Брендан Фрейзер: «Съемки в “Мумии” — это тест на выживание»

0

Несмотря на впечатляющий актерский состав всех трех частей фильма «Мумия», главная звезда здесь, конечно, Брендан Фрейзер. Собственно, именно эта картина вывела его в первый ряд голливудских актеров, хотя к тому времени он уже обратил на себя внимание в «Джордже из джунглей», «Взрыве из прошлого» и, прежде всего, в хите «Боги и монстры».

Прием в Белом доме

Брендана Фрейзера часто называют «идолом дневного сеанса», сравнивая его с актерами 50-х годов. Он действительно мало соответствует сегодняшним голливудским стандартам и производит впечатление «человека не отсюда», по крайней мере, не из фабрики грез. Возможно, причину этого следует искать в детских годах Брендана. Его отец был журналистом и чиновником Министерства иностранных дел, и семье постоянно приходилось менять место жительства — так что Брендан больше времени провел в Гааге, Лондоне, Риме и Сиэттле, чем в Канаде, где он родился 3 декабря 1968 года. Европейское образование наложило на будущего актера своеобразный отпечаток — его редко встречающаяся ныне способность проецировать эмоции, более присущие кинематографу середины прошлого века, быстро выделила Фрейзера из толпы молодых американских актеров и с успехом эксплуатируется многими режиссерами.

Впервые на экране Брендан Фрейзер появился в фильме «Собачий бой» (1991), в котором произнес всего лишь одну фразу. Но уже через год его знала вся Америка. Роли в сразу двух абсолютно разноплановых фильмах — комедии «Замороженный калифорниец» и драме «Школьные узы» — доказали многогранность таланта молодого актера.

Весь мир полюбил его «Джорджа из джунглей» (1997), далее последовала, пожалуй, самая лучшая на сегодняшний день драматическая роль Брендана в фильме «Боги и монстры» (1998). В этой картине он сыграл в паре с легендой британского кино и театра сэром Йеном МакКелленом. И, надо сказать, Фрейзер составил более чем достойную пару прославленному мэтру. Затем он снялся в экранизации классического романа Грэма Грина «Тихий американец» (2002), где его партнером стал сэр Майкл Кейн, и получил приз Гильдии актеров США за ансамблевую игру в оскароносном фильме «Столкновение» (2005).

Еще в 1998 году читатели журнала People назвали Брендана одним из самых обаятельных людей в мире. Ну, а где слава, там и любовь — 27 сентября того же года состоялась свадьба актера и очаровательной Эфтон Смит. Позднее Фрейзер доказал, что он ревнивый супруг. Однажды Билл Клинтон, в ту пору возглавлявший администрацию Соединенных Штатов, начал оказывать слишком откровенные знаки внимания жене Брендана. Это произошло на официальном приеме, который хозяин Белого дома устроил по случаю рождественских праздников для знаменитостей и сильных мира сего.

«Эфтон была в красном платье и выглядела неотразимо, — вспоминает Фрейзер. — В соответствии с этикетом, я представил ее, и мы уже собирались пройти вперед, как вдруг Клинтон устремился к моей жене. В первый момент агенты секретной службы хотели увести нас в другой зал, но президент сделал им знак рукой — дескать, придержите коней, ребята. Он был само обаяние. Взял Эфтон за руку, начал расспрашивать о чем-то, а сам потихоньку уводит в сторону».

По словам Брендана, его жена сильно смутилась и покраснела. Она периодически оборачивалась к мужу, который стоял поодаль. Наконец, Клинтон решил провести Эфтон по Белому дому, о чем он полушепотом уведомил распорядителя вечера. Однако Фрейзер разгадал его замысел. «В этот момент мне стало все равно, что в помещении находятся 38 охранников, готовых пристрелить меня, если я рванусь к президенту, — вспоминает артист. – Клинтон, бесспорно, настоящий мужик, но я бы его отделал». Но Эфтон, по-видимому, поняла, что может произойти. Она каким-то образом освободилась от опеки президента и вернулась к мужу. Так что в тот момент скандала не случилось. Он разгорелся позднее, когда пошли слухи, что Фрейзер бросил жену ради Марии Белло, партнерши по фильму «Мумия», но это оказались лишь сплетни. Брендан и Эфтон лишь посмеялись над этой ситуацией: для Фрейзера съемки во всех трех частях знаменитой картины были тяжелой работой, а не легким приключением, где можно было бы закрутить служебный роман.

Бой против Джета Ли

Первая часть фильма «Мумия» вышла еще в 1999 году. Картина имела потрясающий успех. А главный герой ленты Рик О’Коннел — благодаря иронии и индивидуальности Фрейзера — сделал сериал о мумиях отдельно стоящим феноменом мирового проката.

Самого Брендана всегда интересовала история Древнего Египта: «Я начал ходить в Британский музей в Лондоне лет с 6-7. Мы тогда жили в Европе. Зал мумий был одним из моих самых любимых. Я думал: “Что это? Реальные люди или какие-то таинственные существа? Или монстры? Восстанут ли они из мертвых?” С тех пор я сохранил этот интерес, и он мне помог в работе над всеми тремя фильмами. Последний особенно интересен для меня тем, что действие в нем совмещает древние времена и современность. И задает важный философский вопрос о возможности и необходимости бессмертия».

На съемках первой «Мумии» Брендан как-то чуть не лишился жизни. Снимался эпизод, когда его герой должен был чудом избежать повешения. Актер встал под виселицу, на шею ему накинули веревку и туго затянули. Очень не вовремя доски под ним подломились, и Рик О’Коннел оказался повешенным «раньше времени». К счастью, ненадолго. Пока растерявшаяся съемочная группа пребывала в шоке от такого неожиданного поворота дел, веревка лопнула, и Фрейзер рухнул на землю. Далее во время съемок фильма «Мумия возвращается» актер повредил позвоночник, колено и сломал ребро.

Между вторым и третьим фильмами прошло семь лет. «Я не мог дождаться, чтобы снова сыграть Рика! – говорит Фрейзер. — Я спрашивал продюсеров, когда будет новая картина о мумии. Но эти ребята со студий в костюмах в полосочку, которых я ловил в лифте на 80-м этаже, ничего мне не могли сказать. И вдруг звонок: мы едем в Китай! Я тут же подписался. Все остальное – на экране. Дух этой серии в приключениях, любовном романе, экшене. Любой актер слукавит, если скажет, что нет никакого драйва в том, чтобы скакать на лошадях, ездить на верблюдах, стрелять из разных видов оружия, проделывать опасные трюки, драться, падать, вставать, бить в ответ, оказываться в местах, куда сам бы ни за что не поехал!»

Работа в приключенческом блокбастере требует от актера отличной физической подготовки. Фрейзеру на этот раз пришлось драться с самим Джетом Ли, сниматься в сорокоградусную жару в теплой куртке в Монреале на паркинге, превращенном в снежные Гималаи… «Какой была моя первая реакция, когда я узнал, что Джет Ли будет играть роль Императора? Я очень обрадовался, — говорит Брендан. — Для меня Джет — воплощение истинного лица Азии. Потом я заволновался: это же Джет Ли! Затем решил так: мы же оба – профессионалы, и не хотим друг друга покалечить. Просто “потанцуем” друг с другом и разойдемся. Услышав мое мнение, режиссер Роб Коэн отправил меня в Национальный тренировочный центр на занятия с одним из самых легендарных тренеров — Крейгом Мэгоу. Крэйг разработал новую систему борьбы с очень активной и напористой защитой. Персонаж Джета Ли — деспот, обладающий сверхъестественной силой. Но когда его вызывают на рукопашный бой тет-а-тет, то он обязан его принять и действовать по общим правилам. Из-за большого количества спецэффектов в фильме важно было показать настоящий кулачный бой, который символизирует, если хотите, войну двух миров — старого и нового. Когда снималась сцена боя, съемочная группа поделилась на два лагеря: каскадеры болели за Джета, а за меня — гример и еще несколько человек, которые держали пакеты со льдом и стул, чтобы я мог на него вовремя рухнуть.

