Дмитрий Дюжев: «Кричал и свистел вместе со всеми»

0

Казалось бы, где Дюжев, а где — Олимпиада. Тем не менее, точки соприкосновения нашлись. Во-первых, Дмитрий снял новеллу о фигуристах для фильма «Чемпионы». Во-вторых, вместе с именитыми коллегами сыграл в ролике, показанном на церемонии открытия Игр. Ну и, наконец, болел на трибунах во время соревнований.

— Приобщились, Дмитрий?

— Очень точное слово! Почувствовал сопричастность. Когда был маленьким, мечтал воочию увидеть домашнюю Олимпиаду. Но в 80-м мне исполнилось лишь два года, и московские Игры я смотрел по телевизору вместе с родителями.

— Зато мимо Сочи уже не проехали, снялись в клипе, показанном на открытии. Билетик на соревнования в качестве гонорара не попросили?

— Даже мыслей подобных не возникало. Зачем? У меня был крошечный эпизод, я сыграл монтажника и снимался абсолютно бесплатно, о деньгах речь не шла. Счастье, что позвали, дали возможность прикоснуться к Играм. Что касается поездки, к февралю почти смирился, что не попаду в Сочи, решил: опять буду болеть у телеэкрана. У меня сейчас очень плотный график репетиций, спектаклей. А потом смотрел с женой церемонию открытия и сказал: «Танечка, а может, все-таки махнем? Не простим себе, если пропустим». Словом, умолил работодателей не назначать ничего на два ближайших вечера, высвободил окошко в рабочем расписании, выбрал подходящий рейс «Аэрофлота», сел с женой в самолет и — вперед. Уже в Сочи немного постоял в очереди в кассы и в общем порядке приобрел билеты на соревнования следующего игрового дня.

— И никаких приглашений в ложу для почетных гостей?

— Я в состоянии самостоятельно оплатить собственные расходы. Кстати, встречал в Сочи людей, которые рассказывали, что потратили на поездку последнюю заначку. Это очень по-русски! Зато есть что вспомнить.

— И вам?

— Ну конечно. Впечатления самые яркие. Сначала мы поднялись в Красную Поляну. Меня узнали, стали просить автографы, фотографироваться на память. Все веселые, на позитиве. И ведь не откажешь: люди приехали из разных концов страны! Спасибо ребятам из информационного центра: выручили. Подхватили нас с Таней и отвезли к трамплинам, помогли добраться до трибун. А вечером мы ходили во дворец «Айсберг» на произвольную программу спортивных пар, где российские фигуристы завоевали «золото» и «серебро». Кричал, свистел вместе со всеми. Не думал, что способен столь бурно выражать эмоции, сам себе удивлялся! Еще понравилось, что в народе не было злорадства Конечно, люди болели за своих, но и чужих поддерживали.

— Вас, Дмитрий, теперь, наверное, можно назвать специалистом по фигурному катанию?

— После Сочи?

— И альманаха «Чемпионы».

— Продюсер Георгий Малков сначала предложил снять другую новеллу, но ее драматургия показалась мне слабенькой, а история про Бережную и Сихарулидзе зацепила.

— Но это ведь не документальная картина?

— Художественный фильм. На роли главных героев я пригласил Татьяну Арнтгольц и Константина Крюкова. Хотелось кинематографическим языком рассказать, какую цену порой приходится платить людям за спортивные победы. Не все помнят, но в 1996 году Елена получила тяжелейшую травму на тренировке: партнер случайно пробил ей коньком височную кость. Узнав о трагедии, Антон, который давно был влюблен в Лену и добивался ее расположения, бросил все и приехал, чтобы находиться рядом. Понадобились две нейрохирургические операции, Елена заново училась говорить, писать, читать, ходить.

Бережная боялась возвращаться в спорт, в первый раз Антон заманил ее на каток хитростью, уговорил попробовать. Ему было важно доказать всему миру, что вдвоем они сумеют победить обстоятельства и поднимутся на вершину. В итоге Бережная и Сихарулидзе выиграли Олимпиаду. Казалось бы, триумф. Елена и Антон завоевали золотые медали и… потеряли любовь. Бережная признавалась, что не стремилась непременно стать чемпионкой, этого жаждал Сихарулидзе. И добился своего, пожертвовав отношениями с любимой. Елена перестала быть для него смыслом, целью жизни. За победу пришлось дорого заплатить. Об этом я и снимал новеллу — не о спорте вообще, а о человеческой драме.

— Но кита погладили?

— Да, у фигуристов принято после паузы в тренировках перед первым выходом на лед проводить по нему рукой. На удачу. Это и называется: погладить кита. Я тоже не стал нарушать традицию.

— А про историю с Плющенко вы что думаете?

— Там много всякого наворочено. Я не столь глубоко погружен в тему, не возьму на себя смелость давать оценку поступку Евгения. Понятно, что он живая легенда, выдающийся спортсмен, участник четырех Олимпиад, на каждой из которых поднимался на пьедестал. С другой стороны, на примере Плющенко мы видим, что от любви до ненависти — лишь шаг. Как ни крути, у любой медали — даже олимпийской — есть обратная сторона. Зрительская любовь — штука очень непостоянная.

Я и на собственной шкуре испытал это в полной мере. Помню, какая буря поднялась, когда осенью 2011 года невольно оказался участником дорожно-транспортного происшествия. Не хочу ворошить ту историю, скажу лишь, что оправдываться мне не в чем и не за что. Тем не менее, когда информация о ДТП попала в прессу, Интернет взорвался! Негативная волна попросту съедала меня. Я начал бояться выходить в народ с очередной премьерой, поскольку не знал, как инцидент на дороге, эпизод из личной жизни, отразится на отношении людей к моим работам в кино и на сцене.

— В последние годы вы стали меньше сниматься.

— Сознательно отказываюсь от многих предложений. Не хочу повторяться, копировать однажды сыгранные роли. Жду. Новых красок, ярких героев. Параллельно пробую себя в кинорежиссуре. Еще вот с удовольствием вышел на сцену в премьерном спектакле Московского Губернского театра «Нашла коса на камень». Мы давно дружим с Сергеем Безруковым, и, конечно, я не мог отказать, когда он позвал в свою дебютную режиссерскую работу.

Андрей Ванденко,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты