Дмитрий Лаленков: «Самая тяжелая работа – быть “хорошим парнем”»

0

Хороших украинских актеров много. Известных — единицы. Дмитрию Лаленкову повезло — его смело можно отнести как к первым, так и ко вторым. С помощью странноватого героя из сериала «Леся + Рома» он стал популярным, а не так давно даже сыграл в Голливуде.

«Однажды я заснул на сцене»

Дмитрий Лаленков родился 4 мая 1966 года в городе Стаханов Луганской области. Он учился сначала в обычной общеобразовательной школе, затем в спортивной школе-интернате, но спортсменом так и не стал. Все потому, что его дедушка и отец – дирижеры, которые мечтали, чтобы Дмитрий получил музыкальное образование. Целый год он отучился в музыкальном училище в Сумах по классу вокала. Затем он отслужил в армии, а вернувшись, неожиданно поступил в Киевский государственный институт театрального искусства имени И. Карпенко-Карого. Большую роль в этом сыграла знаменитая Ада Роговцева. «Она и ее муж Кость Степанков помогали мне готовиться к поступлению. У меня был не один монолог прозаический, а пять, не одно стихотворение, как нужно, а 70, не одна басня, а 25. И я это не просто выучил, это было сделано. Потом оказалось, что репертуар должен быть украинским, пришлось все начинать заново. Самое главное, что она мне показала, какая это титаническая работа — артист. Она мне говорила: “Если ты чувствуешь, что не потянешь, что тебе сложно, вали сразу, не надо этим заниматься”. Я сразу имел возможность понять, нужно мне это или нет».

Институт Лаленков успешно окончил, после чего целых 14 лет он был актером Академического национального театра русской драмы имени Леси Украинки, пять раз получал награду за лучшую мужскую роль в театральном конкурсе «Пектораль». Порой на сцене с Дмитрием случались разные забавные истории: «Например, однажды я заснул на сцене. Это был спектакль “Благодарю”, в котором играли Ада Николаевна Роговцева, Влад Заднепровский и я. Сюжет таков. В провинциальный театр к периферийной старушке приехали две столичные звезды помочь ей сыграть бенефис. Действие происходит в пустом ночном зале. В какой-то момент я должен был повеситься. Затем прибегали Влад и Ада, меня снимали, Роговцева произносила душещипательный монолог, уходила на авансцену, возвращалась и произносила монолог, снова шла на авансцену и возвращалась назад. А меня нет. Она говорила: “Что же делать, он жив?” И они с Владом начинали играть какую-то историю, которая меняла их поведение.

А я тогда как раз снимался в кино и при этом еще играл 28 спектаклей в месяц. И потому, когда меня “сняли” и очень уютно уложили в черном фраке, я заснул. Ко мне подходят, слегка пинают носком туфли, я открываю глаза и вижу, что надо мной стоят Ада Николаевна и Заднепровский. Роговцева тихонько говорит: “Лалик (так меня с детства называют), ну и что нам теперь делать?” А я умный спросонок, говорю: “Не знаю”. Она рассмеялась и ушла на авансцену. На мне выключили свет, и я уполз со сцены. Но зритель и так мало что понимал в сюжете, так что никто ничего и не заметил».

С Театром русской драмы Дмитрию в итоге пришлось расстаться: «Все, кто выделялся какими-то особенностями, ушли из театра, были уволены или выжиты. Есть разница между домом, который я построил, и которым я по праву владею. Также и театром, который принадлежит государству, а не высоким политическим чинам, которые его опекают».

Обычно актеры привязываются к тому театру, в котором началась их актерская карьера, считая его свои вторым домом. «У меня там родился и вырос старший сын, мы жили в этом театре, — говорит Лаленков. — Но это все романтика, которая не имеет отношения к последующей жизни. Я расстался с русской драмой очень легко. Это не те вещи, от которых нужно умирать. Почему за театр борются десятки актеров? Потому что им больше нигде не будет места. Это вопросы таланта и подготовки».

Сейчас приоритетом для Лаленкова является кино, а не театр: «Последний для меня всегда был величайшим из искусств, но театр создается не одним человеком, не двумя, не десятью – коллективом. Сейчас я не вижу коллектива, который может увлечь меня своей невероятной идеей. Коллектив – это отношения. Говорят: бойтесь обществ злых и мерзких – они обязательно вас затянут. Смешны те, кто не понимает, находясь в этом обществе, что они уподобляются ему. Поэтому сейчас я избегаю коллективов. Я человек независтливый и независимый. Мне нравятся люди такие же. Пусть тебе не помогают – лишь бы не ставили палки в колеса. Сейчас очень сложно просто зайти в театр и сказать: братцы, я вас так люблю, мне так хорошо с вами. Я не вижу такого коллектива. Антреприза, кино, телевидение – на другом уровне, это случайно встретившееся люди, у них нет общего жизненного пути. Просто увиделись, порадовались друг за друга. Это гораздо ценнее. Самая тяжелая работа – “хороший парень”. С пословицей “Хороший парень – не профессия” я не согласен. Сложнее всего на свете быть хорошим человеком. Я хочу находиться среди хороших людей: девушек, мальчишек, бабушек, взрослых дядь… Они очень много трудятся для того, чтобы быть такими, и я хочу быть среди них. А в театре нет такой ауры».

«Рома живет своей жизнью»

Этим летом получил завершение сериал «Леся + Рома», в котором долгое время снимался Дмитрий Лаленков; последняя серия фильма была снята в полном метре. Самому актеру эта комедия вовсе не надоела: «Я бы с удовольствием снимался и дальше – мне нравятся и Леся, и Рома. Но раз уж мы закончили общение с ними – пусть у них все будет хорошо. Мы разговаривали с моей партнершей Ирмой Витовской (мы сейчас часто видимся), и я заметил, что у меня нет никаких ассоциаций с ней как с Лесей. Надеюсь, что она тоже не воспринимает меня как Рому. Это удачный проект, слава Богу, что он был в моей жизни. Теперь меня ждет другая работа, но эти ребята пусть живут своей жизнью. Они сейчас где-то ссорятся, радуются, ездят в поездки, общаются с людьми».

Некоторое время назад Лаленков получил предложения сняться в новой голливудской картине с Джеймсом Белуши. Продюсеры увидели Дмитрия в фильмах «Шум ветра» Сергея Маслобойщикова и «Каин» Владимира Дяченко. Эти ленты были успешно показаны за рубежом, получили ряд наград на кинофестивалях. Кроме того, когда-то Лаленков пел во французском мюзикле, так что на Западе его имя уже знали.

В голливудском фильме Дмитрий сыграл писателя. Он остался в восторге от съемок и встреч с Белуши. Вместе в кадре им работать не доводилось, но пообщаться с известным артистом Лаленкову все же удалось. Он рассказал Джеймсу, что сам родом из Украины, из Донбасса — района, где нужно действительно чего-то добиться, чтобы тебя уважали. Белуши самому пришлось многое пережить в жизни. Это мы знаем Джеймса по «Красной жаре», где он сыграл на пару со Шварценеггером, по «К-9», где у него в напарниках была полицейская овчарка, по десяткам других фильмов. Но для американцев Джеймс всегда останется Белуши №2, потому что у него был старший брат Джон, знаменитый по фильмам «Братья Блюз» и «Самурай». Он был безумно популярен, но умер в расцвете лет от передозировки наркотиков. Джеймс рос хулиганом, да и актером он стал, чтобы доказать старшему брату, что тоже чего-то стоит в этой жизни.

Лаленкову было легко общаться с голливудской звездой: при всей своей славе Белуши остается довольно непритязательной особой. Да и работать было очень интересно: съемочная группа действовала как хорошо отлаженная машина, где каждый знает свое место, а для актеров созданы просто прекрасные условия. И все же Дмитрий не хвастается своим участием в голливудских съемках: «Если бы это был какой-то победительный сюжет и я понимал, что сотворил нечто невероятное, говорил бы о роли много и пространно. На самом деле это обыкновенное американское кино, которое пройдет на экранах, заработает денег, но останется незамеченным. Не Спилберг, одним словом. Снимаюсь еще у россиян, потому, что наши по поводу кино ничего почти не предлагают». Многие украинские режиссеры до сих пор видят в Лаленкове только простачка Рому из сериала. «Мне действительно частенько предлагают сыграть его в разных картинах, — говорит актер. — Но я сразу отказываюсь от подобных предложений, потому что не хочу участвовать в дальнейшей судьбе Ромы — он достаточно пожил. Пусть это нескромно звучит, но Рома уже и так стал неким классическим персонажем».

«Я – лось, который тащит за собой все стадо»

Когда-то по заказу Франции Лаленков написал сценарий фильма. Но если бы вновь пришлось выступить в качестве сценариста и была бы возможность создать образ для себя, Дмитрий ничего не смог бы написать: «Я ничего о себе не знаю. Такая странная штука – я очень внимательно наблюдаю за окружающим миром и делаю много выводов, часто глубоких и, наверное, полезных, а вот заглянуть в себя очень сложно. Я не знаю правды о себе, не знаю, какой я. Хочется, конечно, видеть себя лучше, добрее, светлее, мудрее. Но что я представляю из себя на самом деле, понятия не имею. Я написал сценарий, французы снимали по нему кино и уговорили меня играть главную роль, а я писал не о себе, они говорят: “Это ты”. Я был уверен, что это не я. Таким не стал, даже сыграв эту роль. Это история о какой-то мечте моей. А французы твердят, что я – абсолютное воплощение образа».

Лаленков не любит видеть себя на экране: «Я не свой поклонник. В первый раз я вообще не могу на себя смотреть в фильме: все не нравится. Единственный раз, когда я смотрел фильм и понимал, что к этому я не имею никакого отношения, там только талант режиссера, — “Шум ветра” Сергея Маслобойщикова. Это был фильм, который я досмотрел до конца».

Сейчас все мечты Лаленкова связаны с его сыновьями. Он был женат на актрисе Елене Стефанской. Она долгое время многим жертвовала ради семьи, но потом и ее карьера стала очень успешно развиваться. Недавно Дмитрий расстался с супругой: «Это тяжелая тема, но она не связана с изменами. В нашем случае это результат моей глупости и ошибок. Считаю виновным только себя».

Лаленков надеется, что его дети сумеют пробиться в жизни: «Старший сын Никита сейчас учится на кинорежиссуре – к моей большой радости, он не пошел в актерскую профессию. Он красивый парень, умный, интеллигентный. Может, я тоже таким когда-то был, но не помню. А Илья – растущий, светлый человечек, необыкновенно кипучий, энергичный. Все, что могу, делаю для них. Бегу впереди стада. Я – лось, который тащит за собой все стадо: детей, родителей, женщин, которые от меня зависят, бабушек, сестер. Это и есть кризис среднего возраста. Только теперь понял, в чем он заключается: когда вся семья, все твои – остаются за спиной, а ты должен их кормить, обеспечивать, лелеять, любить. О чем мне мечтать… Дай Бог, чтобы кочек не было под ногами. Конечно, мне хочется проводить с детьми больше времени. Но в таком случае я лишу их многого другого, необходимого для них. Тогда у них не будет красивой одежды, игрушек для младшего, компьютера для старшего. Это жизнь, которая мелет нас, крутит и вертит».

Недавно Дмитрий Лаленков принял участие в проекте «Танцую для тебя» канала «1+1». С танцами до этой программы сталкиваться ему не приходилось: «Естественно, в спектаклях были танцевальные номера, но для драматических актеров танец ставится на уровне образа, общетеоретического понимания движения – он всегда был исходным от драматургии. Здесь – совсем другое дело: и драматургия, и суть происходящего, и движение – все вместе. Танцы на проекте давались мне гораздо сложнее. Я в этом ничего не понимаю, поэтому выкладывался, как мог, без знания того, как правильнее, как мудрее и как лучше».

Лаленков работает сутками напролет, практически без отдыха. Трудно ли жить в таком бешеном ритме? «Тяжело, когда ты работаешь ради работы, а я работаю ради своих детей, их будущего, — говорит актер. — У меня нет ни другого способа мышления, ни способа существования. Я занимаюсь своей профессией. При этом она еще и приносит деньги, поэтому у меня, может быть, и силы больше, чем у кого бы то ни было. Пока Боженька разрешает мне это делать и дает силы, я буду работать».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Новая», «Панорама»

Поделиться.

Комментарии закрыты