Дэниел Рэдклифф: «Мастер и Маргарита» — мой любимый роман»

0

Вундеркинд-кудесник Гарри Поттер вырос – артист Дэниел Рэдклифф в свои 22 года предпринял решительную попытку расстаться с образом, сделавшим его всемирно знаменитым, заявить о себе как о самостоятельном киноактере. В фильме ужасов «Женщина в черном» Рэдклифф сыграл вдовца, который, потеряв жену, сражается с темными силами, понимая, что обречен.

— Мистер Рэдклифф, легко ли было вам сыграть молодого отца 4-летнего ребенка?

— Так уж получилось, что моего сына в этом фильме сыграл мой настоящий крестник, и это помогло мне быстрей вжиться в образ. Да и нет ничего такого в том, что 22-летний молодой человек имеет 4-летнего сына. В общем, мне очень понравилось играть молодого, заботливого отца!

— Вы действительно всеми силами пытаетесь теперь откреститься от Гарри Поттера? Но ведь именно этот герой сделал вас знаменитым, богатым, независимым.

— На самом деле грешно было бы мне повернуться спиной к Поттеру. Будет непросто сбросить с себя мантию-невидимку, этот процесс займет какое-то время, но надеюсь, что рано или поздно публика привыкнет ко мне как к актеру, а не как к одному персонажу.

— Ваш герой Артур Киппс удивительно бесстрашный парень, он не только не бежит от опасностей, а даже ищет их. Есть ли в вас самом отчаянность, бесстрашие? Подвержены ли вы каким-то фобиям?

— Прежде всего я бы хотел стать бесстрашным как актер, потому что актер и должен быть смелым и решительным в выборе ролей, в их трактовке. А что касается моего персонажа Артура, то он ведь не от природы отчаянный – просто, потеряв любимую жену, перестал бояться смерти и в душе даже немножко хочет умереть. Он уже перешел черту, ему все равно, будет он жить или нет. Он ищет загробную жизнь, видит призраков, делает все, чтобы встретить на этом или том свете душу погибшей жены. А что касается моих персональных фобий, то (улыбается) я боюсь и ненавижу тараканов.

— И все же, окажись вы в такой же ситуации, что и ваш герой, смогли бы вы не растеряться, пойти до конца навстречу опасности?

— Надеюсь, мне хватило бы смелости. Хотя мне далеко до многих своих экранных героев. У меня хватает недостатков, дурных привычек. Но знаете, я предпочитаю сам бороться со своими недостатками, а не выставлять их напоказ.

— В фильме ужасов не обошлось без душераздирающих сцен. Например, вы тонули в ночи в жутком, мерзком болоте. Интересно, за такие сцены вам доплачивают?

— Именно за это мне и платят, а не доплачивают. Как мы это сделали? Рабочие вырыли очень глубокую и широкую яму, которую наполнили коричневой жижей, вроде той, что можно видеть в детских ТВ-шоу, когда играют с грязью. Представляете, я два с половиной дня в этой жиже болтался, хотя было холодно и неприятно. Но мне и в голову не приходило капризничать, выражать недовольство.

— Это была самая сложная сцена?

— Да, особенно когда предстояло вытащить карету из болота, а она никак не давалась. Мы не вылезали из мерзкой, холодной жижи, рядом с камерами дежурили специально вызванные медики. Но, поверьте, были и смешные моменты, причем нередко смех раздавался на площадке в самый неподходящий момент, когда, например, снимались страшные сцены.

— Вы ведь играете не только в кино, но и на театральной сцене, при этом не имея актерского образования.

— Я начал сниматься ребенком, и мне не довелось получить обычное актерское образование, хотя, поверьте, у меня были очень хорошие учителя – режиссеры, партнеры. Прежде всего, в работе я доверяю своим инстинктам, интуиции, внутренним ощущениям. Пытаюсь как можно глубже погрузиться в тему, в образ, роль. И мне не нравится, когда говорят, что Станиславский или кто-то другой изобрел универсальную систему для актеров всего мира. Даже такой гений вряд ли сможет подсказать мне ответы на все мои вопросы, как правильно играть ту или иную роль.

— Вы действительно так интересуетесь русской классической литературой, как об этом пишут в пресс-релизах?

— Я настоящий любитель русской классической литературы. Прочитал «Преступление и наказание» в свои 14-15 лет, и это было большим потрясением. И я очень бы хотел сняться в какой-нибудь адаптации классического романа. Если бы я мог сам выбрать, конечно, взялся бы за «Мастера и Маргариту», потому что это мой самый-самый любимый роман. Все герои столь необычны и колоритны, а трагикомичный Кот Бегемот просто замечательный персонаж. Два года назад я уже приезжал в Петербург и Москву и, конечно, попросил отвезти меня на Патриаршие пруды, а также в «нехорошую квартиру». Помнится, я приехал в Москву летом, на свой 21-й день рождения, когда прочитал «Мастера и Маргариту» и просто сошел с ума от этой книги. Я принялся читать всего Булгакова, узнавать его биографию и понял, что должен приехать в Россию — не с презентацией фильма, не со спектаклем, а просто как обычный человек. Приехал и отлично провел целую неделю, съездил и в Санкт-Петербург, который произвел на меня огромное впечатление.

— Ваш Гарри Поттер лихо летает на метле. А известно ли вам, что в русских сказках есть персонаж Баба-Яга, которая тоже не прочь полетать?

— Баба-Яга? Баба-Яга… (Повторяет несколько раз.) Нет, не знал. Значит, это мой дальний русский «родственник»? (Смеется.)

— Правда, что вы согласились сыграть роль гея?

— Я действительно сыграю 19-летнего Алена Гинзбурга в триллере «Убивай своих любимых» режиссера и сценариста Джо Крокидаса, но мне кажется, что он немножко больше, чем просто гей-персонаж. Меня и в сценарии «Женщины в черном» зацепило то, что предстояло сыграть совсем не то, чего ожидаешь от стандарта фильма ужасов.

— У вас остается время на личную жизнь?

— Когда живу в Нью-Йорке, могу надеть куртку и «кенгурушку», и на меня никто не обратит внимания. Ну а когда езжу по миру и представляю фильм, то за каждым моим шагом следят поклонники и журналисты. Какая уж тут личная жизнь! Так что придется подождать, когда у меня снова появятся свободные вечера.

Михаил Садчиков,
«Фонтанка»

Поделиться.

Комментарии закрыты