецедентное внимание к себе.

— Из-за этого полностью сосредоточиться на своем выступлении мне так и не удалось. Раньше я никогда не участвовал в таких соревнованиях и, естественно, сильно волновался. В конце концов, это меня и подвело: в полуфинале 400-метровки я показал результат на несколько десятых хуже, чем в забеге. Дело даже не в физической форме, я был готов выступать два дня подряд. Сложнее оказалось сохранить концентрацию, не отвлекаться на посторонние вещи. Участие в чемпионате мира принесло мне неоценимый опыт. Думаю, он может здорово пригодиться при подготовке к лондонской Олимпиаде.

— Почему для вас было так важно выступить в Южной Корее?

— Знаете, всю свою жизнь я иду от малого к большому. Впервые выступил в соревнованиях для спортсменов с ограниченными возможностями еще в школе, куда ходил вместе с братом и сестрой — это было в 1996 году. Потом последовали соревнования на областном и национальном уровне. В 2004-м я стал профессионалом и с каждым годом поднимался все выше и выше. Сейчас я стремлюсь к новым горизонтам — регулярно бороться со здоровыми атлетами на чемпионатах мира и Олимпиадах. Только такое соперничество даст мне новые возможности для спортивного роста.

— Спортивные технологии меняются с каждым годом. Помнится, поездке в Тэгу предшествовали длительные административные разбирательства по поводу того, дают ли вам карбоновые протезы преимущество в беге перед здоровыми атлетами или нет. Ваши протезы со временем совершенствуются?

— Это очень деликатный вопрос. Прежде чем разрешить мне выступать вместе со здоровыми атлетами, проверяющие мои протезы только что на зуб не пробовали. Да, наша команда внимательно следит за технической революцией, время от времени тестирует разные материалы. Но выступаю я по-прежнему на тех же протезах, на которых начал серьезно бегать в 2004 году.

— Вы выступаете сразу на нескольких дистанциях. Какая из них вам ближе всего?

— Определенно, 400-метровка — моя самая сильная дистанция. Именно на ней я больше всего фокусирую свое внимание и отвожу ей 90 процентов времени на тренировках. На лондонской Олимпиаде я надеюсь выступить именно в беге на круг и в эстафете 4х400. На соревнованиях атлетов с ограниченными возможностями я стартую еще на дистанциях 100 и 200 метров. Однако переход дается непросто, ведь в спринте главное — скорость, в то время как в беге на средние дистанции на первый план выходит выносливость. К тому же на стометровке любой промах может откинуть тебя далеко назад. Проспишь на старте или не успеешь набрать нужную скорость на первых 30 метрах, и все — пиши пропало. В беге на 400 метров цена ошибки гораздо ниже.

— Слышал, вы не только активно тренируетесь, но еще и начали телевизионную карьеру.

— Один из итальянских каналов пригласил меня выступить в шоу «Танцы со звездами». Если честно, я очень нервничал перед первой съемкой, ведь раньше танцевать мне не приходилось. Да и времени для тренировок было немного, мы провели лишь пару репетиций. К счастью, мне повезло с инструктором. Он был очень терпелив и все время повторял одну вещь: танцы — это не просто движения под музыку, это полет души. В конце концов я решил расслабиться и отпустить свою душу на волю. (Улыбается.)

— Приглашение на телевидение доказывает, что вы стали настоящей знаменитостью. На улицах стали чаще узнавать?

— И да и нет. (Смеется.) Знаете, когда я в джинсах прихожу на встречу или вечеринку, люди часто не узнают меня. «Так-так, Оскар немного задерживается», — замечают они, поглядывая на часы. Приходится поднимать руку: мол, я здесь, и тем самым вгонять хозяев мероприятия в краску. Но если после тренировки я захожу куда-нибудь в спортивной куртке и видны протезы на ногах, меня узнают моментально. Дети обычно подходят и начинают рассматривать мои искусственные ноги. Родители в такие минуты теряются и тщетно пытаются их увести. Но я отношусь к таким вещам с юмором: рассказываю, что нижние конечности мне откусила акула, или еще что-нибудь в этом роде. Можете представить их глаза!

А если серьезно… Конечно, теперь меня признают уже не только фанаты легкой атлетики. Вообще многие спортсмены по мере развития карьеры становятся все более и более заметными. Я в этом смысле не исключение. Однако спорт по-прежнему остается главным направлением в моей жизни. Все остальное — так, приложение к легкой атлетике. К тому же я никогда не мечтал о мировой славе и, откровенно говоря, до сих пор немного побаиваюсь ее. Думаю, должно пройти еще года два, прежде чем я окончательно привыкну.

Владимир Рауш,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты