Денис Рожков: «Мечтаю сыграть Дон Кихота»

0

После десяти лет отсутствия ролей на него вдруг обрушилась слава – артиста теперь вовсю приглашают и в антрепризные постановки, и на съемочные площадки.

«Милицейская работа далека от романтики»

Денис Рожков родился 3 июля 1976 года в Москве. Детство его прошло в шестиметровой комнате, где находилась кровать, письменный стол, шкаф. Не вставая, можно было до всего дотянуться. «Мне хватало, но маме вряд ли было комфортно, — рассказывает Денис. — Так получилось, что мы с ней все жилье профукали. В 1990-е годы ее родители, дед с бабушкой, продали двухкомнатную квартиру в Москве и переехали в Оренбург. Квартиру другой бабушки экспроприировал мой отец, который ушел от нас, когда я был совсем маленьким. Он не посчитал нужным поделиться с нами — в принципе, его дело. Не испытываю к этому человеку никаких чувств. Мы не общаемся, и надеюсь, он этого никогда не захочет. Не скажу, что его отсутствие как-то на меня повлияло — в лучшую сторону или в худшую. Есть данность — и все, точка!»

В первом и во втором классах Денис очень хотел стать милиционером. Смотрел и «Место встречи изменить нельзя», и «Следствие ведут знатоки» — любил всю милицейскую классику. «Мой дед одно время работал участковым инспектором в городе Слюдянка Иркутской области, — вспоминает Рожков. — Я у него нашел книгу “Уголовно­процессуальные акты”. В ней описано, как правильно составлять протоколы, вести дознание и обыски. Я купил в магазине папку “Дело”, и не лень мне было, составил расследование ограбления со всеми протоколами и прочими документами. Но во взрослой жизни, играя милиционеров в кино, я понял, что эта работа далека от романтики. Она тяжела, в том числе и в психологическом плане. Я знаю, что у меня нет к ней призвания».

А вот артистом быть он в детстве не мечтал: в актерскую студию, где все, собственно, и началось, вообще не собирался ходить. «Помню, мы от школы выступали с литературной композицией по стихам Николая Гумилева, — говорит Денис. — Ко мне подошла руководитель студии и сказала: “Приходи”. Я посмотрел на репетицию, мне понравилось. А потом у меня даже вопросов не возникало, кем стать. С восьмого класса я был уверен, что буду поступать в театральный».

Правда, получилось не сразу. В первый год дошел до третьего тура в ГИТИСе. Потом занимался на подготовительных курсах в Школе-студии МХАТ, и на итоговом показе присутствовал Олег Табаков. После этого Денис, как водится, пошел поступать во все театральные вузы подряд, и после одного испытания в ГИТИСе мастер будущего курса Павел Хомский сказал, что точно берет Рожкова к себе в студенты. «Я отнес ему документы и успокоился, — вспоминает Денис. — А через два дня был тур у Табакова, на который я, естественно, не пошел. На следующий день Табаков просит подъехать: “Почему не явились ко мне на третий тур? Подумайте хорошо, у кого хотите учиться”. Раздумывать я не стал, ведь попасть к Табакову было моей давней мечтой».

Был и грузчиком, и страховым агентом

Свою будущую жену Ирину Денис встретил, когда работал уже в Театре на Перовской. «Днем был прогон новой постановки по чукотской сказке, в которой я играл уж и не вспомню кого, — рассказывает артист. — У Иры был первый рабочий день, и я оказался у нее на гриме. Начал вокруг нее увиваться. На счастье, она ответила мне взаимностью, уже через полгода сыграли свадьбу. Мы собирались по-тихому сходить в ЗАГС и расписаться. Думаю, Ире все же хотелось торжества, фаты и цветов, но из скромности она смолчала. На праздновании настояли ее родители: “Что мы, хуже людей, что ли?” Мы потом посчитали, во что свадьба обошлась, и чуть не прослезились: лучше бы на эти деньги купили что-нибудь дельное или за границу съездили отдохнуть».

