Дэниэл Ву: «Новый Санни дерется гораздо жестче»

0

Уже три сезона он играет в сериале «В пустыне смерти»

«Я начинал с того, что смотрел фильмы о кунг-фу, потом всю жизнь этому учился, — рассказывает Дэниэл. — И вот теперь делаю крутые фильмы, благодаря которым, может быть, следующее поколение детей захочет научиться кунг-фу и потом тоже создаст что-то оригинальное на экране. Круг замкнулся!»

«Я просто “подсел” на боевые искусства»
Дэниэл Ву Инь-чо родился в Беркли 30 сентября 1974 года в семье выходцев из Шанхая. Отец был инженером, мать – профессором в колледже: Джордж Ву приехал в США из Китая в 1949 году, здесь встретил Диану, которая тогда была студенткой. У пары родились две дочери – Грета и Глория, потом сын Дэниэл. Сначала семья жила в Беркли, позднее перебралась в Оринд. Здесь мальчик ходил в школу, потом поступил в Орегонский университет, где изучал архитектуру.
Интерес к боевым искусствам у Дэниэла Ву проявился с детства: «Думаю, мне было лет семь, а может, и того меньше. По телевизору все время показывали фильмы про кунг-фу, и я их смотрел. Я рос в Калифорнии, и там был театр кунг-фу. Это было по выходным, и приходилось платить двойную плату. Смотрел их все время, каждое воскресенье, а потом ко мне приходил друг, и мы сражались в гостиной.
Однажды отец отвел меня в Чайна-таун на фильм “Храм Шаолиня”. Это был первый фильм с Джетом Ли. Ему тогда, по-моему, было 19 лет, а мне – семь. И я просто влюбился в то, что происходило на экране. А дед говорил: “Смотри! То, что ты видел раньше, – это подделка под кунг-фу, а вот это – настоящее кунг-фу!” Фильм запал мне в голову, и я захотел учиться кунг-фу. Но я был гиперактивный ребенок, и мама боялась, что я начну со всеми драться, поэтому она не хотела, чтобы я пошел учиться сразу».
Но когда Дэниэлу исполнилось 11 лет, его мама нашла учителя, который обучал шаолиньскому кунг-фу: «Он был из Пекина, настоящий мастер тай-чи, кунг-фу и китайской каллиграфии, а еще художник, юрист и доктор. Он познакомил меня со всей китайской культурой. Я хоть и китаец по национальности, но вырос в Америке и культуры своей не знал. А благодаря учителю я не только научился борьбе и боевым искусствам, но и очень многое узнал о своей родной стране. И с этого момента я просто “подсел” на боевые искусства».
Конечно, он продолжал и смотреть кино. В 17-18 лет начал участвовать в соревнованиях: «Я перешел на ушу, моим инструктором была победительница Национального чемпионата по ушу (тогда Джет Ли выиграл Национальный чемпионат мужчин, а она – среди женщин). Потом она вышла замуж за американца, переехала в Америку и стала преподавать. И вот я стал тренироваться у нее, участвовать в соревнованиях. Потом я поступил в университет и основал там первый клуб ушу. Там были тхэквондо и другие боевые искусства, но китайских не было. Я набрал 60-70 студентов, и потом они делали удивительные вещи – например, вошли в сборную США по ушу. Этот клуб существует до сих пор, и я им горжусь».

«Нам нужна свежая кровь»
После окончания университета Ву отправился в Гонконг, чтобы стать свидетелем возвращения Гонконга в Китай, но при этом не думал начинать кинокарьеру. Он потратил все свои деньги на путешествие. И тогда ему помогла сестра, которая подрабатывала в Гонконге моделью. Она и предложила ему дополнительный заработок. Четыре месяца спустя режиссёр Йонфан увидел Ву в рекламе на станции метро и предложил ему главную роль в своём новом фильме «Красавчик». Сначала Дэниэл отказался, будучи неуверенным в своей актерской игре. Но Йонфан не отпускал его. Он продолжал звонить ему и сказал, что он определенно справится, поэтому Ву согласился на роль, и вскоре последовали другие.
«Мне повезло, я многому научился в индустрии. Теперь настала пора вознаградить ее», — говорит Дэниэл. Нынче он не только снимается в кино, но и занялся продюсированием. Вместе с актером Стивеном Фангом Ву основал студию Diversion Pictures, у которой есть одна амбициозная цель — создать следующую звезду боевых искусств: «Фильмы о кунг-фу — это неотъемлемая и важная часть китайского кино. Но Джет Ли сейчас не дерется, а Джеки Чану много лет. У нас есть Донни Йен, но он не может быть во всех фильмах о кунг-фу. Нам нужна свежая кровь».
Сам Ву — один из самых популярных актеров Гонконга. Он снимается как в артхаусных проектах, так и в коммерческих блокбастерах. Получил награду за фильм «Новая полицейская история», где сыграл главного злодея. Помимо съемок в кино, Ву является официальным лицом нескольких компаний — Seiko и L’Oreal, изредка вспоминает о модельном прошлом и немного занимается музыкой.
В 2010 году Дэниел женился на актрисе, модели и виджее Лизе Селеснер. Их дочь Рэйвен родилась 2 июня 2013 года. Именно в то время Ву получил предложение сыграть в фильме по игре Warcraft — одной из самых популярных фэнтези-вселенных: «Один продюсер из Legendary Pictures, с которым я давно знаком, позвонил мне и спросил, не хочу ли я поработать в их новом проекте. А у меня тогда только-только родился ребёнок, и я планировал взять год отпуска. Я обещал жене, что проведу это время вместе с ней и ребёнком в Гонконге. И вот я ей говорю: “Дорогая, мне предлагают роль в кино”. Она: “Но ты же обещал!” Я: “Но это Warcraft”. Она: “О! Соглашайся!” Я знал, что она меня поймёт, так как сама играет в Warcraft.
Я же перестал играть лет десять назад. Потому что я легко подсаживаюсь. Раньше я играл до пяти утра, а в семь уже надо было идти на работу. Я почти не спал, и это стало сказываться на работе, поэтому я перестал играть. Но жену я подсадил на Warcraft, и она до сих пор играет каждый день».

«А на вершине всего – сумасшедший экшен»
Главным проектом Дэниэла в последние годы стал американский сериал «В пустыне смерти». Майк Шинода из Linkin Park сочинил заглавную тему. В сериале, помимо Ву, также можно увидеть Стивена Лэнга, Ника Фроста, Орлу Брейди, Мартона Чокаша, Сару Болджер, Эмили Бичем и других.
«В целом, это фильм о человеческих отношениях. Но это в общем смысле, а в более узком – о борьбе за власть, — говорит Ву. — Действие происходит в незнакомой Америке: мы не знаем, что произошло, но это больше не та Америка, к которой все привыкли. Этим миром – Пустыней смерти – правят пять баронов, и я работаю на Куинна, самого могущественного барона из всей пятерки. История начинается с внутреннего конфликта внутри нашей крепости Цитадели, которой правит Куинн.
Кроме того, есть еще внешний конфликт – борьба за власть в Пустыне смерти. Мы замечаем, что самый молодой барон, Вдова (она убила своего мужа, который был предыдущим бароном, и поэтому пришла к власти), хочет распространить свою идеологию – отличную от той, что была в Пустыне смерти до нее. Вот тут и начинается политическая борьба за власть. В целом, это многослойная история. А на вершине всего – сумасшедший экшен, боевые искусства. В Пустыне нет огнестрельного оружия, и чтобы выжить, у людей есть только кулаки и ноги – и больше ничего. Поэтому герои на высоком уровне владеют боевыми искусствами, и вы видите, как мы разрешаем конфликты с помощью такого насилия».
Его герой Санни – очень интересный персонаж. Любопытно, что в начале этого проекта Ву был только исполнительным продюсером и не думал о том, чтобы самому играть. А когда прочитал сценарий, то подумал: «Вау! Крутой персонаж!» «Можно сказать, это персонаж моей мечты. Почему? Не только из-за захватывающего драматизма. Просто он крутой, — признается Дэниэл. — Вначале он хладнокровный убийца. Он убил 404 человека, у него на спине татуировки, по одной за каждое убийство. Он главный убийца в армии клипперов (так называются воины баронов), то есть правая рука Куинна. Он контролирует всю армию, это как министр обороны при президенте. И он не только отличный лидер всех клипперов, но и сам прекрасный боец. Он никогда не проигрывает. В начале фильма можно видеть, что, убивая, Санни не испытывает сожалений и упреков совести.
Но дальше история продолжается, он встречает подростка М.К. и всех остальных героев, его отношения с тайной возлюбленной Вейл становятся для него опасными. Санни понимает, что мог бы жить по-другому. Я думаю, что когда он стал клиппером, это был правильный выбор, потому что иначе он бы стал рабом. Кем лучше быть – сильным воином или рабом? Я думаю, вариантов не было. Но когда он оказался на вершине своей группы, своего класса, то понял, что и это не лучший вариант. Можно найти выход. Из-за этого у Санни возникает серьезный жизненный конфликт. Но до того – он хладнокровный убийца с двойным кинжалом. Он отлично владеет своим кинжалом, кулаками и ногами».
Изначально создатели фильма хотели сделать драму о боевых искусствах, но, как уверен Дэниэл, у них получилось нечто гораздо большее: «Гораздо более сложное – в хорошем смысле. Это не просто фильм для поклонников боевых искусств. Он понравится всем поклонникам качественного телевидения, отличного сюжета и драмы. И тем, кто просто любит смотреть на боевые искусства, он тоже понравится. Здесь отличные персонажи, продуманный сюжет и классный фон. Фон немного похож на штат Луизиана, но это и не Луизиана. Есть намеки как на прошлое, так и на будущее, и все это смешалось в нечто единое, в один мир».

«Само место боя должно участвовать в бое»
Сейчас на экранах уже третий сезон сериала. По сюжету, появление сына заставило Санни более ответственно расставлять приоритеты. «Думаю, что это как минимум необычно, потому что мы привыкли видеть только сильные стороны Санни, но теперь появляется еще и отцовская забота, что порождает интересный парадокс. Все будет по-другому, это видно по одной из первой боевых сцен сезона, — говорит Дэниэл. — Новый Санни дерется гораздо жестче, потому что раньше отношение к врагу было таким: “Ты нападаешь на меня, окей”. Но сейчас все иначе: “Ты нападаешь на мою семью”. И сразу после очередного боя окровавленный Санни берет сына на руки и пытается успокоить его. Это действительно любопытное зрелище, потому что на фоне постоянно происходящего насилия проявляется эта забота. Он все время помнит о ребенке и пытается его защитить.
Так что сейчас он вынужден справляться с несколькими задачами одновременно, а это сложно, поэтому открывает в Санни новые качества. К тому же общая неблагополучная обстановка Пустыни смерти никуда не делась. Стоит учитывать еще и это. Можно ли избавиться от своего прошлого и его последствий? Когда у Санни появился сын, ставки повысились».
При этом в сериале остаются чуть ли не лучшие сцены драк на современном телевидении. Как признается Дэниэл, секрет в том, что создатели проекта тщательно продумывают использование разных локаций и видов оружия: «Мы часто меняем боевые стили, чтобы не застревать в каком-то одном надолго: это работа с тросами, иногда с мечами, а когда-то и джиу-джитсу. Также мы тщательно выбираем окружающую среду: важно, чтобы ее можно было использовать как оружие, а не только как фон. Само место боя должно участвовать в бое.
Наша команда из Гонконга, и все эти парни обладают опытом съемок фильмов девяностых. Они реально круты в своем деле, что особенно важно для телевидения, где нужно работать в очень высоком темпе. На самом деле, у нас даже толком нет времени на размышления. Альфред Гоф (сценарист сериала) называет это “делать джаз”: все сообща просто изучают локацию, делятся идеями, а затем мы начинаем снимать драку. Может, у кого-то из съемочной группы она и выстроена в голове, но нам, людям, играющим ее, иногда приходится только удивляться.
Думаю, у актеров, которые не имеют опыта в боевых искусствах, подобный подход вызовет определенные трудности, но лично мне это нравится. Если одну и ту же сцену отрепетировать сто раз, она станет плоской и ненатуральной. То же самое и с боевой хореографией: когда схватка чрезмерно отработана, она выглядит фальшиво. Поэтому некоторая импровизация, как в нашем случае, идет сцене на пользу. Это проявляется в языке тела, и бои становятся более реалистичными и захватывающими».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Kungfu-project.ru, Intothebadlands.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты