Братья Сафроновы: «Будем “резать” звёзд»

0

Братья Сафроновы задумали шоу «Империя иллюзий» ещё 15 лет назад. Братья наберут себе помощников и будут их «резать», среди «жертв» – Павел Прилучный, Эвелина Блёданс, Лиза Арзамасова, Сати Казанова, братья Запашные, Стас Костюшкин. А сами братья впервые будут выступать друг против друга. Создатели уверяют, что шоу отличается от всего, что было создано в иллюзионном жанре.

— Чем собираетесь удивлять в «Империи иллюзий»?

Сергей Сафронов: Когда ушли такие мастера, как Амаяк Акопян, Игорь Кио, иллюзионный жанр исчез из поля зрения широкой публики. И мы уже много лет возрождаем его. Мы не стремимся повторять проекты Копперфильда или уличную магию Блейна – в «Империи иллюзий» мы стараемся уйти от привычного восприятия подобных шоу. Мы готовились к такому масштабному проекту с 2000 года. И наше шоу качественно отличается от всего, что было создано в иллюзионном жанре. Это качественно новый формат, сочетающий уличную магию, битву иллюзионистов, сценические номера.

Еще мы обучаем магии звезд. Мы не хотели делать из проекта  «цирк со знаменитостями»: наши ученики становятся полноценными артистами, придумывают и показывают зрелищные номера перед публикой и жестким жюри.

— Какие трюки вы уважаете?

Сергей Сафронов: Я люблю не просто удивлять, а шокировать! Я уважаю трюки, в которых артист рискует жизнью и здоровьем, чтобы по-настоящему удивить зрителя, заставить его поверить во что-то невероятное. И порой мы выносим на сцену не просто фокус, а опасный трюк. Как-то мы усложнили легендарный номер Гарри Гудини: меня связанного подвешивали вверх ногами над капканом. И однажды мне не хватило буквально мгновения, я освободился, но створки сомкнулись. Итог – сломанная левая рука и выдранный кусок мяса из правой.

Илья Сафронов: Мой любимый трюк – номер Дэвида Копперфильда с летающей розой. Когда я учился в школе, наш папа случайно записал на видеокассету его шоу, и я просто не понимал, как такое может быть! Этот фокус до сих пор есть в наших выступлениях: из салфетки скручивается бумажный цветок, он взлетает в воздух, сгорает и превращается в настоящую розу!

— На каких иллюзионистов вы ориентируетесь?

Сергей Сафронов: Безусловно, это наши западные коллеги, Дэвид Копперфильд, Гарри Гудини. Из более молодого поколения – Дэвид Блейн, Крис Эйнджел. И конечно, отечественные легенды: Игорь Кио, Арутюн, Амаяк Акопян. Несмотря на то, что последний знаком зрителю в основном по программе «Спокойной ночи, малыши», я считаю его великим мастером, он всю жизнь посвятил нашему искусству и много ему дал.

— Какие заблуждения есть у обычных людей по поводу иллюзионистов? Какие вопросы вас раздражают?

Сергей Сафронов: Раздражают скорее не вопросы, а крики из зала: «Да я знаю, как это делается! Он убежал туда-то через люк!» Люди не просто думают, что разгадали секрет, но еще и считают необходимым похвастаться этим перед окружающими и испортить ощущение магии. Также зрители часто думают, что на сцене за иллюзионистов все делают ассистенты и технические приспособления.

Андрей Сафронов: Да, есть миф, что оборудование делает все за артиста. А еще люди считают, что микромагия, которую я очень люблю, гораздо сложнее «больших» иллюзий. Но как профессионал могу заверить: нет простых жанров, есть сложные правила каждого из них.

— Вас часто просят показать какой-нибудь трюк?

Илья Сафронов: В компаниях я люблю показывать номера с чтением мыслей, передвижением предметов: столовых приборов, чашек, всего, что есть в наличии. Есть очень эффектный трюк, когда гайка самостоятельно скручивается с болта, причем, если зрители не верят, им можно дать в руки эти предметы или попросить принести свои.

Андрей Сафронов: Я очень люблю показывать трюки при знакомстве – это очень хорошо располагает к себе. Можно поднять настроение фокусом в заскучавшей компании, используя любые вещи, которые есть под рукой: салфетки, соль, перец, вилки-ложки карты, шарики для пинг-понга. И я тоже люблю ментальные номера, недавно прочитал слово, которое мой друг написал на бумажке и спрятал в карман.

— Если так можно сказать, то вы умеете профессионально обманывать людей. Как вы сами себе объясняете, что вы делаете? Как вы для себя обозначаете эту грань, где заканчивается «нормальность» обмана?

Илья Сафронов: Мы действительно обманываем людей, но предупреждаем, что это – иллюзия, и исполнена она будет красиво, подарит удовольствие и ощущение чуда. Кстати, сами себе мы объясняем все точно так же. Ведь чем лучше я перехитрю зрителя, тем больше его удивлю, и тем ярче получится иллюзия. И конечно, мы не стремимся залезть в зрительские карманы! (смеется). В этом наше отличие от уличных шарлатанов, хотя приемы у нас иногда общие.

— Позволяет ли вам ваше умение вычислить шарлатана в жизни?

Сергей Сафронов: Очень большой урок мне дал проект «Битва экстрасенсов», за девять лет я хорошо изучил психологию людей, которые пытаются хитрить. Стало очень легко определить, кто лжет, а кто говорит правду. Помогает и мое образование: как режиссер театра и кино, часто вспоминаю коронную фразу Станиславского «не  верю!»

Из последних примеров: на съемках «Империей Иллюзий» к нам подошла цыганка. Я сразу отшил ее, и она переключилась на Илью, и он пропал! Мы нашли его через полчаса, он был под гипнозом и с пустыми карманами.  Деньги кстати удалось вернуть: цыганка испугалась наших камер и съемочной группы! Просто существуют люди, которые поддаются гипнозу, а есть те, которые просто не верят в него – это отличная защита.

Андрей Сафронов: Когда мне было 12 лет, ко мне пришел друг и заявил, что можно хорошо заработать, сыграв на вокзале в «наперстки». Мы наскребли нужную для ставки сумму, но на месте я быстро просчитал, кто из игроков – подсадные утки, и понял, что выиграть в этом аттракционе невиданной щедрости не может никто. Так что талант к вычислению мошенников у меня с детства».

Любовь Егорова,
Metro

Поделиться.

Комментарии закрыты