В те годы карьера Дениса не ладилась. На десять лет он оказался никому не нужен и, как ни бился, нормальных ролей не получал: «Знаете, как унизительно бегать по киностудиям, стучаться в двери и спрашивать: “А актеры вам случайно не нужны? Нет? Ну извините”. Пришлось и такое пережить. Как-то в порыве отчаяния решил за помощью к Табакову обратиться. По номеру телефона, который удалось найти, все время отвечала, видимо, его помощница. Я спрашивал: “Можно ли встретиться с Олегом Павловичем? Это его бывший ученик”. — “Его нет, я передам”. Звоню снова — “Он сейчас занят”. Так и не допустили к нему: зачем тратить драгоценное время мастера даром?»

На плаву Дениса удерживал театр. Он играл в Русском реалистическом театре-студии, в «Дебют-центре» при Центральном доме актера. Заработки были копеечными, но Рожков продолжал работать и верить, что ему повезет. Когда же у них с Ирой родился сын Ваня, артисту пришлось себя ломать и зарабатывать деньги, где только возможно: «Подался в страховые агенты, но, видимо, с аферистами связался — мне так ничего и не заплатили. Поработал даже в пекарне. Одну ночь. Устроился грузчиком, думал: “А что? Зато днем по кастингам успею побегать”. В мою задачу входило запихивать в печи поддоны с батонами, а потом вынимать. Но не получилось: я жару вообще не выношу, а там в помещении было градусов 60-70. Час отработал — халат рабочий хоть выжимай от пота, сердце из груди выпрыгивает. А под утро совсем паршиво стало: еле живой добрался до дома. Говорю жене: “Нет, это не для меня”. Она не настаивала, не гнала работать абы куда, не попрекала отсутствием денег».

«Я любовался собой, не понимая, как ужасно выгляжу»

Как-то Денису все же повезло попасть в сериал «Безмолвный свидетель», он сыграл главную роль в одной из серий. После этого режиссер ленты Гузель Киреева сказала артисту: «Знаешь, ты подойдешь на роль в проекте, который мы запускаем». Через месяц Рожков пришел на пробы, и его утвердили в сериал «Глухарь». «Этот фильм изменил мою жизнь в одночасье, — рассказывает Денис. — После первых же серий меня стали узнавать на улице, подходить за автографом, показывать пальцем: “О! Антошин!” Поклонники появились. Не стану лукавить: все это мне очень нравилось. Сижу, скажем, пью утром чай, включаю компьютер, набиваю в поисковике “Денис Рожков” и млею: фотографий уйма, статьи хвалебные. А если натыкался на негативные высказывания, думал об их авторах: “Дураки! Что они понимают?”

Однажды мы с женой Ириной приехали к друзьям в гости, сидим разговариваем, все вроде бы отлично. Наутро вспоминаю прошедший вечер — и меня вдруг будто громом поразило: “Я же все время говорил про себя любимого! Вот она, звездная болезнь”. Так стыдно стало, кошмар! Про что бы ни заговорили, переводил тему на себя: “А вот со мной был случай… А я… А мне…” Эта болезнь настигает незаметно: поначалу не отдаешь себе отчета в том, что все мысли заняты собственной персоной. Кажется, мир крутится вокруг тебя: я пуп земли и вообще молодец! Мало того, так еще и про остальных начинаешь думать с легким презрением. Я любовался собой, не понимая, как ужасно выгляжу. С тех пор научился сдерживать себя, когда в очередной раз тянуло сказать: “А я…” Начал внимательнее относиться к другим, а над собой — иронизировать. Спасибо друзьям, помогли вылечиться. При встречах поддевают: “Ой-ей-ей! Неужели сам Рожков идет?! Не может быть! Такая звезда, а мы люди простые”».

После «Глухаря» Дениса пригласили на главную роль в другой сериал – «Чужой район». В обеих лентах его герои – милиционеры, теперь полицейские. Хотя Рожков относится к этому по-другому: «Знаете, никогда, ни разу в жизни не играл милиционера. Я играю человека. Да, у него есть погоны. И, конечно, это о чем-то говорит, какой-то отпечаток откладывает на его образ жизни, но это не основная характеризующая его черта. Я в принципе не хочу играть профессию. Я людей играю – мне интересны характеры, ситуации, в которые попадают мои герои, и как психологически выходят из них».

Нынче при том негативном отношении, которое многие испытывают к людям в погонах, милицейские сериалы пользуются фантастической всенародной любовью. «Может быть, люди хотят сказки? – размышляет Денис. — Думаю, полицейские сериалы отношения к жизни не имеют. В сериале “Чужой район” я сыграл капитана полиции Андрея Фролова, человека, который не берет взятки, не бьет людей на допросах, словом, не такой как все. И в общем я никак не соотношу своего героя с реальностью вокруг. Мне совершенно фиолетово, усмотрят в этом неправду или наоборот скажут: да, так оно и есть! Вся эта правдивость утомила, от нее просто тошнит. Пусть лучше это будет хорошая сказка. Советский же кинематограф совсем не правдивый был, ну ни капельки. Но смотреть – одно удовольствие. В том же “Чужом районе” не было политической смысловой подоплеки. И это не было госзаказом, о чем писали многие, – вот, мол, надо было показать эдакого хорошего полицейского. Было желание сделать кино с положительным зарядом. Потому что сейчас как ни включишь телевизор – и на тебя, как из самосвала, вываливается куча мусора – злости, ожесточенности. Сколько же можно?»

«Актер обязательно должен играть в театре»

У Рожкова сейчас много творческих планов, но он признается, что больше всего мечтает о роли Дон Кихота: «Понимаю, что это не может произойти скоро — в силу возраста. Но мне очень близок этот острейший, полный драматизма интересный человеческий характер. Роман Сервантеса, который я прочел внимательно от начала до конца, – бездонный материал. А вот Гамлета я не хотел бы сыграть. Мне мотивы его сомнений не очень понятны. Может быть, я еще не дорос?»

Рожков не забывает о театре, для него важна работа и там, и в кино – он везде чувствует себя органично. «Думаю, актер обязательно должен играть в театре, это держит его в форме, — заявляет Денис. — И я очень рад, что помимо антрепризных спектаклей (а они бывают разного качества: с некоторыми просто хочется расстаться и забыть, что когда-то в них участвовал) я еще являюсь актером труппы Старого театра, которым руководит талантливый режиссер Карен Мовсесян. Он делает много хороших спектаклей, которые идут на разных площадках Москвы. Думаю, если бы театра в моей жизни не было, мне было бы сложнее, а может быть, и невозможно создавать полнокровные образы в тех же сериалах».

Как-то актер согласился на мизерную роль бомжа в спектакле «Опасные мальчики», где задействованы его друзья – коллеги по сериалу «Глухарь» Влад Котлярский, Александр Бобров, Владимир Фекленко. «С этим вышел настоящий прикол, — рассказывает Рожков. — Я снимался в Питере. И решил после съемок сходить к ребятам на спектакль. Пришел ко второму акту. И Володька Фекленко предложил устроить сюрприз для Боброва, который играл главную роль, – чтобы я вышел в конце действия на пять секунд в образе ожившего бомжа — эту роль у них играет монтировщик спектакля. Когда Сашка увидел, как я выхожу из шкафа, его чуть удар не хватил. Но он и виду не подал! А дружба наша, конечно, сохраняется. И если возникает проект, где можно поучаствовать вместе, это приятно. Но при этом я не зацикливаюсь на каких-то прежних связях, наработках – я очень люблю движение, чтобы всегда были новые истории и новые проекты».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Невское время», «Теленеделя», «Граница»

Поделиться.

Комментарии закрыты