Медик, ощупав мои ребра, поинтересовался, прикрыл ли я их поролоновыми щитками. Я ответил, что прикрыл всё, кроме ребер. Тогда он подложил мне подкладку. Тем не менее, когда я получил первый удар по ребрам, то на какое-то время потерял сознание — из меня словно бы душу выбили. В этот момент я надеялся только на то, что дубль удался и второго не потребуется.

На парковке, кстати, было страшно жарко. Сцену снимали в середине июля. Вся парковка была засыпана “снегом” — солью и бетонной крошкой. Там были тонны бетона! Наверное, после съемок из него на парковке построили здание. В итоге, во время съемок “Мумии” мы потеряли массу калорий. По ходу фильма наши щеки всё больше и больше проваливаются!»

В любом случае, Брендан говорит, что сейчас находится на пике физической формы: «Когда я снимался в первой “Мумии”, то был молод и глуп. Сейчас я стар и опытен. Признаюсь, что ко второй серии я мог бы подготовиться получше. Я делал все трюки самостоятельно, хотя в этом не было необходимости, и изрядно измотался. К третьему фильму я хорошенько подготовился, потому что уже знал: съемки “Мумии” — это тест на выживание. Я “качался” и ел еду, которая по виду и вкусу напоминала пищу для космонавтов. К такому режиму начинаешь постепенно привыкать, хотя, если честно, я предпочитаю придерживаться его только во время работы. А в перерыве мне нужны дом, чизбургеры и пиво».


«Мои пацаны знают, как выглядит их папа»

«Мумия» – картина об истории, археологии, приключениях, но она еще и о проблемах взаимоотношений отцов и детей. В картине у главного героя – взрослый сын. «Для нас было важным показать в картине динамику отношений Рика и его сына, их противостояние, — говорит Брендан. — Когда их борьба заходит уж слишком далеко, появляется мама, чтобы вылить на них ушат холодной воды. И с такой ситуацией, которая вполне возможна в любой семье, совсем нетрудно себя идентифицировать. Какими бы замечательными ни были спецэффекты, если тебе безразличны люди на экране и то, что с ними происходит, то ты наблюдаешь не более чем демонстрацию пиротехники».

У самого Фрейзера есть двое сыновей, они еще маленькие, но и с ними есть трудности. «Самая большая неприятность – это мои частые отъезды из дома на съемки, — говорит актер. — Но мои пацаны знают, как выглядит их папа. Правда, они еще не очень хорошо понимают, что он делает, почему и зачем. Кино для них пока мало интересно».

Брендана давно не видели в серьезных картинах. «Я, безусловно, заинтересован в ролях, которые могут уравновесить мои появления в блокбастерах, — говорит актер. — До сих пор мне более или менее удавалось сохранять этот баланс. Но не надо думать, что фильмы с большими бюджетами — плохой выбор для актера. Забудем о гонорарах, которые тоже важны, но большие бюджеты позволяют актерам, режиссерам, продюсерам сделать что-то новое, открывающее глаза на безграничные возможности кино. Что касается “маленьких” фильмов, то ты тоже никогда не знаешь, что произойдет с ними. Если чувствуешь, что материал интересный – прыгай на подножку вагона! Кто мог знать, что “Столкновение” станет лучшим фильмом года?! Когда мы снимали картину, то постоянно шутили, обыгрывая название фильма, которое по-английски может означать и катастрофу. Деньги были мизерные, проблемы огромные. Но сценарий был сильным, отсюда и игра актеров, и реакция зрителей. Так что нет вопроса – я буду сниматься в таких фильмах!»

Он много ездил по миру, жил в разных местах, но сам не знает, кто он больше, – канадец или американец, ведь у актера двойное гражданство: «Мы столько раз в моем детстве переезжали. Когда меня спрашивают, откуда я, я отвечаю: “Сколько у вас есть времени на мой ответ?” Кочевничество хорошо для души, но с возрастом появляется необходимость пустить корни. Но я еще не решил, где именно. Я люблю Канаду. И Штаты ко мне добры. Пожалуй, я посижу на границе-изгороди еще чуток».

Подготовила Лина Лисицына
по материалам «Ваш досуг» , «Русский Newsweek»

Поделиться.

Комментарии закрыты